adam sendler kino«В реальной жизни я бываю таким же психом, как и на экране. Иногда – милым психом, иногда – опасным. Знаете, порой меня не могут выносить даже близкие мне люди».

Адам Сэндлер впервые согласился сказать о себе пару слов после трех лет абсолютного, непроницаемого молчания. Поэтому каждое его слово нынче ценится на вес золота.

«Когда мы снимали «Миллионера поневоле», я приходил на съемочную площадку и мысленно говорил себе: «Эту сцену я буду играть в моем вчерашнем настроении. А эту – в сегодняшнем».

Господин Сэндлер изволит говорить загадками, и прояснить смысл сказанного вряд ли удастся. Вот уже несколько лет Сэндлер категорически отказывается от контактов с «печатной» прессой и рекламирует свои фильмы только в ходе телевизионных интервью. Его пресс-служба неизменно отвечает на все запросы: «Мистер Сэндлер не дает интервью для печати». А близкий друг Сэндлера Роб Шнайдер очень просто объясняет сию странность: «Ему это нужно?»

Тем не менее сегодня Сэндлер согласился представить журналистам свой новый фильм «Миллионер поневоле». Но только «представить». И все мы должны быть благодарны, если он вообще соизволит заодно сказать пару слов по поводу.
Очевидно, он считает, что за него все скажут его фильмы. Тем более что сценарист «Миллионера поневоле» Тим Херлихи – штатный сотрудник кинокомпании Sandler Inc и работает под постоянным руководством своего босса.

Разумеется, вопрос о свободе творчества даже не поднимается. Сэндлер отказывается отвечать на любые вопросы. Он говорит только о том, что сам считает нужным. Не нравится – не слушайте.

«Я надеюсь, что вам будут интересны не только смешные, но и серьезные фильмы с моим участием, – говорит он, в частности. – Недавно я снялся у одного парня, которого я считаю гениальным режиссером. Он дал мне великолепную роль, и я считаю, что мне удалось с ней справиться».

Очевидно, Сэндлер имеет в виду фильм «Пьянящая любовь» (режиссер Пол Томас Андерсон), но не хочет нарушать правила этикета рекламной кампании.

Все же он соблаговолил подтвердить, что действительно имеет в виду «Пьянящую любовь». «Я горжусь всеми фильмами, которые я сделал за десять лет, – добавляет он. – Но то, во что мне пришлось погрузиться в фильме Пола – это потрясающе. Я хотел бы и дальше продолжать бросать вызов самому себе».

Очень красиво звучит – особенно из уст человека, который вот уже десять лет считается символом дурного вкуса. Фильмы Сэндлера «Билли Мэдисон» (1994), «Счастливчик Гилмор» (1995), «Маменькин сыночек» (1998), «Большой папа» (1999) «Никки, дьявол-младший» (2000), не говоря уж о его выступлениях в телешоу «Прямой эфир в субботу вечером», неизменно вызывали гнев критиков и любовь той части зрителей, которую принято считать потребителями низкопробного кино.
Предыдущий фильм Сэндлера «Никки, дьявол-младший» провалился в прокате под возгласы одобрения интеллектуалов. И вот сегодня он возвращается в кино с новой комедией «Миллионер поневоле».

Фильм снят по отдаленным мотивам классической ленты Фрэнка Капры «Мистер Дидс переезжает в город». Сэндлер играет провинциального чудака, который неожиданно получает 40 миллиардов долларов – наследство от дядюшки, которого он никогда не видел. Наследник переезжает в город, пытается работать на Уолл-стрит, но все его начинания заканчиваются катастрофами, ибо он совершенно не приспособлен к миру большого бизнеса. На любовном фронте ему тоже не везет.

Дидс знакомится с очаровательной репортершей Бэйб Беннетт (Уинона Райдер), которая вначале выдает себя за провинциальную девчонку, чтобы втереться к нему в доверие. Дидс верит ей, но оказывается, что репортерша всего лишь хочет написать о нем издевательскую статью. Узнав об этом, Дидс уезжает из города – он не хочет иметь ничего общего с этими продажными людьми. Но к этому времени Бэйб проникается сознанием душевной щедрости Дидса и устремляется по его следу…

Несомненно, Сэндлер видит себя эдаким мистером Дидсом в Голливуде. И то, что он получает по 20 миллионов долларов за фильм и остается одним из самых презираемых членов голливудского сообщества, только усиливает сходство.

Отголоски невидимого противостояния Сэндлера и критиков эхом прокатываются по всем его фильмам. Не случайно один из героев «Большого папы» называет кинокритиков «циничными задницами». Сегодня, когда его фильмы собирают сотни миллионов долларов, высоколобая критика по-прежнему брезгливо морщит нос, а популярные обозреватели с плохо скрытой иронией описывают деяния сэндлеровских персонажей, связанные с различными телесными выделениями, коими обильно смазываются колеса, двигающие сюжеты его фильмов.

И тем не менее этот человек, чей ясельно-детсадовский юмор может заставить заподозрить его в дебильности, умнее многих своих коллег и никогда не играет по традиционным голливудским правилам.

Например, в эпоху, когда кинозвезды обожают хвастаться «тщательными исследованиями» при подготовке к роли, Сэндлер не скрывает, что практически не готовится к съемке, а просто ждет, когда его «понесет». Точно так же он вел себя и 10 лет назад, в начале карьеры, когда выступал в ночных клубах Нью-Йорка. Бывший менеджер Сэндлера Барри Мосс говорит, что Сэндлеру всегда нужно было почувствовать аудиторию перед выступлением. И, уловив настроение зрителей, он мог тут же изменить программу, буквально «с колес» исполнив нечто совсем другое, не говоря уж о том, что ему не составляло труда парировать любую колкость. Однажды один подвыпивший зритель осведомился у Сэндлера, почему тот выступает без носков. Актер мгновенно отреагировал: «Я забыл их в квартире твоей жены».

Впрочем, в те годы недоброжелателей у него было не так уж много. Поклонников – и в особенности поклонниц – гораздо больше. Женщины уже тогда млели от его мальчишески-невинной смазливости. Впоследствии в фильмах «Певец на свадьбе» и «Большой папа» Сэндлер успешно разыграл «женскую карту». Интересно, что, снимаясь в «Папе», актер велел художникам по костюмам сформировать гардероб среднего американца. После того как Америка приняла Сэндлера-дурачка, он намерен ковать имидж «нормального парня». Он также подчеркнул политкорректность героя, который очень дружелюбно относится к чете геев.

Перед началом съемок «Папы» студийные чиновники очень жестко ограничили бюджет фильма и строго следили за графиком. Но во время съемок состоялась премьера предыдущего фильма Сэндлера «Маменькин сыночек», который собрал 39 миллионов за первый уик-энд (полная касса – 161 млн). Утром, в понедельник, члены съемочной группы обнаружили, что студия предоставила в их распоряжение еще одну кинокамеру. После того памятного уик-энда Сэндлер мог делать все, что ему вздумается; его цена автоматически возросла до 20 миллионов за фильм, а за продолжение «Певца на свадьбе» он запросил 25 миллионов (правда, за работу в трех амплуа – актера, продюсера и сценариста).

Судя по всему, Сэндлер-сценарист – такой же вдохновенный импровизатор, как и Сэндлер-актер. Сценарий «Большого папы» валялся на студии Columbia несколько лет и повествовал о чудаковатом парне, который из благородных побуждений усыновлял малыша. Президент студии Эми Паскал, которая одной из первых посмотрела ранний монтажный вариант сэндлеровского «Певца на свадьбе», решила предложить исполнителю главной роли этот «залежавшийся» проект. Сэндлер выслушал ее предложение и сказал, что его это не интересует.

«Он встал и пошел к двери, – вспоминает Паскаль – Я была расстроена. А он уже на ходу начал говорить, что сценарий был бы гораздо забавнее, если бы парень усыновлял малыша для того, чтобы произвести впечатление на свою взбалмошную подружку – тогда есть шанс, что это сработает на комедийном уровне. Адам уже подходил к двери, но я успела сказать: «О’кей, давай сделаем именно так!»

Как же полезно, оказывается, иметь большой кабинет, в котором путь до двери занимает полминуты.
Сэндлер самолично переделывал сценарий «Большого папы» вместе с друзьями, с которыми раньше учился в колледже. Среди них были Фрэнк Корачи, поставивший «Певца на свадьбе», и Аллен Коверт, работавший ранее привратником в клубе. Они переписали практически весь сценарий – придумали новые ударные реплики, изменили характеры героев, перенесли действие фильма из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, вкрапили множество приколов на грани слэпстика, и в конце концов Сэндлер дал добро на запуск. Он лично выбрал в режиссеры Денниса Дьюгана, с которым работал в 1996 году на фильме «Счастливчик Гилмор».

Он пообщался с 25 кандидатами на детскую роль, вышедшими в финальный конкурс, и в конце концов выбрал 6-летних близнецов Коула и Дилана Спрузов. Его решение оказалось идеальным и на художественном, и на организационном уровнях – когда один мальчик уставал, его подменял другой. А как только съемки закончились, Сэндлер перебрался в монтажную. И хотя Дьюган стоял во главе съемочной группы и распоряжался на съемочной площадке, именно Сэндлер был арбитром в главном: смешно или нет.

Полный контроль за выпускаемой продукцией – единственный признак звездного статуса, коим характеризуется Сэндлер. Члены съемочной группы говорят, что не замечали конфликтов между звездой и режиссером. Обычно Сэндлер отказывается от традиционной «звездной» гримерной и пригоняет на площадку свой фирменный автобус, оборудованный огромным телеэкраном и вполне пригодный для репетиций рок-группы средних амбиций.

Время от времени Сэндлера навещает на съемках его подруга Джеки Питоне, фотомодель, с которой он познакомился во время выступлений в ночном клубе – но парочка ведет себя тихо и скромно. А по завершении работы над фильмом Сэндлер неизменно удаляется на свою виллу в Бель-Эйр, купленную на гонорары от последних фильмов. Все всякого сомнения, реальный Сэндлер сильно отличается от своего лицедейского имиджа. Но насколько сильно?

«В нем есть нечто, позволяющее публике считать его «своим парнем», – говорит о Сэндлере его друг, продюсер Сид Гэйнис. – Парни смотрят на него и говорят: «У меня те же самые проблемы!»

Пожалуй, в этом и заключается принципиальное отличие Сэндлера от Джима Кэрри. Если карьера Кэрри расцвела на его комплексах и гневе, карьера Сэндлера до сих пор строилась на детской любви к выпендрежу. Родившийся в Бруклине и выросший в городке Манчестер Адам Сэндлер был младшим сыном в благополучной семье (отец – инженер, мать – домохозяйка). Он признавался, что порой хулиганил на уроках, но его выходки мало чем отличались от проделок одноклассников. В школе он изредка слышал антисемитские реплики, но вряд ли его переживания по этому поводу можно сравнить со страданиями юного Кэрри, который в 12-летнем возрасте стал буквально нищим, с 14 лет был вынужден работать по ночам, и потому днем отсыпался на школьных занятиях.

После школы Сэндлер, пофлиртовав с идеей стать рок-музыкантом, отправился в Нью-Йорк и в 1984 году поступил в Нью-Йоркский университет на литературный факультет. Одновременно он учился в Театральном институте имени Ли Страсберга.
Там его чувство юмора пришлось не ко двору: один из учителей даже написал на него докладную записку, из коей следовало, что Сэндлеру нет смысла продолжать учебу, ибо он совершенно бездарен. Сэндлер прочитал записку, но учебу не бросил. Более того, если ранее он пытался обкатывать свои первые юмористические опусы на соучениках, то теперь начал выступать в маленьких нью-йоркских клубах комедии.

«Его репризы порой были ужасны, но сам он никогда не казался ужасным, – вспоминает администратор клуба Comic Strip Люсьен Холд, который первым пригласил Сэндлера на профессиональную сцену. – Он был ужасно обаятелен. Ему все сходило с рук».
В конце 80-х Сэндлер выступал в клубах, потом ему подвернулась полугостевая роль в комедийном сериале «Косби», а в 1991 году он попал в комедийное телешоу «Прямой эфир в субботу вечером», которое традиционно считается питомником молодых комедийных талантов.

Сэндлер проходил пробы одновременно с Крисом Роком. Рока взяли актером, а нашего героя – сочинителем скетчей; однако вскоре оказалось, что его сочинения не в состоянии исполнить ни один актер, кроме него самого. Поколебавшись, продюсеры рискнули выпустить Сэндлера на публику, и в результате на телевидении появился полубезумный персонаж, который вскоре получил кличку Человек-опера, поскольку он к месту и не к месту тренировал голосовые связки идиотскими ариями.

Уже тогда детсадовский юмор Сэндлера шел вразрез с более тонкими и ироничными приколами остальных участников. К нему привыкли только через три года; но именно тогда он решил, что с телевидения пора уходить. Первым кинофильмом с участием Сэндлера стала комедия «Ветер в голове» (Airheads, 1994), где он изображал юного оболтуса, влюбленного в рок-музыку. Последующие опусы Сэндлера «Билли Мэдисон», «Пуленепробиваемый» и «Счастливчик Гилмор» имели более чем скромный успех, но зато неожиданно для всех хитом стала его музыкальная композиция «Песенка на Хануку», которая вошла в одноименный альбом, ставший платиновым. А фильм «Певец на свадьбе», соединивший музыкальные и комедийные способности Сэндлера, собрал в 1998 году 60 миллионов в прокате, сделал его героем среди продюсеров и изгоем среди комедиографов.

В июне 1999 года Альберт Брукс на конференции комедиографов в Санта-Монике объявил Сэндлера бездарностью и символом дурного вкуса. «Альберт Брукс – задница, – говорит по этому поводу приятель Сэндлера, Роб Шнайдер. – Он утратил популярность, а многие комедиографы ужасно завистливы, и он не исключение. Когда он видит, что Адам более популярен, он жутко переживает и злится. Он вообще нехороший, некрасивый человек».

Но это – слова Шнайдера. Сам Сэндлер, как всегда, предпочел промолчать.

Нынешний сезон стал для него в некотором роде переломным. Коммерческий успех «Миллионера поневоле» вкупе с успехом у критиков «Пьянящей любви» позволил Сэндлеру идти дальше по стезе драматического актера. В следующем году он померяется силами с таким тяжеловесом, как Джек Николсон – они снимаются вместе в фильме «Контроль над злостью» (Anger Management).

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: