anna faris komedija«Я ненавижу героинь, которых обычно играю!» – признается Анна Фарис. «Девицы этого типа постоянно третировали меня во время учебы в школе, – продолжает она. – Они называли меня ботаничкой и зубрилой. Я их терпеть не могла. Они меня – тоже». Лучшей местью за школьные унижения стал успех. Сначала был ошеломительный успех «Очень страшного кино» (2000) – первого фильма, в котором Фарис играла крупную роль. После него вышло «Очень страшное кино-2» (2001), где Фарис снималась уже в статусе звезды. И, наконец, недавно была выпущена комедия «Цыпочка» (2002), в которой партнером Фарис стал король эксцентрической комедии Роб Шнайдер, играющий женщину в мужском теле.

…Джессика Спенсер считается самой популярной и сексапильной девчонкой в школе. Она – капитан команды поддержки. Ее парень – самый известный спортсмен в школе. Одним словом, ее жизнь идеальна. Но в один прекрасный день она просыпается в теле 30-летнего мужчины (Роб Шнайдер)! Поскольку она не знает, как совершить обратный обмен телами, нужно обходиться тем, что есть.

А ведь ей нужно выступать на соревнованиях, пойти на выпускной бал и снова завоевать сердце своего бойфренда. Но самое страшное – это то, что ее подруга Эйприл (Анна Фарис) постепенно начинает влюбляться в мужчину, которым стала Джессика…

По словам Фарис, ее кандидатуру активно лоббировал сам Роб Шнайдер, с которым она познакомилась три года назад на церемонии вручения премий MTV. После первого «Очень страшного кино» зрители MTV проголосовали за Фарис в категории «актерский прорыв года», и она была приглашена на церемонию вручения премий.

«Перед церемонией MTV уже известно, победила ты или проиграла, – рассказывает она. – Я знала, что победила, поэтому могла не волноваться. Я пришла повеселиться и отдохнуть. И я веселилась на всю катушку! Я решила напиться, и вдруг увидела за столиком рядом с собой Роба Шнайдера. Он узнал меня и сказал: «Ты здорово сыграла в «Очень страшном кино».

Я ответила: «Спасибо», – но распространяться на эту тему не стала, потому что язык у меня к тому времени уже изрядно заплетался. Роб скептически осмотрел меня и сказал: «Знаешь, я бы с удовольствием поработал вместе с тобой». Я ответила: «Клево!» – и хотела сказать, что готова сниматься с ним в любое время и в любом фильме. Но язык плохо меня слушался, и у меня получилось что-то вроде «всегда пожалуйста». Он покачал головой и удалился…»

Только через год Роб Шнайдер решил, что у него есть роль, которую он может предложить Фарис. «Они прислали мне сценарий «Цыпочки», – вспоминает Фарис. – Мне пришлось проходить кинопробы у режиссера Тома Брэйди. Он сказал, что Роб хочет пригласить меня. Это было очень мило».

Хотя «Цыпочка» на первый взгляд может показаться продолжением эксцентрических традиций «Очень страшного кино», Фарис утверждает, что создатели этих лент исповедуют совершенно разные взгляды на работу в кино.

«Вы не представляете себе, насколько съемки в «Цыпочке» отличались от съемок в «Очень страшном кино», – говорит она. – Братья Уэйансы – очень необычные режиссеры. Когда приходишь на их съемочную площадку, кажется, что они везде – и справа, и слева, и сзади, и спереди. Они полны энергии и носятся по съемочной площадке как угорелые. Они заражают своей энергией всех вокруг. Практически все, что вы видите в «Очень страшном кино», – импровизация.

Вначале мне казалось, что так работать нельзя, но потом я посмотрела кино и увидела, что получилось неплохо. А при работе с Робом и Томом все было иначе. Мы много репетировали. Роб – один из самых трудолюбивых людей на свете. Они с Томом постоянно работали над сценарием. Мы пробовали так и этак, искали более смешные варианты поведения героев».

Фарис дипломатично отказывается отдать предпочтение какому-то одному стилю работы. «Оба были чрезвычайно полезны для начинающей киноактрисы, – говорит она. – В первом случае ты все время наготове, ты учишься импровизировать, спонтанно произносить реплики своего персонажа. Во втором случае на твоих глазах создается сцена, ты проникаешь в глубины драматургии и наглядно видишь, откуда что берется. Это был бесценный опыт, и я благодарна за него и Робу, и братьям Уэйансам».

В «Цыпочке» героиня Фарис выступает в команде поддержки. Актриса говорит, что до съемок она была абсолютно невежественна в этой области и ей всему пришлось учиться в спешном порядке.

«Перед съемками мы три недели учились прыгать, танцевать, выкрикивать лозунги, – рассказывает она. – Оказалось, что это не так легко, как кажется сидящим на трибунах. Я научилась уважать тех, кто этим занимается. Для того чтобы выступать в команде поддержки, нужно быть в отличной физической форме!

В наших тренировках принимали участие и актрисы, и девушки из команды поддержки, которые снимались в массовке. Мы успели подружиться, у нас возникла настоящая команда, мы вместе проводили уик-энды, и я поняла, что такое чувство локтя. Но самое главное – я поняла, что никогда не смогла бы выступать в настоящей команде поддержки! Если человеку не дано – лучше не соваться!»

Многие коллеги Фарис отмечают, что звездная слава совершенно не изменила ее: она по-прежнему ведет себя как обычный человек и одинаково любезна с помощником оператора и известным актером.

«Очень мило, что это кто-то замечает, – говорит Фарис, узнав об отзывах коллег. – Дело в том, что я многие годы работала в театре, а там совершенно иная этика поведения. Мне порой кажется, что все в Голливуде играют роли, которые они себе придумали. И если кто-то начинает задаваться и выпячивать свое «я», это чаще всего означает, что он катастрофически не уверен в себе. Думаю, что страх и неуверенность преследуют каждого актера, но всех – в разной степени».

По словам Фарис, роль в «Цыпочке» понравилась ей именно тем, что в фильме исследуется, как соотносятся внутренняя суть человека и его внешние данные. «Дело не в том, что красотка превратилась в Роба Шнайдера, – говорит Фарис. – Дело в том, что эта трансформация заставила ее задуматься о себе.

Нам, четырем ее подружкам, которые в курсе того, что с ней произошло, тоже пришлось поразмышлять об этом. И все мы начинаем понимать, что внешность – не главное. К концу фильма все мы становимся немного лучше…».

Любимыми сценами для Фарис в «Цыпочке» стали эпизоды в спальне.

«В них участвовали только я и Роб, – говорит она. – Мы снимали их уже в самом конце съемочного периода, когда все уже сдружились и не чувствовали дискомфорта даже в самых интимных сценах. Это было ужасно мило – спокойная, тихая съемочная площадка, и мы вдвоем с Робом. Мне было интересно играть с ним один на один, без каких-либо отвлекающих моментов»

27-летняя актриса со смехом признается, что ей немного неловко до сих пор играть школьниц.

«В «Цыпочке» я сыграла альтернативную версию своих школьных переживаний, – говорит она. – Во время учебы я не умела общаться со сверстниками, была типичным «синим чулком». А в «Цыпочке» моя героиня – популярная девица, у нее есть бойфренд-футболист, хотя он ужасно с ней обращается. Единственное, в чем я могла отождествиться с Эйприл – так это в том, что она чувствует себя слабой».

Родившаяся и выросшая в Сиэтле Анна Фарис с детства начала играть в театре. В 9 лет она дебютировала на профессиональной сцене, после чего играла в разных театральных труппах и снималась в рекламе.

«Помню, в 11 лет я играла в профессиональной постановке, и меня пригласили на радиоинтервью, – вспоминает Фарис. – Я ужасно возгордилась! Меня интервьюировали всего пять минут, но за эти минуты я почувствовала себя такой важной и знаменитой! Я надела на себя шкуру знаменитости и начала рассказывать, чем я намерена заняться и сколько мне будут за это платить. Я стала смотреть на всех свысока. Если принять во внимание, что я была самой низенькой в классе, это, наверное, выглядело ужасно забавно. Мой учитель решил со мной поговорить: он сказал, что ему конфузно в моем присутствии. Никогда в жизни мне не было так стыдно!»

В 15 лет она дебютировала на ТВ в телефильме «Обман: материнский секрет» (1991), однако только в 1999 году начала сниматься в кино. Она сыграла маленькую роль в независимом ужастике «Аллея любовников», после чего ее заметили и пригласили в «Очень страшное кино».

Очевидно, урок, преподанный учителем, навсегда отпечатался в памяти Фарис, потому что, живя в Лос-Анджелесе, она никогда не тусуется в кругу голливудской «золотой молодежи» и предпочитает держаться подальше от ночных клубов и модных вечеринок.

«Мне нравится приглашать домой друзей, готовить, ходить на пляж, кататься на велосипеде. Я никогда не хожу на премьеры каких-либо фильмов, кроме тех, в которых сама снимаюсь. Я терпеть не могу наряжаться, причесываться, краситься. Я лучше останусь дома и посмотрю кино на видео. Мне это гораздо интереснее».

Актриса старается не говорить о своей личной жизни, но известно, что у нее есть бойфренд – актер Бен Индра, с которым она познакомилась на съемках фильма «Аллея любовников».

Фарис уверяет, что обвальный успех «Очень страшного кино» застал ее врасплох.

«Я вообще ничего не ждала от этого фильма, – вспоминает она. – В премьерный уик-энд меня даже не было в Лос-Анджелесе. Я находилась в Сиэтле, репетировала пьесу. Мне позвонил агент и сказал: «Ты знаешь, что «Очень страшное кино» собрало $17 миллионов за первый день проката?» Я спросила: «Это хорошо или плохо?» Я понятия не имела, сколько должен собрать фильм в первый день! Перед премьерой мы были уверены, что фильм получился смешной, но никому и в голову не приходило, что он соберет $54 миллиона за первый уик-энд! Когда на экраны выходят такие фильмы, как «Люди в черном» или «Звездные войны», все заранее настраиваются на то, что фильм должен стать хитом. Но «Очень страшное кино» удивило всех. Включая его создателей. Я была в легком шоке, когда агент начал объяснять мне, что это один из лучших дебютов за последние годы».

У Фарис есть своя теория насчет того, почему «Очень страшное кино» так понравилось публике.

«Думаю, перед этим зрителей сильно испугали такие фильмы как «Крик» и «Я знаю, что вы сделали прошлым летом», – говорит она. – Мы появились как раз вовремя – когда людям захотелось посмеяться над своими страхами. Мы не скрывали, над какими фильмами мы издеваемся. Меня специально перекрасили в брюнетку, чтобы я была похожа на Нев Кэмпбелл».

Фарис смеется.

«Я надеялась, что черный цвет волос поможет мне замаскироваться, – говорит она. – Я так надеялась, что мама не узнает меня!»

По словам Фарис, премьера фильма стала для нее пыткой, потому что родители настояли, чтобы она пригласила их на показ.

«Когда я подписывала контракт, то не представляла себе, в каких похабных сценах мне предстоит сниматься, – смущенно признается Фарис. – При мысли, что мне придется сидеть рядом с родителями во время этого безобразия, мне стало плохо. Я сказала маме: «Имей в виду: там, где не видно моего лица, снимали не меня!» Думаю, мама не слишком сильно переживала. Наверное, я гораздо больше смущалась бы, если бы мне пришлось сидеть рядом с мамой во время показа эротической сцены с моим участием. Потому что эротика предполагает открытость, интимность. А в том, что мы делали, не было ничего интимного!»

Несмотря на огромный успех, Фарис смогла сохранить анонимность, потому что сразу же по окончании съемок снова перекрасилась в блондинку и стала неузнаваемой.

«Пару раз ко мне подходили люди на улицах, – вспоминает она. – Я не знала, что им сказать. Мне было странно их внимание. Но вскоре после премьеры на меня перестали обращать внимание. Ведь это Лос-Анджелес, здесь можно увидеть знаменитостей на каждом шагу».

Между первым и вторым «Страшным кино» Фарис не снималась в кино, несмотря на обретенную славу. «Я очень тормозной человек, – объясняет она. – В те дни я пыталась сниматься в комедии NBC «Собачьи дни», мы сняли пилот и несколько серий, но потом они решили не выпускать его в эфир. Мне было ужасно обидно. Так обидно, что я снялась на развороте журнала для мужчин Maxim! Я рада, когда есть работа, но каждый раз мне кажется, что ее может и не быть. Даже сейчас мне порой приходится сражаться за роли».

Недавно Фарис закончила съемки в фильме Софии Копполы «Неверный перевод» (Lost in Translation), который снимался в Японии.

«Я была в восторге, когда мне удалось заполучить роль у Софии! – говорит она. – Фильм рассказывает о героях Билла Мюррея и Скарлетт Йоханссон, действие в основном происходит в токийском отеле. Я играю кинозвезду, которая приехала в Японию рекламировать свой новый фильм. Каждый раз, когда они на меня натыкаются, случается конфуз. Это не комедия, это скорее легкомысленная драма, но очень милый и симпатичный фильм».

В настоящее время Фарис снимается в третьей серии «Очень страшного кино», но на сей раз у руля стоят не братья Уэйансы, а не менее известный, чем они, комедиограф Дэвид Цукер. В новой серии героиня Фарис наделяется волшебной силой, позволяющей избавить мир от зла. Но на ее пути стоят страшные враги – колдовские круги на злаковых полях, смертоубийственные видеокассеты и осатаневшие фоторепортеры, преследующие ее в надежде заполучить сенсацию…

«Я была обязана сниматься в третьей серии по контракту, потому что студия Miramax подписала со мной контракт сразу на три фильма, – говорит Фарис. – По правде говоря, мне было немного страшно сниматься без братьев Уэйансов, потому что они придумали героиню и мир, в котором она живет. Но мы остались хорошими друзьями, хотя они решили уйти. Они будут снимать на Revolution Studios другой проект – пародию на фантастические фильмы. Надеюсь, они пригласят меня хотя бы на эпизод! Мне нравится сниматься в комедиях. На съемочных площадках комедий совершенно иная атмосфера, нежели на съемках драм».

Наверняка Анне Фарис еще не раз придется заниматься любимым делом. Третья серия «Очень странного кино» еще не вышла в прокат, а компания Miramax уже объявила о четвертой…

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: