chelen mirrov kinoГен превосходства

Острый язык, балетная осанка и абсолютная неприступность подкрепляли общее впечатление высокомерности, исходившее от актрисы. А потом Хелен Миррен осмелилась не приехать на прием к приславшей ей приглашение правящей королеве Великобритании, и вердикт был вынесен окончательно: Хелен — дама с природным патологическим геном превосходства. Публика ждала скандала, выдворения из Британской империи, но обошлось: королева оказалась женщиной мудрой, кое-что понимающей в человеческой природе.

Принцесса на горошине

Дед актрисы был русским аристократом, потомком фельдмаршала графа Каменского, что прославился во времена войн с Наполеоном. Оставив Россию сразу после революции 1917 года, он обосновался в Лондоне, но, как это случилось со многими русскими эмигрантами, постепенно обнищал. Так что отец Хелен, Василий Петрович Миронов (во взрослом возрасте поменявший фамилию на Миррен), пытался заработать на жизнь игрою на виолончели в Лондонском филармоническом оркестре — правда, быстро утратил артистические амбиции и переквалифицировался в инструктора по вождению автомашин.
С матерью Хелен случилась и вовсе беда — она была внучкой заслуженного мясника королевы Виктории, тринадцатой из четырнадцати детей в бедной семье. В результате смесь аристократической крови с люмпенской в лице Хелен Миррен породила взрывоопасный результат — принцессу на горошине, с детства решившую побороться с участью многодетной домохозяйки с окраины Лондона.
Она ничего не боялась. В молодости пыталась заявить о своем неприятии монархии, даже помогала очаровывать электорат Революционной партии трудящихся, став активисткой актерского профсоюза. Но время расставило все по своим местам. «Королевские» роли сделали свое королевское дело: Хелен Миррен получила титул дамы Британской империи, и ее былые революционные начинания закончились обыкновенным для аристократии и светского общества участием в благотворительных аукционах в пользу обездоленных и больных. Только обычно участники предоставляют на аукционы драгоценности и роскошные одеяния, а Хелен Миррен — футболки и майки.
Хелен росла, по свидетельству ее старшей сестры Кэтрин, крайне стеснительным ребенком, всячески пытавшимся побороть природную застенчивость эксцентричным поведением. В детстве она носила собственного изготовления бусы до пола и обожала класть ноги на стол в присутствии гостей. Похоже, проказница жива в Хелен и сейчас. Если вчитаться в остроты, которыми Хелен Миррен славится на всю Великобританию, легко заметить бушующую внутри нее неуверенность в себе: «Зачем вы меня спрашиваете про мои роли? Люди думают, что я якобы блестящая актриса. Хотя все, что актеры делают на экране, в принципе чепуха. Вообще все, что мы делаем, чепуха на постном масле».
Согласитесь, удивительное для западного профи высказывание. Впрочем, человеку с русской душой, начитавшемуся Достоевского, это понятно. А Хелен Миррен как раз таковой и является: мало того что она наполовину русская, так еще и играла в фильмах и пьесах по Достоевскому, Толстому, Чехову…
Она играла королев — и на лице ее явственно читалось выражение той самой девочки, которая ухитрялась ездить зайцем в вагонах класса люкс, да-да. Детское достоинство Хелен не позволяло ей унижаться поездкой в вагоне другого класса. Поэтому маленькая Миррен невозмутимо усаживалась на роскошные кожаные сиденья в лучшем вагоне поезда с таким видом, что кондукторы боялись ее потревожить.

Разум и чувства

Видимо, за счет развитого с детства умения блефовать Хелен Миррен заняла почетное звание секс-символа британских интеллектуалов. Чаще нее в кадре раздевались только девушки «Плейбоя». В 51 год Миррен снялась во впечатляющей эротической фотосессии.
Однако эротика ее всегда была эротикой особого рода: Хелен позиционирует себя как особый, интеллектуальный секс-символ. Она всякий раз пытается донести до зрителей некое интеллектуальное послание, призванное показать, что она тут в принципе случайно, потому что дело вовсе не в содержании картинки, а в ее смысле, смысл же в том, о чем Хелен думает во время съемки. Думать же она, как актриса с русскими корнями, может над весьма серьезными вечными вопросами типа «Отчего люди не летают так, как птицы?», «Что делать?» и «Кто виноват?».
Мысль вполне в духе Питера Гринуэя. Не случайно, что именно благодаря этому режиссеру Хелен Миррен возлюбили во всем мире: актриса сыграла в культовом фильме «Повар, вор, его жена и ее любовник». Гринуэй мгновенно угадал в Хелен редкое сочетание сексуальности и отстраненности. Гремучую смесь назва ли «постмодернистской сексуальностью» и начали всерьез изучать. Один из критиков некогда написал об игре Хелен Миррен: «Если посмотреть на нее глазами великого Фрейда, мы увидим, что она мгновенно переходит от ранимости беспризорника к сексуальной агрессии».
Она долгое время делила постель и студию с фотографом Джеймсом Вэджем, детально изучая вопросы сексуальности в изобразительных видах искусств. Выводы, к которым она пришла в результате, по иронии судьбы были неутешительны для исследовательницы. Не прошло и тридцати лет с начала ее актерской карьеры, как Хелен заявила: «Сексуальность — это блондинка с большой грудью. Любой другой образ — это то, что мы хотели бы думать про сексуальность, но что на самом деле ею не является».
Первому параметру Хелен, кажется, удовлетворяет, но вот со вторым у актрисы всегда были проблемы. Видимо, в отсутствии оного и заключается интрига: Миррен стала интеллектуальным секс-символом, предоставив интеллектуалам свободу воображения.

Мастер блефа

Вполне возможно, секрет ее успеха таится в гремучих генах, научивших ее правильно нести себя. «Смысл жизни прост: надо понять, что с ней делать!» — любит повторять Хелен.
Сама Миррен всегда превыше всего ставила собственную независимость — сначала финансовую, потом и женскую — и научилась получать удовольствие даже от того, что не получалось.
Например, всячески ценя свою женскую независимость, актриса никогда не собиралась выходить замуж. Потому она в свое удовольствие около одиннадцати лет встречалась с режиссером Тейлором Хэкфордом.
В первый же день знакомства они поскандалили на съемочной площадке фильма «Белые ночи». Бурная любовь не дала миру детей. Но Хелен считает, что абсолютно счастлива без них, ведь дети так ограничивают свободу!
Казалось бы, с чего ей менять свои убеждения и после стольких лет совместной жизни ни с того ни с сего выходить замуж за мужчину, с которым и детей-то не нажила? Оказалось, что в период разлуки актриса поняла: Тейлор — единственный человек, который способен ее бесконечно удивлять…
Вот и получается, что живет Хелен Миррен, наслаждаясь момен- том — сначала обсасывая все его невидимые косточки, а потом вытирая запачканные пальцы о бумажный платок напускного скепсиса и цинизма. Словом, играет по-королевски, сохраняя баланс между собственной значимостью и шокирующей скромностью в отношении собственной роли в искусстве и жизни.
Что до объективной оценки роли Миррен в мировом театре и кинематографе, то о ней напишут еще немало ученых трудов. Уму непостижимо, как актриса, демонстративно иронично относяща- яся к своему труду, заставляет зрителей изучать каждое свое движение в кадре. Недаром же после просмотра «Королевы» зрители Венецианского фестиваля устроили Хелен пятиминутную овацию! �

Статьи про актеров

Комментарии закрыты