elaidzha vud filmЭлайджа Вуд признается, что у него осталась татуировка на память о съемках «Властелина колец».
«Это значок, который означает «девять» на эльфийском языке, – говорит он. – Мы все сделали себе такую татуировку. Девять хранителей кольца. Девять актеров. То, что мы пережили вместе, не забудется никогда».
Хотя Вуду всего 21 год, ему есть с чем сравнивать. Больше половины жизни он снимается в кино. Вуд дебютировал на экране в 1990 году в фильме «Внутреннее расследование» и впоследствии снимался в таких разноплановых фильмах, как «Вечно молодой», «Норт», «Ледяной шторм», «Столкновение с бездной», «Факультет».

На съемочной площадке «Факультета» он впервые услышал о том, что новозеландский режиссер Питер Джексон будет снимать фильм по знаменитой трилогии Толкиена «Властелин колец». Долгое время по Интернету порхала версия, согласно которой Вуда «сосватал» в этот фильм знаменитый интернетовский журналист-киноман Гарри Джей Ноулз.
«Сосватал» – не совсем точное слово, – говорит Вуд. – Я снимался в «Факультете», съемки проходили в Остине, штат Техас, где живет Гарри. Он очень дружен с режиссером Робертом Родригесом, поэтому часто приходил на съемочную площадку. Однажды Гарри подошел ко мне и сказал: «Только что мне сказали, что на New Line будут снимать «Властелина колец». Ты должен играть Фродо!» Меня заинтересовали его слова, но в то время подбор актеров на роли еще не начался. Только год спустя мне предложили сделать пробы».

Когда Питер Джексон начал поиск актеров, ему пришлось открыть филиалы на трех континентах: его ассистенты работали в Англии, Новой Зеландии, Австралии. «Я не пытался представить себе героя заранее, чтобы отсматривать пробы, будучи открытым всем возможностям, – рассказывает Джексон в отдельном интервью. – Но стоило мне посмотреть пробу Элайджи, как я понял, что это Фродо. Не актер, играющий Фродо, а именно сам Фродо. Я смотрел на него и понимал, что поиски окончены. Элайджа сыграл его так, что ты в каждую секунду можешь заглянуть в душу хоббита».
По словам Вуда, все было далеко не так просто.

«Началось с того, что агент позвонил мне и сказал: «Питер Джексон делает пробы, тебя приглашают к нему в офис». Мне не хотелось делать пробу в офисе – там все стандартно и безлико. И я решил сделать свою собственную видеопробу, где было бы видно, как важен для меня этот проект».

Сначала Вуд пригласил преподавателя дикции и акцента и поработал с ним над голосом и акцентом Фродо. Потом с друзьями подобрал костюмы, поэкспериментировал с гримом. Затем попросил друга, режиссера Джорджа Хуанга, продумать раскадровки и снять несколько сцен, где бы он сыграл Фродо.

«Нашим Средиземьем стали лужайки на Голливудских холмах, – вспоминает Вуд. – Мы не спешили, снимали несколько дней, пока не получили то, что хотели. Потом пошли на Miramax, арендовали монтажную и смонтировали снятое. На следующий день я отдал пленку режиссеру по кастингу. Я не знал, что у нас получилось, но был спокоен, потому что сделал все, что было в моих силах».

Перед началом съемок многие удивлялись выбору Джексона. По описаниям Толкиена у хоббитов простоватые крестьянские лица, а внешность Вуда скорее подходит для роли эльфа.

«Дело в том, что Фродо – не совсем обычный хоббит, – возражает Вуд. – В то время как его соплеменники почти не интересуются миром за пределами Хоббитании, Фродо, подобно своему дяде Бильбо, увлекается легендами Средиземья и заворожен историями об эльфах и людях. Возможно, режиссер использовал мою внешность, чтобы подчеркнуть духовную близость Фродо с остальными участниками братства кольца».

Духовная близость Вуда и Фродо тоже не вызывает сомнений. Тем более что, по мнению Вуда, «Властелин колец» – проект, благословленный свыше.

«Во время съемок мне казалось, что небеса нас благословили. И все остальные участники съемок чувствовали то же самое. Все актеры говорили, что они мгновенно обжились в ролях, словно всю жизнь к этому готовились. Все получалось так, как нам было нужно. Все мы благодарны судьбе за этот опыт. Это были самые незабываемые месяцы моей жизни».
К 18 годам, когда начались съемки, Вуду уже не раз приходилось играть сложные неоднозначные характеры. Но роль Фродо стала самой трудной в его карьере.

«Мне предстояло прожить с героем самые прекрасные и страшные месяцы его жизни, – говорит Вуд. – Сначала Фродо соглашается взять кольцо, чтобы унести его из Хоббитании, отвести опасность от родного края. Волшебник Гэндальф сообщает ему, что кольцо несет в себе внутреннее зло и что все приспешники злодея Саурона нагрянут в Хоббитанию, если узнают, что кольцо находится там. Поэтому Фродо решается отнести кольцо к эльфам. Но потом он осознает, что ни люди, ни эльфы не могут справиться с кольцом, поскольку и те и другие подвержены внутренним конфликтам, и кольцо мгновенно овладевает их душами. И тогда Фродо осознает, что это его судьба – уничтожить кольцо самостоятельно, даже ценой распада личности».
По словам актера, играть разрушение невинной души было «трудно и увлекательно». «Хоббиты простодушны и лишены честолюбия, – рассуждает он. – Поэтому они могут сопротивляться власти кольца дольше остальных обитателей Средиземья. Но через какое-то время кольцо добирается и до души хоббита. Поэтому к концу трилогии он становится совсем другим. Нам очень повезло – фильм снимался почти столько же времени, сколько потребовалось героям трилогии, чтобы добраться до финала. В книгах Толкиена действие разворачивается на протяжении года. Мы снимали три фильма на протяжении 15 месяцев. Для меня путешествие героя происходило почти в реальном времени. Обычно фильмы снимаются гораздо быстрее, а здесь у нас была возможность продумать и осмыслить все, что происходит с героями».

Джексон основательно подготовился к съемкам. На его родине в Новой Зеландии было построено Средиземье – веселая мирная Хоббитания, прекрасное царство эльфов Раздол, зловещая Мория – родина троллей и гоблинов. Чтобы уложиться в бюджет, график съемок был рассчитан так, чтобы в любую погоду можно было снимать если не одну, то другую натурную сцену.

«У нас всегда был «план Б», – рассказывает Вуд. – Но, к счастью, нам не очень часто приходилось менять свои планы из-за погоды. Как-то раз в начале съемочного периода мне пришлось играть одну из самых последних сцен трилогии, потому что наводнение затопило наши декорации. Мы всегда были готовы к такому повороту событий, но до этого дня я не очень сильно задумывался, как буду играть сцены из третьей части. Переключиться было очень трудно. Но я знал, что отступать мы не имеем права».

Долгие годы проект «Властелина колец» считался неподъемным для кино. Никто не знал, как показать на экране хоббитов – существ, которые в два раза меньше человека. Сегодня, в эпоху компьютерных спецэффектов, за эту задачу взялся Джексон – и доказал, что эффективнее всего срабатывают старые, добрые механические эффекты, слегка разбавленные оптическими хитростями.
Например, ряд сцен снимался в двойных декорациях.

«Когда мы делали сцены в доме Фродо Бэггинса в Хоббитании, все декорации изготавливались в двух экземплярах: обычного размера и в две трети обычного размера, – рассказывает Вуд. – В декорациях обычного размера снимали меня, а в уменьшенных – Иена Маккеллена, который играл Гэндальфа. Обе декорации в точности соответствовали друг другу: мебель, книги, безделушки – все изготовлялось вручную. Разница была только в размере. Все вымерялось с точностью до миллиметра, чтобы вещи были скопированы для маленькой декорации в масштабе 1:2/3. Когда снимали меня, работать было легко: в этой декорации потолок был 8 футов высотой. А когда снимали Гэндальфа, всей съемочной группе приходилось забиваться в крохотный закуток, где невозможно разогнуться».

Применялись и другие методы «докомпьютерной эпохи». На средних планах Вуда и его друзей-хоббитов снимали посреди массовки из циркачей, ходивших на ходулях, с аниматронными лицами и руками. Кое-где применяли чисто оптические приемы, например метод совмещенной перспективы: человека ставили ближе к камере, хоббита – дальше. Поэтому хоббит казался меньше человека, причем создавалась иллюзия, что они стоят рядом.

Но самый простой и эффективный способ Джексон придумал для общих планов: он снимал малорослых людей в масках актеров!
«Это ужасно дискомфортно – видеть себя со стороны, – признается Вуд. – Я словно попадал в мир призраков. Эти люди были настолько на нас похожи, что мне становилось страшно. С одной стороны, я радовался, что сцены с маленькими хоббитами получаются так убедительно. С другой стороны, после того как я увидел людей размером с хоббитов, мне стало казаться, что сам я – просто дублер, выполненный в увеличенном масштабе. Как-то раз я сфотографировался с маленьким Фродо – это сюрреалистическое фото! Но самым странным был день, когда мы случайно открыли ящик с бутафорией и обнаружили в нем маски наших уменьшенных лиц. Нам стало жутко, потому что вместо глаз и ртов у этих масок были дырки».

Элайджа не скрывает, что, оказавшись в Новой Зеландии, он сильно тосковал по дому в первые дни. Съемки продолжались около года, а он участвовал почти в каждой сцене и не мог отлучиться ни на неделю. А ведь это был его первый кинопроект вдали от дома!

Элайджа Вуд родился 28 января 1981 года в городке Седар-Рэйпидс в штате Айова. Мать Дебби Вуд назвала его Элайджей, что означает «избранный», потому что верила – ее сына ждет великое будущее. В молодости миссис Вуд мечтала о карьере в кино, но после рождения троих детей была вынуждена забыть о своих мечтах.

До 1988 года семья жила в городке Седар-Рэйпидс. В 1986 году Дебби Вуд отвела детей в модельное агентство, чтобы они поменьше болтались на улице. Элайджу определили в модельную школу (актерских школ в Седар-Рэйпидсе не было), а миссис Вуд сказали, что ее сын – чрезвычайно перспективный и фотогеничный мальчик. Самых перспективных учеников школы ежегодно возили в Лос-Анджелес – показывать тамошним актерским агентам. В 1987 году Элайджа с братом и сестрой попали на «смотрины», и его заметили.

Миссис Вуд предложили выбрать: либо Элайджа остается в Лос-Анджелесе, где будет учиться в школе-интернате и работать в кино, либо вся семья переезжает в Лос-Анджелес. Отец был против переезда – боялся, что не сможет найти в Лос-Анджелесе работу. После долгих колебаний миссис Вуд поставила агентству условие: ее сделают официальным менеджером ее детей: Элайджи, Ханны и Зэка; все трое детей будут определены в специальную школу для малолетних актеров; все трое будут занесены в картотеку агентства и получат возможность ходить на пробы. В начале 1988 года Дебби Вуд с детьми поселилась в скромной квартирке неподалеку от студии Universal. Отец пообещал их навещать, но уезжать из Айовы навсегда он отказался.
Элайджа Вуд отказывается обсуждать в прессе родительский развод и его причины, но охотно подтверждает, что мама является главным человеком в его жизни. Все эти годы миссис Вуд работала бесплатным менеджером сына, организовав его жизнь так, что ему не нужно было заботиться ни о чем, кроме работы и учебы. Поэтому, когда в 1999 году Элайджа, окончив школу, уехал в Новую Зеландию на съемки «Властелина колец», в его жизни начался новый этап.

«Я впервые работал по «взрослому» графику, – говорит он. – Первые дни уставал так, что приходил в номер и сразу же засыпал. Постепенно я втянулся, мне стало легче работать, я нашел много новых друзей. Вскоре после приезда съемочная площадка стала для меня почти родным домом, а съемочная группа – большой семьей. Мы все вместе работали, отдыхали, веселились. В Голливуде вы не найдете ничего подобного. Мы жили единым сообществом, старались поменьше общаться с чужаками, потому что с самого начала съемок вокруг шныряли фотографы и репортеры».

Несмотря на меры предосторожности, было много утечек информации. С самого начала съемок фанаты держали проект под наблюдением. Несколько раз самые ретивые поклонники воровали со съемочной площадки различные предметы реквизита. Но больше всего трофеев досталось самим участникам проекта: по завершении съемок Джексон разрешил своим сотрудникам брать все, что им нравится.

«Я взял самое ценное – Кольцо Всевластия!» – смеется Вуд.
«На самом деле колец было несколько, – добавляет он. – Я взял только одно из них. Думал, смогу его носить на руке, но пока держу в офисе – боюсь, что потеряю. Или какой-нибудь маньяк нападет и отнимет. И вообще зря я вам об этом рассказал».
Сегодняшний Вуд кажется заметно повзрослевшим и возмужавшим по сравнению с тем хоббитом, которого мы видели в первом фильме «Властелин колец: братство кольца». Сегодня он готов к ролям мужчин.

«Думаю, у меня не будет проблем с такими ролями, – говорит он. – Я редко снимался в фильмах, ориентированных на сугубо детский рынок. Чаще всего я играл детей в фильмах для взрослых. Поэтому у широкой публики не было предвзятого мнения на мой счет».

Но при этом Вуд не сомневается, что «Властелин колец» полностью изменил ход его карьеры.
«Еще до того как я отправился на съемки в Новую Зеландию, мне было ясно, что моя карьера будет четко делиться на «до» и «после» «Властелина колец». И не только потому, что до сих пор я снимался в менее коммерческих проектах. Дело в том, что этот фильм изменил что-то во мне самом. Мне трудно это сформулировать, но за время съемок я стал другим. Мне никогда не доводилось становиться частью такого огромного проекта. Я никогда еще не видел, чтобы люди с таким самозабвением отдавали фильму сердца и души. Я никогда еще не испытывал такой ответственности, не играл героя, заранее зная, что за каждым моим словом и жестом будут ревниво следить миллионы фанатов».

Но Вуд уверяет, что не боится новой ответственности.

«Я считаю, что нам удалось остаться верными духу Толкиена, – говорит он. – Главное – не слепое копирование книги, а сохранение ее нравственных ориентиров, атмосферы, характеров. Да, диалоги героев стали другими, более насыщенными и острыми, но их суть осталась прежней. Порой они делают не то, что им приходилось делать в книге, но их поведение основывается на тех же моральных принципах».


Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: