dzhon travolta sientologaСражаться с инопланетянами было трудно, но еще труднее было пробить фильм в производство.
«Послушайте, мне пришлось вести 15-летнюю борьбу за право сделать этот фильм, – говорит Джон Траволта, звезда и исполнительный продюсер фантастического боевика «Поле битвы – Земля». – Я перенес на экран историческую книгу».
Столь долгое промедление, конечно же, было вызвано тем фактом, что фильм основан на одноименном романе Л. Рона Хаббарда, написанном в 1982 году. Хаббард – основатель сайентологии, религиозного учения, вокруг которого за последние годы развернулось много споров и дискуссий. Джон Траволта – один из самых знаменитых сайентологов в США.

Траволту часто критикуют за его увлечение сайентологией, хотя ею увлекается не он один – в США у этого учения множество последователей, в том числе Том Круз, Николь Кидман и другие знаменитости. Траволта же был первым из голливудцев, начавших увлекаться сайентологией – он заинтересовался ею еще в 1975 году, когда об этом учении почти никто не знал. «Я никогда не чувствовал стремления к алкоголю или наркотикам, – говорит он. – Мне нужно было нечто, помогающее в трудных ситуациях. Сайентология стала моим убежищем».

Траволта уверяет, что сайентология – не что иное, как безобидное философско-религиозное учение, помогающее человеку справиться с жизненными сложностями. Он также настаивает на том, что «Поле битвы – Земля» не имеет никакого отношения к сайентологии – ни по форме, ни по содержанию. Такая приключенческая фантастика, считает Траволта, ни в коей мере не связана с религиозными убеждениями автора.
«Это классическая фантастика, – говорит Траволта. – Мы сняли боевик по мотивам одной из самых знаменитых книг в мировой литературной фантастике. В течение последних лет этот роман буквально просился на экран, – говорит актер, поудобнее устраиваясь на диване в номере-люкс отеля Four Seasons. Он одет неформально – в серые брюки и такого же цвета свитер. – Я уже слышал, как эту картину называли «Звездными войнами» текущего сезона».

Права на экранизацию романа Траволта купил в 1984 году, собираясь играть молодого отважного землянина Джонни Тайлера по прозвищу Хороший Парень, который в 3000 году возглавил восстание против инопланетян-псайклосов, захвативших Землю и поработивших человечество. Однако к тому времени, когда Траволте удалось запустить фильм в производство, он был слишком стар для этой роли, ведь, согласно книге, Джонни всего 19 лет. Траволта был вынужден уступить роль Барри Пепперу, которого мы недавно видели в «Зеленой миле».
«Мне было ужасно жаль, – признается Траволта, – потому что в роли Джонни я видел много интересных аспектов. К 3000 году люди снова стали охотниками и собирателями, потому что иначе они не могли выжить. Они живут в очень суровых условиях и хотят только одного – мира на своей планете. Но достичь этого им удается с большим трудом».
Для себя Траволта выбрал роль Терла – трехметрового псайклоса с коническим черепом, огромной копной нечесаных волос и с очень плохим характером.

«Это театральный злодей, – говорит Траволта. – В его характере есть что-то шекспировское. Он манипулирует людьми и псайклосами. Он шантажирует своих партнеров. Это самый зловещий персонаж, какого мне доводилось играть».
Добавим: и самый уродливый.
«Да, этот фильм потребовал от меня радикальной физической трансформации, – говорит Траволта. – Я ношу специальную «накладку на череп» и странную прическу. У меня янтарные глаза и когти на руках».
Большую часть съемочного периода Траволте пришлось ходить на специальных ходулях, чтобы его персонаж выглядел более высоким.
Траволта уверяет, что он совершенно не боится того, что вокруг фильма может разыграться религиозный скандал. «Все письма, которые приходили к нам по обычной и электронной почте, были полны энтузиазма, – говорит он. – Я никогда еще не снимался в фильме, которого ожидали бы с таким нетерпением. А поскольку мы смогли снять только половину книги – ведь в ней больше тысячи страниц! – и студии все это очень понравилось, то сегодня уже идут разговоры о продолжении, которое мы хотели бы сделать к 2002 году. А это значит, что студия уверена в нашем успехе».
Траволта говорит, что сейчас размышляет также об экранизации двух других книг Хаббарда – «Миссия – Земля» (1991) и «Страх» (1992).

«Мне очень хочется, чтобы в моей фильмографии были фантастические ленты, – говорит Траволта. – Это единственный жанр, в котором я еще не работал. Но мне хотелось бы сниматься в фантастических фильмах, которые смотрелись бы как реалистические полотна. Ведь фантастика всегда основывается на реальности».
Да, чисто фантастических лент в его послужном списке до сих пор не было, хотя карьера Траволты была на удивление.
В 1977 году он прославился на весь мир, снявшись в фильме «Лихорадка в субботу вечером», после которого вся молодежь начала танцевать в стиле диско. Сексапильность и чувственные танцевальные па ненадолго сделали Траволту молодежным кумиром. А через несколько лет он исчез с киногоризонта: его преследовали провальные фильмы, сложности в личной жизни, проблемы с весом.
В 1989 году Америка совершила поразительное открытие: оказывается, Траволта – комедийный актер! Он с блеском сыграл беспечного таксиста в эксцентрической комедии «Уж кто бы говорил» (о младенце, говорящем мужским голосом) – фильме, ставшем одним из чемпионов проката, – а затем снялся в двух продолжениях.
Но вслед за этим снова начался период неудач. Только в 1994 году Траволта вернулся в большое кино, сыграв в «Криминальном чтиве» Квентина Тарантино.

Ныне знаменитый, а в ту пору никому не известный Тарантино позже признался, что два часа уламывал свою будущую звезду сыграть гангстера-растяпу, читающего комиксы в туалете и претендующего на знание иностранных манер. Траволта отнекивался, отказывался, но в конце концов под напором режиссера сдался.
С этого времени для Траволты началась эпоха триумфа. «Криминальное чтиво» получило «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале и собрало в прокате США более 100 миллионов долларов.
И это было только начало. Дальше у Траволты косяком пошли хиты: «Достать Коротышку», «Сломанная стрела», «Феномен», «Майкл», «Без лица»… Через пару лет его стали называть мегазвездой. В настоящее время он получает по 20 миллионов долларов за фильм. И сегодня ему не хватает только «Оскара».
«Разумеется, я не хочу строить радужных предположений на этот счет, – говорит он. – Но я на самом деле горжусь своей работой, тем, что я сделал за четверть века. Я очень горжусь ролями в «Гражданском иске» (1998) и «Основных цветах» (1998). Я считаю, что это были вехи в моей актерской карьере. Я верю, что в этих ролях вы можете увидеть, насколько я вырос в актерском отношении».

Однако он не пытается убедить окружающих в том, что является гениальным актером. Траволта щедро раздает комплименты сценаристам и режиссерам, уверяя, что именно благодаря их усилиям его роли получились такими эффектными и запоминающимися. А что касается актерского таланта, то главное, уверяет Траволта, это – дисциплина и любовь к работе.
О рабочей этике Траволты рассказывают легенды. Он всегда любезен с прессой. Он никогда не отказывается от участия в рекламных кампаниях своих фильмов, никогда не задирает нос, не кичится своим положением и не пытается спрятаться от журналистов. Свое отношение к СМИ он сформулировал в одной фразе: «Если дать журналистам и фотографам все, что им нужно, они оставят тебя в покое». Поэтому после рождения сына Джетта Траволта согласился позировать перед прессой вместе с малышом и даже менял ему подгузники под пристальными взглядами сотен фотообъективов.

Конечно, не всегда отношения Траволты с прессой и поклонниками складывались гладко. Он был потрясен обстоятельствами гибели принцессы Дианы и присоединился к бойкоту СМИ, объявленному несколькими голливудскими звездами в знак протеста против назойливости папарацци. Траволта особенно остро переживал эту трагедию еще и потому, что был лично знаком с леди Ди: их представили друг другу на благотворительном вечере за несколько лет до гибели принцессы Дианы.
Поклонники тоже попортили ему много нервов. Траволта до сих пор помнит, как в 1978 году он приехал в Лондон рекламировать «Бриолин». В аэропорту собрались несколько тысяч фанатов; охранники довели Траволту до лимузина, но потом машина долго не могла отъехать: фанаты начали раскачивать ее, пытались открыть окна, залезали наверх. «Когда крыша начала прогибаться, я решил: все, мне конец!» – вспоминает об этом Траволта.

Но даже это происшествие не заставило его отказаться от контактов с публикой и прессой.
«Популярность актера зависит от его умения хорошо работать, – говорит Траволта. – Конечно, материал тоже важен. Материал и то, что ты в него вкладываешь. А главное – сознавать, что все это эфемерно. Я, например, понимаю, что все, что у меня есть, может в момент улетучиться».
Он знает, о чем говорит – ему не раз приходилось терять близких.
Джон Траволта родился 45 лет назад в городке Инглвуд, штат Нью-Джерси. Джон был младшим и самым любимым ребенком в семье. Мать-актриса души в нем не чаяла, прощая все шалости и поощряя в нем лицедейскую жилку. Она преподавала актерское мастерство, и на ее занятиях дети часто сидели вместе с учениками.
Отец Траволты, спортсмен-полупрофессионал, помогал жене и всячески поощрял шестерых детей, которые увлекались шоу-бизнесом. Траволта-старший оборудовал в подвале дома театр-лабораторию для занятий. Когда его жена не проводила в своем подвальном театре уроков актерского мастерства, дети устраивали на импровизированной сцене самодеятельные музыкальные шоу для родителей и друзей.

Мать Джона успела увидеть сына в «Лихорадке в субботу вечером» и в «Бриолине», а в 1979 году она умерла от рака.
Джон с детства знал, чем он будет заниматься. Еще учась в школе, он начал сниматься на телевидении в маленьких ролях. В 17 лет ему повезло: его взяли в популярное телешоу «Добро пожаловать домой, Коттер!» А через год он уже снимался в «Кэрри» Брайана Де Пальмы.
На съемочной площадке фильма «Парень в пластмассовом пузыре» 23-летний Траволта влюбился в 41-летнюю актрису Дайан Хайленд. В фильме они играли мать и сына. Траволте было наплевать на разницу в возрасте, но Хайленд всячески избегала его общества. Траволта долго не мог понять, почему она не хочет с ним встречаться.
Старшая сестра Траволты, Эллен, знала в чем дело. Эллен Траволта была актрисой, и она тоже пробовалась на роль матери героя. Позже режиссер по кастингу в доверительной беседе попросил ее уступить эту роль другой женщине, потому что та была больна раком груди и ей нужно было срочно заработать деньги на операцию.
Эллен Траволта пообещала Дайан молчать и сдержала свое обещание. Она ничего не сказала даже тогда, когда ее брат признался, что влюблен в свою партнершу.

Когда же Траволта, не выдержав, объявил Хайленд о своей любви, та призналась, что жить ей осталось совсем немного. Траволта не мог в это поверить. Не сомневаясь, что его любовь вернет Хайленд к жизни, он стал возить ее по врачам, знахарям, колдунам и целителям. Ему предложили роль в кино – он хотел отказаться. Хайленд, уверяя, что стала чувствовать себя лучше, убедила его дать согласие на съемки. Работая, Траволта строил грандиозные планы: как только фильм будет закончен, они вместе поедут на карнавал в Рио!
В последний день съемок раздался звонок из больницы: Траволте сказали, что Дайана Хайленд при смерти и что она просит его приехать. Траволта был с Дайаной в ее последние минуты, и, очевидно, именно тогда его отношение к жизни коренным образом изменилось.
Почти одновременно он потерял двух самых любимых женщин – мать и возлюбленную. Нежули такова цена славы?
Раньше он стремился стать знаменитым. Теперь он обрел славу и одновременно потерял любовь. Фильм, в котором он снимался в то время, как Хайлэнд умирала, назывался «Лихорадка в субботу вечером». За этот фильм Траволта получил первую номинацию на «Оскар», его имя стало синонимом стиля диско, он стал молодежным кумиром…
Но в личной жизни он был глубоко несчастным человеком. Именно в те годы его спасла сайентология, учившая в любом положении искать позитивные стороны.

«В то время мне казалось, что именно карьера сгубила мою любовь, – вспоминает он. – Я считал, что шоу-бизнес лишил меня полноценной жизни».
Траволта не смог полностью отказаться от работы в шоу-бизнесе – он слишком любил танцы, пение и лицедейство. Но прежнего рвения в нем не было. Он снимался по инерции. Сначала его звали в довольно интересные проекты. После «Городского ковбоя» (1980) хорошие роли стали попадаться все реже и реже, а искать новые сценарии и новых режиссеров ему не хотелось – жаль было тратить силы и время на то, что не имеет значения. О деньгах Траволта не думал – в свое время он по совету менеджера оставил за собой права на свои музыкальные хиты и ежегодно получал огромные суммы от их переиздания и от допечатки тиражей пластинок. Траволта постепенно отдалился от голливудской тусовки, набрал лишний вес и перестал появляться на светских вечеринках. В середине 80-х он уехал из Лос-Анджелеса и стал жить на своем ранчо во Флориде, откуда лишь изредка выбирался на съемки какого-нибудь второсортного фильма.
Переломным в его жизни стал день, когда он познакомился с Келли Престон. Это произошло в 1987 году на съемках фильма «Эксперты».

«Келли была одной из шести претенденток на главную роль, – вспоминает Траволта. – Я увидел ее пробы и почему-то решил, что именно она сыграет роль не только в фильме, но и в моей жизни».
Келли Престон уверяет, будто она с 15 лет знала, что рано или поздно станет женой Траволты. В отрочестве она жила в Австралии и однажды, проходя мимо кинотеатра, увидела плакат фильма «Бриолин», на котором красовался Траволта.
Престон уверяет, что в тот миг она увидела свое будущее: «На меня вдруг снизошло озарение – когда-нибудь я буду близка с этим человеком».
Впрочем, от первой встречи до обретения семейного счастья прошло довольно много времени. Когда они встретились на съемках «Экспертов», Престон была замужем за актером Кевином Гейджем. Это не помешало ей подружиться с партнером, но общение с Траволтой не шло дальше дружеских встреч.
«Я обнаружил, что Келли – идеальная женщина. Она любит летать, есть, танцевать – одним словом, очень похожа на меня. Идеи сайентологии находили в ней самый живой отклик. Мне же показалось, что эта женщина может сделать счастливым любого человека».

Первый муж Престон так не считал, и вскоре они развелись. Позже Престон встречалась с другими звездами – Джорджем Клуни и Чарли Шином, – и все это время Траволта оставался ее другом.
Летом 1989 года Траволта снимался в Ванкувере в фильме «Уж кто бы говорил», и, по счастливому совпадению, Престон тоже была в Ванкувере на съемках.
Судьба свела их в одном отеле. Они стали видеться каждый день, и в канун Рождества Траволта сделал предложение своей новой избраннице.
Траволта и Престон венчались дважды – один раз в Париже, второй раз в США. «Нам очень понравился этот процесс», – смеясь, говорит Траволта. К тому времени, когда их брак был скреплен официально, Престон уже была беременна (журналистам она говорила: «МЫ беременны»).
Траволта уверяет, что точно знает, когда был зачат его сын: это произошло во время уик-энда, который он и Келли проводили в доме своих друзей – Брюса Уиллиса и Деми Мур. Вскоре гордый Траволта уже позировал в своем доме с женой и новорожденным младенцем.

Но даже будучи на вершине успеха, Траволта не может забыть о бренности земной жизни. Тем более что судьба время от времени напоминает ему об этом. В прошлом году, например, самолет, на котором летел Траволта, едва не разбился.
Возможно, именно поэтому он снимается так интенсивно. После «Криминального чтива» Траволта стал играть в двух-трех фильмах в год. Сейчас он немного сбавил темп, однако исправно выдает два фильма в сезон, в то время как звезды его величины обычно ограничиваются одним.
В 2000 году, кроме «Поля битвы…», Траволта сыграл в комедии Норы Эфрон «Счастливые номера» (Lucky Numbers) – о мошенничествах в розыгрыше призов лотереи, где его партнершей стала Лиза Кудроу. Траволта также снялся в триллере «Внутренние проблемы». Сейчас он снимается в боевике «Рыба-меч» (Swordfish) и говорит, что мечтает сыграть в мюзикле. У него на примете есть один мюзикл – первый со времен «Бриолина» (1978), – и перспектива сняться в нем чрезвычайно его интригует.
«Я всего лишь хочу работать как можно лучше, становясь с каждым фильмом все более интересным актером, – говорит Траволта. – Думаю, что в этой жизни у меня еще много возможностей, много невзятых высот. Самый интересный вызов для актера – найти и сыграть необычную, нестандартную роль. Не меньше удовольствия я получаю, когда мне удается преодолеть какие-то трудности во время полетов, когда я сижу за штурвалом. Но самое трудное и самое интересное – это заботиться о моей семье и моем бизнесе: ведь на меня работают 40 человек».

Семья у него очень дружная. Келли Престон поддержала мужа в его последнем начинании, сыграв в «Поле битвы…» женщину-инопланетянку с огромным языком. Сегодня, кроме 7-летнего сына Джетта, у супругов подрастает новорожденная дочь, появившаяся на свет буквально накануне премьеры «Поля битвы…»
«С тех пор, как я стал отцом, я чувствую себя совершенно другим человеком, – говорит Траволта. – Я чувствую себя более уязвимым. Человек никогда ни к кому не испытывает таких чувств, как к своему ребенку. Ты беспокоишься о нем больше, чем нужно. Ты грустишь, когда приходится с ним расставаться. Быть родителем – ужасно трудно и страшно».
Траволту можно с полным правом назвать замечательным отцом. Каждое Рождество он изображает Санта-Клауса, а на прошлый Хэллоуин он даже ходил вместе с Джеттом по домам соседей и собирал дары…

«Я изображал Смерть с косой, – смеется он, вспоминая тот день. – Иначе никак не спрятать лицо. Я надел очень большой капюшон, и никто не знал, что под капюшоном – я. Но потом я понял, что не смогу долго дышать в этой маске и в конце концов снял ее. Все говорили мне: «Как, это вы?» Я отвечал: «Да, это я – отец Джетта!»
Но это у себя дома Джон Траволта всего лишь отец. В Голливуде он считается одним из самых крутых парней. Он не спорит с этим утверждением, но говорит, что не видит в этом своей заслуги.

«Меня часто спрашивают о секрете моей так называемой крутизны, – говорит он, смеясь. – По правде говоря, я не очень хорошо понимаю, что такое «крутой». Когда я был мальчишкой, считалось, что носить водолазки и береты – это круто. А уж если ты брал в руки сигарету – ты был наикрутейшим парнем в компании. Сегодня меня без конца называют крутым, но я этого не понимаю».
«Да, мои герои могут быть крутыми – например, в фильмах «Сломанная стрела» и «Достать Коротышку» я играл очень крутых ребят. В «Поле битвы» я тоже играю крутого героя. Но самого себя я воспринимаю как милого и неуклюжего большого парня».

Cинди ПЕРЛМАН


Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: