sharon stoun 40Сегодня Шэрон Стоун говорит, что 40 лет – лучший возраст для женщины. Что это: лукавое кокетство или вполне продуманное и взвешенное мнение женщины, которая в этом году совершила очередной зигзаг в своей головокружительной карьере и в личной жизни? В последнее время взгляды самой эффектной и знаменитой звезды Голливуда претерпели значительные изменения. Причин тому много. Во-первых, как, наверное, знает весь мир, Шэрон Стоун вышла замуж. Во-вторых, переключилась на роли, которые обычно достаются Джоди Фостер или Сюзан Сэрэндон. В выпущенном год назад фантастическом триллере «Сфера» Стоун играла женщину-ученого Бет Гальперин, отправляющуюся в подводную экспедицию навстречу неведомому. В появившемся этой осенью фильме «Великан» она исполнила роль матери-одиночки, ухаживающей за неизлечимо больным сыном. А в фильме «Глория», (планируется к выпуску в начале 1999 года) Стоун играет стареющую шлюху, которая рискует жизнью, спасая мальчика, случайно оказавшегося в центре гангстерских разборок.

Про «Глорию» с самого начала ходили противоречивые слухи. Поговаривали, что Стоун рассорилась с режиссером Скоттом Кэлвертом, потому что видела героиню более утонченной и привлекательной, нежели представлял ее себе постановщик. В прессе об этом сообщалось очень скупо, со ссылкой на «анонимные источники»; достоверно же известно только одно: вскоре после начала съемок Кэлверта заменили на 74-летнего ветерана Сидни Люмета, способного вытянуть любой провальный проект и придать ему хотя бы видимость профессионально сделанной продукции. Поначалу планировалось, что «Глория» выйдет осенью 1998 года, но потом выпуск фильма перенесли на 1999 год. «Я не знаю, почему так получилось, – уклончиво отвечает Стоун, когда ее спрашивают о переносе. – Это студийные дела». Отказывается она рассказывать и о проблемах, которые возникали у нее при работе с Кэлвертом. «Насколько я помню, никаких конфликтов у нас не было, – мило улыбаясь, говорит она. – Просто мы по-разному видели персонаж». Если верить Стоун, проблем не было и при работе с Сидни Люметом.

«У него очень необычный подход к работе, – поясняет она. – Один дубль – и до свидания: он ведь начинал на телевидении… На съемках был настоящий рок-н-ролл. Каждую сцену Сидни сначала долго обсуждает и репетирует, а потом быстро снимает. Ты чувствуешь себя как в театре. Пути назад нет. С одной стороны, это дискомфортно, но с другой – очень зажигательно». Впрочем, Стоун не упускает возможности уколоть режиссера-ветерана. «На мой взгляд, его метод не самый лучший, – говорит она. – Одно дело, когда постановщик имеет дело со взрослыми актерами, и совсем другое, когда ему приходится работать с 6-летним мальчишкой, который был моим партнером в этом фильме. Я видела, что малышу порой совершенно не хотелось играть перед камерой. Ему хотелось повозиться со своими игрушками. А иногда ему просто нужно было пойти отдохнуть, поесть, поспать. Ему же всего 6 лет! Так что у нас на съемочной площадке было много перерывов». Люмету – 74 года. И если сложить его возраст с возрастом мальчика-актера, а затем разделить сумму на два, то частное укажет, сколько лет Стоун…

Когда Шэрон говорят, об этой магии цифр, она с улыбкой замечает, что 40 лет – это замечательный возраст. «Сейчас, по-моему, наступило самое лучшее время в моей жизни, – уверяет она. – Мне очень долго казалось, что я никогда не перестану играть в кино «девушек». Сегодня это в прошлом, и слава Богу. Я уже в детстве ощущала себя значительно старше своих лет. Когда школьницей я смотрела фильмы, в которых элегантные женщины в роскошных платьях или в мехах садились в длинные черные лимузины, то всегда думала: «Ну когда же я доживу до того, что стану такой же, как они? И доживу ли?» Детские мечты Стоун о том, что в 40 лет она будет изображать сногсшибательных красавиц, не сбылись. В 34 года Шэрон сыграла свою самую знаменитую роль фатальной красотки в «Основном инстинкте». Потом несколько лет играла роковых обольстительниц. А сегодня, когда ей исполнилось сорок, она переходит на роли, в которых нет никакой возможности щеголять в мехах и разъезжать в лимузинах. Так неужели же откровения о «лучшем времени в ее жизни» – всего лишь рекламный ход?

«Ну, вообще-то, я играю в «Великане» очень небольшую роль, – смущенно пожимает плечами Стоун. – И потом мне просто интересно было попробовать то, чего я раньше никогда не делала. Все говорили, что у меня ничего не получится». По ее словам, единственным, кто поверил в нее, был руководитель Miramax Харви Вайнштейн. «Все остальные говорили, что я только наврежу – и себе, и фильму», – говорит она. Проект «Великана» заинтересовал многих знаменитостей: кроме Стоун, в нем снялись в гостевых ролях Джина Роулендс и Джиллиан Андерсон. Но, по словам режиссера Питера Челсома, именно Стоун стала душой этого фильма о дружбе двух мальчишек-изгоев, над которыми постоянно насмехаются одноклассники. Роль больного сына Стоун играет Киран Калкин (брат Маколея). Его герой может передвигаться только на костылях, но вот фантазии у него хватает на десятерых. Несмотря на насмешки одноклассников, он счастливее их, потому что умеет переселяться в выдуманный мир и жить при дворе короля Артура.

Шэрон Стоун говорит, что фильм заставил ее вспомнить собственное детство – ведь в школе она тоже была аутсайдером, поскольку не любила шумные развлечения, предпочитая им книги и фильмы. «Когда я училась в начальной школе, – вспоминает Стоун, – то просто перепрыгнула через класс, потому что и так знала все, что они учили. Потом у нас в школе пытались организовать обучение по особой программе Mensa. Это было очень забавно: нас, несколько человек, уводили из класса – например, в кафе, – и там мы занимались в неформальной обстановке. Нас было немного, и все остальные нам завидовали. Меня прозвали синим чулком. А когда я перешла в старшие классы, то полдня училась в школе, а полдня – в колледже. Кроме меня, в нашем классе было только три человека, которые, как и я, занимались еще и по программе колледжа».

Стоун говорит, что очень хорошо понимает своих одноклассников и не сердится на них. «Дети всегда подлы и коварны, – говорит она. – Они еще не успели научиться великодушию. Они могут смеяться над человеком, у которого не так завязан галстук, они могут издеваться над калеками, больными, толстяками. Дети могут быть ужасны, и в «Великане» мы не боимся об этом говорить – поэтому-то и получилось такое бескомпромиссное кино. Но вместе с тем наш фильм проникнут бесконечным уважением к детям, к их уму и глубине чувств. Сейчас снимается много поверхностных фильмов про подростков – я не имею ничего против таких развлекательных комедий, но мне кажется, что они не дают абсолютно никакой пищи для души. А здесь мы видим, как мальчишки, начитавшись легенд о короле Артуре, решают стать его рыцарями и начинают смотреть на мир с точки зрения благородных борцов за справедливость».

Помимо фильма о подростках и для подростков, Стоун приняла участие в проекте для самых маленьких – озвучила Принцессу в анимационном фильме «Муравей Энц». «Это было замечательно – играть роль, которая позволила мне забыть о кресле гримера, – с энтузиазмом говорит она. – Всю жизнь мечтала о таком!»

Шэрон Стоун, до смерти перепуганная на просмотре детского мультика, – это, согласитесь, что-то новое. Раньше она хвасталась тем, что без промаха стреляет из старого отцовского охотничьего ружья и носится на мотоцикле по улицам Лос-Анджелеса. А в недавнем интервью призналась, что сегодня, глядя в зеркало, видит «другую Шэрон – меньше ростом, более хрупкую и уязвимую, чем прежде, но при этом – более искреннюю». Возможно, новые качества – результат счастливого брака. И хотя сегодня Стоун категорически отказывается обсуждать с журналистами вопрос о том, когда они с мужем собираются завести ребенка, она снова и снова говорит, как много счастья принесли ей брак и семья. «Я взяла год отпуска, чтобы побыть с семьей и друзьями, – говорит она. – Если бы я этого не сделала, то вряд ли встретилась бы с Филом».Стоун уверяет, что вкусы сегодняшних детей остаются для нее загадкой. «Мне показалось, что «Муравей Энц» – очень страшный фильм, – говорит она. – Да, он забавный, очаровательный, милый – но при этом очень страшный! Когда началась сцена войны с термитами, я отвернулась – не могла смотреть на экран. Я сидела, зажмурившись, и думала: «Неужели я одна такая идиотка?!» Точно так же я чувствовала себя на «Аладдине». А что я испытала, когда ходила с крестной дочкой на «Джуманджи»! Как только начался фильм, я ей сказала: «Если тебе страшно, садись ко мне на колени!» Но она ответила, что ей вовсе не страшно. Тогда я говорю: «Но может быть, ты сядешь ко мне на колени, чтобы мне не было так страшно?» Понимаете, экстремальность эмоций и ситуаций в этих мультфильмах меня пугает, а детям все это кажется совершенно естественным».

Однако если верить сообщениям газет, Стоун и ее нынешний муж Фил Бронштейн познакомились как раз на съемочной площадке. В июле 1997 года Бронштейн, редактор журнала San Francisco Examiner, приехал на бывшую военно-морскую базу на острове Мэйр, чтобы написать о съемках фильма «Сфера», который там снимался, а вскоре стал наведываться на съемочную площадку уже не по долгу службы, а с букетами роз для Шэрон Стоун. «Вообще-то во время съемок я не воспринимала его как ухажера, – смеется актриса. – Пока я работаю, главное – работа. Если бы вы знали, как мы уставали на «Сфере» во время подводных съемок! Нам пришлось сниматься в настоящих скафандрах, в настоящей воде. Конечно, это была не такая глубина, на какой находятся герои фильма, но все-таки все было по-настоящему. Знаете, это очень неприятное ощущение – когда тебя опускают под воду со свинцовыми грузилами-подошвами и ты понимаешь, что без посторонней помощи тебе оттуда не выбраться. Хотя, конечно, у нас были очень хорошие спасатели, они буквально пылинки с меня сдували. И все равно было страшно.

У Самюэля Л. Джексона один раз отказала система подачи воздуха, и он едва не задохнулся. Поэтому каждый день, уходя со съемок, я радовалась, что еще жива. А с Филом мы по-настоящему познакомились позже, когда я решила устроить большой отпуск. И Фил стал для меня таким человеком, рядом с которым я имею право быть ранимой и слабой». Впрочем, все относительно. Несмотря на брак с журналистом, Стоун по-прежнему старается держать прессу на расстоянии. «Фил меня полностью поддерживает, – уверяет она. – Рядом с ним я поняла, что можно начать жизнь в 40 лет. Наверное, в 38 я еще была не готова жить так, как мне нравится. Мне казалось, что статус кинозвезды обязывает меня к определенным жертвам. Я всегда соглашалась участвовать в рекламных кампаниях моих новых фильмов. Старалась выглядеть и говорить так, чтобы журналистам было со мной интересно. Но сейчас я поняла, что нужно быть просто такой, какая ты есть. И делать то, что тебе нравится. Поэтому я и решила сниматься в «Великане».

Похоже, Стоун не может не вспоминать об этом фильме. «Думаю, это размышление о качестве жизни, – говорит она. – Не о продолжительности, а именно о качестве. Это история о том, как важно уметь сострадать тем, кто находятся рядом, и как важно их понимать. По большому счету это и моя история. Когда я начала работать в AMFAR – Фонде борьбы против СПИДа, – мне казалось, что главное – собрать побольше денег на научные исследования. Сейчас я понимаю, что основная цель Фонда – научить людей не отворачиваться от страданий, не бояться смотреть правде в лицо. Сегодня пишут, что смертность от СПИДа падает, и все друг друга поздравляют. Но проблема не решена, а эти восторги только осложняют жизнь, потому что собирать деньги на борьбу со СПИДом становится труднее. Люди стараются спрятать голову в песок, а делать этого ни в коем случае нельзя». Поначалу Шэрон Стоун дала согласие три года проработать в должности руководителя по сбору средств в Фонд, поставив себе целью собрать 75 миллионов долларов. Три года прошло, однако она не собирается оставлять свой пост. «Пока мы не получим действенную вакцину против СПИДа и пока всем детям на Земле не будут делать прививки, успокаиваться нельзя», – говорит она. Знающие Стоун люди говорят, что именно работа в Фонде кардинально изменила ее характер. Она с этим согласна.

«Раньше я любила жаловаться на то, что меня, мол, приглашают на одни и те же роли. Теперь не жалуюсь, так как поняла, что все зависит от тебя самой. Если ты не хочешь сниматься в одних и тех же ролях – никто не сможет тебя заставить сыграть их. Плыть по течению очень легко, а вот отказаться от роли, которую можно было бы запросто сыграть, трудно. Но нельзя все время говорить «да». Был момент, когда мне нужно было принять очень жесткое решение. И я его приняла. Я целый год не снималась, жила своей жизнью, встречалась с друзьями, гостила у родных. И много времени проводила в одиночестве – думала о себе, своей жизни, своих перспективах». Этот монолог нуждается в некоторых пояснениях. Момент, о котором столь уклончиво говорит актриса, был очень щекотливый. Стоун хотела сниматься в «Тайне заговора» с Мелом Гибсоном, а на студии ей отказали на том основании, что она старовата для обаяшки Мела (в реальной жизни, кстати сказать, Стоун на два года его моложе). Вместо нее взяли Джулию Робертс, хотя Стоун в роли умной женщины действительно была бы достовернее, чем Робертс, которая тщетно пыталась убедить зрителей, что ее героиня – дипломированный юрист.

«Думаю, они получили то, чего заслуживали, – язвительно говорит Стоун сегодня, после неудачи «Тайны заговора». – Знаете, нынче есть даже формула для вычисления возраста партнерши: в сумме должно быть не больше 75. Значит, если мужчине 40, женщина не должна быть старше 35. А когда ему 60, он берет в партнерши нимфетку!» Порой острый язык Шэрон Стоун вызывает шок даже у видавших виды голливудцев. «Честно говоря, мне плевать на то, что они обо мне думают, – говорит она. – В Голливуде много людей, которых я уважаю, но я никогда не поверю, что они будут мне помогать, если у меня возникнут проблемы. За все время работы я встретила в шоу-бизнесе только пару человек, которым можно по-настоящему доверять и которых я могу называть своими друзьями. А что касается людей, с которыми я работаю на съемочной площадке, то я знаю, что они забудут обо мне на следующий день после завершения съемок».

Голливуд еще помнит битвы Стоун с режиссерами. Сэм Рэйми был вынужден пойти ей на уступки и взять в картину «Быстрый и мертвый» Расселла Кроува вместо Лиама Нисона. Джеремая Чечик, поставивший «Дьявольщину», уверяет сегодня, что чувствовал себя разменной пешкой в играх Стоун со студией. Но сегодня она утверждает, что студийная политика ее совершенно не интересует. «Я никогда не обольщалась относительно политики – как студийной, так и международной, – добавляет Стоун. – Впервые в жизни я пошла голосовать, когда была выдвинута кандидатура Клинтона. Меня тошнит от шумихи, которую подняли вокруг скандала с Левински. Я охотно проголосовала бы за Клинтона и в третий раз, так как считаю его отличным президентом». Несколько лет назад Шэрон Стоун спрашивали, не хочет ли она стать режиссером? Тогда она ответила, что хочет быть не режиссером, а главой студии.Шэрон Стоун уверяет, что ее это мало волнует. Сегодня у нее совершенно иные взаимоотношения с коллегами, нежели десять лет назад. «Перед тем как начать съемки, я принимаю решение, что буду любить проект и всех, кто в нем участвует. Пусть даже мне что-то не нравится – я все равно буду всех любить. Так гораздо проще работать. И я прекрасно себя чувствую на съемках. Каждый съемочный период превращается в чудесное, замечательное время общения с приятными людьми. Но за проект в целом пусть отвечают те, кому положено. Я – только актриса».

Теперь она говорит, что не хочет быть ни режиссером, ни главой студии – она хочет сбежать от Голливуда как можно дальше. Сегодня большую часть времени Стоун проводит не в Голливуде, а в Сан-Франциско вместе с мужем. Она уверяет, что в последнее время стала неплохой стряпухой и охотно делится рецептом любимого печенья, которое каждый день готовит для мужа и его коллег. «Главное – довести сливочное масло до нужной консистенции, – деловито сообщает она. – Масло должно быть мягким, но не расплавленным, тогда хорошо замесится тесто. Если же масло будет слишком холодным, тесто получится комковатым, а если вы расплавите его на огне, яйца могут частично свариться в процессе замешивания». Неужели это говорит Шэрон Стоун? Фантастика! Тем более что она с ее безупречной фигурой не производит впечатления человека, питающегося печеньем и другими высококалорийными продуктами. «Но я же только пеку печенье и почти не ем его, – объясняет она. – Мне просто приятно кормить мужа едой, которую я приготовила своими руками!»

Казалось бы, идиллия, да и только! Но в конце сентября идиллия была нарушена инцидентом, который едва не закончился трагически: Шэрон Стоун застряла в кабине лифта в доме, где находится квартира ее мужа, а лифт едва не оборвался. «Это был настоящий кошмар, – вспоминает Стоун. – Мы оказались в этом лифте вдвоем – я и горничная. Две женщины в кабине, которая мотается взад-вперед на разных скоростях». После нескольких попыток справиться с механизмом Стоун вызвала лифтеров, которые посоветовали ей снова включить лифт и попытаться доехать до ближайшего этажа. Когда она это сделала, лифт на большой скорости полетел вниз, но потом снова остановился. «Слава Богу, что я раньше снималась в боевиках, – с содроганием говорит Стоун. – Конечно, я не ахти какая воительница, но когда делаешь трюки, знаешь хотя бы, как вести себя в экстремальных ситуациях». В кабине лифта была тележка, которую горничная должна была перевезти с одного этажа на другой. Стоун предложила положить тележку горизонтально, чтобы в случае падения лифта она представляла меньшую опасность, а затем собственноручно привязала ее к ручке кабины рукавами своего пиджака. После этого она сняла туфли, постаралась сгруппироваться и посоветовала горничной сделать то же самое. Поэтому, когда лифт неожиданно помчался вниз, обе женщины почти не пострадали и обошлись без синяков. Когда лифт снова завис, лифтеры попросили Стоун еще раз нажать на злополучную кнопку. Но на сей раз она категорически отказалась это сделать.

«Я позвонила Филу на работу и сказала: «Слушай, здесь полный бардак, давай приезжай, потому что они сами не знают, что делают». Ему пришлось взять чужую машину, потому что его машина была в гараже. По дороге он вызвал пожарную команду, и они приехали практически одновременно с ним. А лифтеры все это время убеждали меня, что нужно нажать на кнопочку!» Пожарные с мнением лифтеров не согласились и стали действовать гораздо более радикально. Они забрались на крышу дома, спустились оттуда по шахте на крышу лифта, вскрыли ее, вытащили женщин, а потом опустили лифт вручную. Все это время Фил Бронштейн говорил с женой по сотовому телефону и убеждал ее, что все будет хорошо.

«После этого случая мы еще больше сблизились с Филом, – говорит Стоун. – Я считаю его настоящим героем. Если бы не он, я бы наверняка разбилась. На следующий день ремонтники, разбирая механизм, определили, что в нем сломался какой-то важный рычаг, регулирующий скорость движения. Разумеется, они по-прежнему уверяют, что никакой опасности не было. Но я знаю, что в тот день от меня могло остаться только мокрое пятно на асфальте. Я чувствую себя так, словно заново родилась». Не поэтому ли Стоун кардинально пересматривает сегодня свои взгляды? В ее ближайших планах – романтическая комедия «Муза» Альберта Брукса, где она сыграет заглавную героиню.

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: