Братья-режиссеры часто становятся хорошими комедиографами. Вспо

bratija zukkery

Джим Абрахамс и братья Дэвид и Джерри Цукер

мним братьев Фаррелли («Все без ума от Мэри», «Любовь зла») и братьев Вайс («Американский пирог»). Но задолго до них были еще и братья Цукеры.
В 70-80-е годы Джерри и Дэвид Цукеры вместе с их школьным приятелем Джимом Абрахамсом создали незабываемые комедийные шедевры – «Кентуккийское жареное кино», «Аэроплан!» и «Голый пистолет», заметно изменившие общепринятые представления о том, какой должна быть «чокнутая комедия».
В 90-е годы троица рассталась и каждый пошел своим путем. В частности, младший брат Джерри переключился на фантастические и эпические мелодрамы – такие, как «Привидение» и «Первый рыцарь». Он также стал продюсером романтической ленты «Прогулка в облаках». Но сегодня, после десяти лет труда на мелодраматическом поприще Джерри Цукер вернулся на стезю комедии и поставил на Paramount Pictures невероятно смешной фильм «Крысиные бега».

«Это был самый подходящий для меня проект, потому что я ужасно скучал по комедии, – говорит 51-летний Цукер. – Я обожаю этот жанр. Я был счастлив вернуться на родную территорию, хотя должен вам признаться, что «Крысиные бега» не похожи на то, что я делал раньше. «Аэроплан!» и «Совершенно секретно» были откровенными пародиями, а «Безжалостные люди» – настоящим фарсом. А здесь я снимал самую что ни на есть чистейшую комедию, почти клоунаду. Это совершенно иной стиль, но мне он нравится больше всего».
Многие критики сочли «Крысиные бега» данью уважения старым комедиям 60-х – начала 80-х годов – таким, как «Это безумный, безумный, безумный, безумный мир», «Гонки «Пушечное ядро» и «Большие гонки». Но Цукер уверяет, что не собирался делать ни ремейк, ни путеводитель по знаменитым старым фильмам, в которых куча кинозвезд вдребезги разбивает колонны автомашин всех образцов и калибров.
Идея фильма исходила от Шерри Лэнсинг, которая была ранее главой Paramount Pictures. Она наняла сценариста Энди Брекмана, который сочинил историю о владельце казино, устраивающего гонки без правил, в которых победитель получает 2 миллиона долларов. Сценарий был предложен Джерри Цукеру, который мгновенно согласился на постановку.

«Я буквально влюбился в эту историю, – рассказывает режиссер. – Но мне она виделась совершенно иначе, чем остальным. Я сразу же решил, что буду делать упор не на битье машин, а на человеческие пороки. Честно говоря, те старые комедии, которые вспоминают сегодня критики, никогда не относились к числу моих любимых. Конечно, я смеялся на таких фильмах, но я видел, что актеры в них просто кривляются в перерывах между трюками».
По словам Цукера, он был заинтригован идеей сделать эксцентрическую комедию, в которой прослеживались бы серьезные мысли. «Я видел в этом сценарии большой потенциал, – говорит он. – Здесь речь шла не только о количестве разбитых машин, но и о человеческих страстях».

Как и полагается в комедии, речь идет о нелепых и неуклюжих людях, о соблазнах легкой добычи, жадности, мошенничествах и плохом вождении машин. Джон Клиз играет хитрого владельца казино Дональда Синклера, который создает новый вид гонок без правил: гонок за огромным состоянием.
«Я эксцентрик!» – заявляет Синклер, устраивая необычную лотерею, в которой шестеро случайно выбранных людей станут участниками гонок за 2 миллионами долларов. Деньги в мешке, мешок в сейфе, сейф – в 700 милях от места старта – в Силвер-Сити, штат Нью-Мексико. Кто доберется до сейфа первым – тот получит все деньги.
Синклер помещает в игральные автоматы шесть особенных монеток, и каждый, кто их выигрывает, становится участником гонок. «Сегодня ваши шансы велики, как никогда: один к шести, – напутствует их Синклер. – А правило у нас всего одно: никаких правил!»

Участники гонок не знают, что за эксцентричным поведением Синклера скрывается трезвый и холодный расчет. На самом деле он организовал наблюдение за каждым участником гонок, при этом самые богатые его клиенты получили возможность сыграть в самом необычном тотализаторе всех времен, поставив на кого-то из шестерых «крыс».
«Крысиные бега» стали самым крупным и дорогостоящим изо всех моих фильмов, – говорит Цукер. – До сих пор ни на одном моем фильме не было столько трюков и спецэффектов».
В поисках вдохновения Цукер внимательно изучал самые различные кинокомедии. Он пересматривал фильмы Чаплина, Бастера Китона, Эбботта и Костелло, французского комедиографа Жака Тати. «Я хотел научиться у них создавать комедийные ситуации, высвечивающие суть характеров героев, – говорит Цукер. – Жак Тати был не просто смешным – он был реальным. Этот маленький человечек из «Каникул господина Юло» никогда не говорил: «Посмотрите, какой я забавный». И поэтому все, что с ним происходило, казалось еще более смешным. Мне хотелось, чтобы актеры играли именно так, как он. Чтобы их герои были реальны».

По словам Цукера, вначале он подумывал о таких исполнителях, как Джим Кэрри и Майк Майерс. «Это было еще в тот период, когда мы собирались снимать в духе «Безумного мира», – смеясь, говорит он. – Простите, я опустил еще три слова «безумный». Знаете, я лично называю такой подбор актеров «трюковым».
Но на студии быстро поняли, что получается не звездный проект, а фильм-ансамбль, и звезды калибра Кэрри вряд ли захотят в нем участвовать.
«К тому же у нас не было денег на приглашение десятка 20-миллионщиков! – говорит Цукер. – Поэтому мы взяли просто хороших актеров. Энди написал замечательный сценарий с яркими характерами, которые было интересно и приятно играть. У каждого персонажа – своя история, свои проблемы».

По словам Цукера, при подборе актеров он полагался исключительно на свою интуицию. Он уверяет, что не мог представить в роли Синклера никого, кроме ветерана «Монти Пайтона» Джона Клиза. «Мне нужен был актер, который мог бы играть махинатора так, чтобы зрители поверили, что он может гениально манипулировать людьми. И одновременно – чтобы он, формальный злодей фильма, был бы смешным и забавным. Джон идеально подошел на эту роль».
Помимо Клиза Цукер собрал в «Крысиных бегах» комедиографов-ветеранов (Вупи Голдберг, Роуэна Эткинсона, Пола Родригеса, Джона Ловица, Кэти Наджими) и молодых актеров (Сета Грина, Брекина Майера, Эми Смарт, Винса Вилуфа).
«На съемочной площадке ощущалась какая-то удивительная энергия, – вспоминает Эми Смарт, играющая Трэйси. – Джерри Цукер создал восхитительную атмосферу, и мы, начинающие актеры, работали на равных с гениями комедии. Каждый день приносил новые открытия, новые сложности и новые радости. Я все время чувствовала себя стоящей на цыпочках и чувствовала, что Джерри буквально вытягивает из меня лучшее, на что я способна».

«Джерри никогда не командовал – он всегда советовал, – говорит Сет Грин (они с Винсом Вилуфом играют братцев-злоумышленников, вокруг которых стихийно возникает хаос). – Он предлагал: «А что, если ты здесь закричишь?» Или: «Скажи что-нибудь». Мы старались не подкачать!» Грин и Вилуф высказали желание поработать каскадерами и сами исполняли большинство своих трюков. «Мы набили много шишек и синяков, – признается Грин. – Но зато остались довольны собой!»
Самую неожиданную роль получил лауреат «Оскара» Кьюба Гудинг-младший: он играет водителя автобуса, который везет на конкурс двойников телезвезды Люсиль Болл. Кстати, эта идея пришла незадолго до съемок.
По словам Цукера, они с Брекманом более полугода перерабатывали его сценарий. «Мы устраивали настоящие «мозговые штурмы», после которых Энди переписывал целые сцены, – вспоминает Цукер. – В первоначальном сценарии был автобус с Элвисами Пресли. Мне это не понравилось, поскольку нечто подобное было в кино и раньше. Сначала я предложил автобус чревовещателей, но Энди ими не вдохновился. Потом я увидел в какой-то газете фотографию с конвенции поклонниц сериала «Я люблю Люси» – групповую фотографию множества женщин в рыжих париках, с ярко накрашенными губами, в платьях образца 50-х годов. Энди сказал: «А как насчет автобуса, набитого двойниками Люсиль Болл?»

Одну из них, кстати, сыграла мать режиссера Шарлотта Цукер, которая исполняет эпизодические роли почти во всех фильмах своих сыновей. Например, в «Привидении» миссис Цукер играла работницу банка, в «Первом рыцаре» – торговку хлебом, в «Кентуккийском жареном кино» – юриста, а в каждой серии «Голого пистолета» она появлялась в новой роли.
Цукер с ностальгией вспоминает о своих первых фильмах. «Знаете, как появился «Голый пистолет»? – с улыбкой спрашивает он. – Мы делали на телевидении комедийный сериал «Полицейский отряд!» (Police Squad!). В один прекрасный день чиновники нам заявили, что мы, видите ли, неправильно работаем. У нас получается «слишком интенсивное» шоу. «А это плохо?» – спрашиваем. Нам отвечают, что, мол, зрители вынуждены смотреть наше шоу очень сосредоточенно, иначе они пропустят половину шуток. И отойти за чашкой чая некогда. «Ребята, вы словно снимаете не телешоу, а кино». И тогда мы решили, что лучше действительно снять кино».

С тех пор прошло немало времени, но для многих зрителей эти фильмы не поблекли. «Аэроплан!» недавно вышел на DVD, «Голый пистолет» часто показывают различные телеканалы.
«Думаю, это прекрасно, – говорит Цукер. – Мне очень приятно, что эти фильмы не устарели. Недавно меня спросили, не обидно ли мне оставаться в глазах зрителей «парнем, который снял «Аэроплан!». Поверьте – ничуть не обидно. Я рад, когда меня называют комедиографом. Особенно если учесть, что комедии всегда имеют больший спрос, чем драмы. Если люди пойдут смотреть «Крысиные бега» из-за того, что их снял режиссер «Аэроплана!», я буду счастлив».
Цукер с большим уважением относится к зрителям. Он утверждает, что настоящим монтажером фильма является аудитория на тест-просмотрах. Цукер устраивает множество тест-просмотров, в ходе которых внимательно следит за реакцией зала. «Главное для меня, чтобы шутка сработала, – говорит он. – Если люди не смеются, я пытаюсь переделать сцену. Если они по-прежнему смотрят картину без смеха, значит, этой сцене не место в моем фильме. Моя цель – контакт со зрителем. Я делаю фильм для него, а не для себя».

За два месяца до премьеры «Крысиных бегов» Цукер все еще трудился в кинотеатре на очередном тест-просмотре, записывая свои замечания по поводу зрительских реакций и вырезая то, что казалось ему недостаточно смешным.
«Я надеюсь, что наш фильм получился не только смешным, но и добрым, – говорит Цукер. – Мы с Энди ни разу не говорили о сверхзадаче и прочих высоких материях, но нам с ним одинаково хотелось сделать фильм, на который можно было бы пойти всей семьей. Многие сегодняшние комедии кажутся мне чрезвычайно агрессивными, злыми и грубыми. Мы с самого начала постарались уйти от этого стиля».
Наверное, поэтому в фильме изменился финал, который стал более симпатичным и эмоционально окрашенным. В сценарии действие просто заканчивалось, и начинались титры. Но Цукер хотел чего-нибудь более оригинального, тем более что последняя сцена разворачивалась во время концерта.

«Мне было ужасно обидно, что мы проходим мимо этого веселого карнавала с пением и танцами, – говорит режиссер. – Я подумал, что наши герои тоже могли бы выйти на сцену и танцевать, а потом прыгать в толпу зрителей. Так у актеров появилась возможность импровизировать. Мы пригласили хореографа, он работал с каждым актером по нескольку часов, но в конце концов все делалось и снималось спонтанно. У меня были кое-какие идеи, я кое-что посоветовал им. В основном велел «отвязаться» и веселиться на всю катушку».
Проработавший много лет в знаменитой комедийной команде, Цукер признается, что скучает по своим бывшим партнерам – брату Дэвиду Цукеру и Джиму Абрахамсу. «Нам было весело работать вместе, – говорит он. – Мы сохраняем близкие отношения, часто общаемся».
Но новое совместное творение братьев Цукеров и Абрахамса, по мнению Джерри Цукера, так же маловероятно, как новый альбом «Битлз».
«Я думаю, этого не произойдет, – говорит Цукер. – Но не исключено, что мы сможем сотрудничать в другой области. Например, писать сценарии».
Как насчет «Голого пистолета 444 и 1/4»?


Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: