entoni chopkins kino”Я – сердитый человек, – говорит Энтони Хопкинс в ответ на вопрос о природе его феноменального успеха. – В детстве мне было очень плохо, меня постоянно обижали и третировали, а я жаждал мщения. Я мечтал поплясать на могилах своих обидчиков. Но мы, англичане, знаете ли, законопослушные люди. Я не мог отрезать им… гм… скажем, уши. Не мог даже набить морду. Поэтому я отомстил этим людям тем, что добился успеха. Большего, чем я мог ожидать”.

Он не производит впечатление злого человека. Сегодня Хопкинс благодушен как никогда. Впереди у него, как всегда, два кинопроекта: “Тит Андроник” по мотивам шекспировской пьесы и боевик “Инстинкт”. В декабре состоится премьера его очередного фильма – мистической мелодрамы “Познакомьтесь с Джо Блэком”. Предыдущая лента, “Маска Зорро”, имела большой успех в прокате. Ее высоко оценили критики, а президент США Билл Клинтон назвал “Маску Зорро” лучшим фильмом сезона. В этот осенний день, когда большинство его соотечественников мокнут под дождем на берегах Туманного Альбиона, Хопкинс сидит на роскошной открытой террасе отеля Miramar Sheraton в Санта-Монике и наслаждается прекрасной погодой, южным ветерком и запахом азалий.

Он признается, что очень любит прокатиться на машине по дорогам Калифорнии: “Тут куда ни поедешь – везде красиво и хорошо. В этих местах есть что-то магическое. Здесь ничто не воспринимается всерьез. Ты словно спишь и видишь сон. Порой мне кажется, что я вот-вот проснусь в Уэльсе, и на меня сразу же обрушится куча проблем”. В декабре ему исполнится 61 год, но Хопкинс выглядит гораздо моложе. Он говорит, что в Калифорнии забываешь о своем возрасте так же быстро, как и о плохой погоде. “Потому что здесь так хорошо!” – улыбается он. В отличие от многих своих соотечественников, которые любят порассуждать о царящих в Голливуде продажности и бессердечии, Хопкинс не скрывает, что ему нравятся и высокие гонорары, и прекрасные условия работы. “Господи, как же приятно видеть человека, который не притворяется! – говорит его партнерша по фильму “Земля теней” Дебра Уингер. – Мне осточертело слушать, как актеры твердят о бездуховности и коммерциализации кино. При этом они не забывают выбивать себе кругленькие суммы гонораров, снимаясь в студийных лентах. Тони же не боится говорить правду, поэтому его и не любят соотечественники”. Может ли Хопкинс дать представление о своей карьере в двух-трех фразах?

Актер пожимает плечами. “Наверное, вы хотели спросить про эпитафию, но постеснялись и решили сформулировать свой вопрос подипломатичнее? – подтрунивает он надо мной. – Не волнуйтесь, я отвечу на него. Да, я хотел стать богатым и знаменитым, и мне это было дано. Голливуд присудил мне премию “Оскар”. Английская королева мне тоже кое-что дала (Хопкинс имеет в виду рыцарский сан). Мне платят кучу денег. Мои дела идут как нельзя лучше”. Если бы эти слова произнес другой человек, они, наверное, прозвучали бы хвастливо. Однако в устах Хопкинса они производят совсем иное впечатление, поскольку артист с таким спокойствием говорит о деньгах и славе, что можно не сомневаться: эти спутники успеха вполне заслуженно следуют за ним. После того как Американская киноакадемия в 1992 году вручила ему “Оскар” за роль гениального преступника-людоеда Ганнибала Лектера, кто-то удосужился подсчитать, что в более чем двухчасовом фильме Хопкинс присутствует на экране около получаса. Однако премию Киноакадемии он получил в категории “Главная роль”, а не “Роль второго плана”!

Сегодня, через семь лет после “Молчания ягнят”, Хопкинс уверяет, что это самый любимый из всех фильмов, в которых он участвовал. “Я люблю каждую из своих работ, но забавнее всего было играть Ганнибала Лектера, – говорит он. – Этот фильм изменил мою жизнь. Он вернул меня в шоу-бизнес. В то время я пытался воскресить свою театральную карьеру, но мне уже не хотелось играть ни Чехова, ни Шекспира. Мне хотелось вернуться в кино – а там меня поджидал Ганнибал Лектер. Это произошло, когда мне стукнуло 50, а сейчас мне уже 60, однако фильм помнят до сих пор”. Как показывает практика, у актера, прославившегося на весь мир в роли вселенского злодея, почти нет шансов преуспеть в ином амплуа. Однако Хопкинс доказал, что применительно к нему это правило не действует. Как только у него появилась возможность самому выбирать роли, он переиграл практически все, о чем только может мечтать актер. Год спустя после “Молчания ягнят” он сыграл в двух любовных драмах: “На руинах дня” и “Земля теней”, причем диаметрально противоположных персонажей. В первом фильме Хопкинс предстал в роли предельно сдержанного дворецкого, всю жизнь скрывавшего свои истинные чувства, а во втором сыграл реального английского писателя К.С.Льюиса, автора романа “Хроники Нарнии”, влюбившегося на склоне лет в неизлечимо больную американскую поэтессу Джой Грешем, которая была моложе его на 17 лет. После этого фотографии Хопкинса замелькали на обложках журналов для женщин и американская пресса провозгласила Хопкинса “секс-символом среднего возраста”.

hopkins entoni“О, я помню то время, – со смехом говорит актер. – Каждое интервью начиналось с вопроса: “Мистер Хопкинс, откройте секрет вашей сексуальности”, или: “Мистер Хопкинс, вы действительно так же эмоциональны, как Льюис?” Невозможно не воспользоваться хорошим настроением мистера Хопкинса и не повторить сегодня те злополучные вопросы. “Секрет сексуальности? – смущенно бормочет Хопкинс. – У меня его нет. Но если люди хотят видеть во мне это – ради Бога. Это их проблемы”. Он с таким выражением произносит слово “это” (подразумевая сексуальность), что тема сама собой угасает. Отказывается Хопкинс говорить и на еще одну щекотливую тему – о том, как соотносятся личность актера и исполняемые им роли. “Мне не хотелось бы обсуждать такие вопросы. Лицедейство слишком близко к жизни, и творческий процесс в основном проходит в подсознании. Если же ты слишком много думаешь о том, что делаешь, то становишься осторожным и перестаешь хорошо играть”. Дальнейшие попытки выведать у Хопкинса тайны его актерского мастерства наталкиваются на стальную броню самоиронии. “Меня много раз спрашивали об этом, я устал от таких расспросов, – говорит он. – Наверное, журналисты полагают, что у каждого актера дюжина голов. Я всегда стараюсь объяснить, что главное – выучить текст роли. Я начинаю с коротких реплик, а под конец учу длинные речи, вроде той, что я произношу в фильме “Амистад” в Верховном суде. Некоторые дураки настаивают, что дело не в словах, а во внутреннем мире героев. Я бы таких увольнял без разговоров. Хороший актер всегда в первую очередь учит текст. Это все равно, что учиться танцевать. Или фехтовать. Для “Зорро” мне пришлось учиться орудовать рапирой. Тот же принцип – от простого к сложному. Сначала основы, потом – хореография конкретных сцен. И тогда не будет опасности выколоть кому-нибудь глаз”.

Хопкинс знает, о чем говорит. Для роли дона Диего (он же Зорро) 59-летний актер научился фехтовать, как заправский дуэлянт. Всем участникам “Маски Зорро” пришлось месяц тренироваться: актеры учились фехтовать, ездить на лошадях и драться. Хопкинс ни в чем не уступил своим молодым коллегам – Антонио Бандерасу и Кэтрин Зите Джонс. “У нас получилось что-то вроде военных сборов, – вспоминает Джонс. – Мистер Хопкинс меня потряс!”

Сам Хопкинс уверяет, что ему чрезвычайно понравились уроки фехтования и верховой езды. Особенно здорово он управляется с хлыстом. “Я стал лучшим в нашей группе, – как мальчишка, хвастается он. – Меня похвалил сам Боб Андерсон. Знаете, кто такой Боб Андерсон? Он еще с Эрролом Флинном работал!” Андерсон славен не только этим – он также скрывался под маской Дарта Вейдера в “Звездных войнах”. Андерсон говорит, что в лице Хопкинса нашел идеального героя плаща и шпаги. К концу съемок Хопкинс так разошелся, что предложил режиссеру снять сцену, в которой Зорро-1 полностью раздевает Зорро-2 при помощи хлыста. “Первая боевая сцена, которую мы снимали, стала настоящим кошмаром, – вспоминает режиссер Мартин Кэмпбелл. – Антонио Бандерас предложил фехтовать настоящими саблями, и после первого же дубля на нем живого места не осталось! Я с ужасом ждал поединков с участием Хопкинса!”

59-летний актер по сути играл в фильме две роли: 40-летнего Зорро в начальных сценах и 60-летнего дона Диего, который тренирует молодого бандита (Бандерас) в надежде сделать из него нового Зорро. В начале фильма Хопкинсу нужно было ворваться на площадь на коне, сокрушить несколько десятков солдат, взобраться на крышу, пофехтовать на карнизе, спрыгнуть вниз и, оказавшись в седле, пришпорить коня и ускакать… Неудивительно, что Кэмпбелл ждал этих съемок с замиранием сердца. Но когда прозвучала команда “Мотор!”, Хопкинс, издав воинственный клич, устремился вперед так, словно ему действительно 40, а не 60. Он отлично исполнил все нужные фехтовальные па и даже предложил проделать еще кое-какие трюки. (Разумеется, Андерсон и Кэмпбелл категорически отказались доставить ему это маленькое удовольствие.)

“Хопкинс – гениальный актер, – говорит Боб Андерсон. – Когда он играет президента Адамса, я верю, что на экране 72-летний Адамс. Когда он играет Зорро, я верю, что он может расправиться с любым громилой, посмевшим бросить ему вызов”. Сам Хопкинс расценивает участие в “Маске Зорро” как величайшее приключение в своей жизни. “Мне надоело играть президентов! – говорит он. – После “Усадьбы “Хоуардс Энд” мне предлагали только роли аристократов. После “Никсона” – одних президентов. Мне осточертели герои в накрахмаленных манишках. Поэтому я и согласился играть в “Зорро”. На съемочной площадке в Мексике я снова вспомнил свои юношеские мечты, там было так забавно и весело… Наверное, во время съемок в жилах у всех у нас текла кровь Зорро! Спилберг говорил мне, что многие режиссеры пытались имитировать стиль фильма “В поисках затерянного ковчега”, но только “Зорро” смог приблизиться к нужной атмосфере”.

Работа со Спилбергом – особая глава в кинобиографии Хопкинса. Год назад вышел фильм Спилберга “Амистад”, в котором 59-летний актер сыграл 72-летнего президента США Джона Куинси Адамса, выступающего адвокатом по делу мятежных черных рабов. За эту роль Хопкинса в очередной раз выдвинули на премию “Оскар”. Расценивает ли Хопкинс роль у Спилберга как знак судьбы? Как-никак, самый великий актер снялся у самого великого режиссера… “Все произошло совершенно случайно, – смеется польщенный Хопкинс. – Я попал к Стивену, потому что отказался от одного предложения и принял другое. В результате – оказался в третьем проекте”. На просьбу рассказать об этом поподробнее Хопкинс ухмыляется.

“В последние годы мне стали нравиться роли, в которых приходится испытывать физические нагрузки, – говорит он. – Но меня упорно подталкивают к ролям стариков. Правда, мой агент знает о моем новом увлечении и время от времени “сватает” меня в боевики. Так я попал в триллер “На грани” – там были настоящие приключения. После этого мне одновременно предложили два боевика – “Зорро” и “Завтра не умрет никогда”. Какой предпочесть? Режиссер Роджер Споттисвуд, ставивший “Завтра…”, специально звонил мне и уверял, что они обязательно перепишут роль под меня. Но как только я это услышал, сразу же понял, что с ними лучше не связываться. Я знаю, что такое переписывание! Они нанимают дюжину сценаристов, каждый выдумывает что-то свое, и в результате получается полный бардак. Я дал согласие на “Зорро”, и в январе 1997 года мне пришлось присутствовать на читке – одном из тех дурацких мероприятий, в ходе которых, как верят продюсеры, участники проекта превращаются в единую дружную семью. Там же был мой старый знакомый, продюсер Уолтер Паркс. Мы с ним поболтали, а через два дня он передал мне сценарий фильма “Амистад” и сказал, что Спилберг хочет видеть меня в роли Адамса. “Когда?” – спросил я его. “Через пару недель”. – “Но я уже подписал контракт на съемки в “Зорро”!” – “Не бойся, мы тебя отмажем. У тебя не такой уж плотный график, ты сможешь приезжать в Штаты на пару дней, а то и на неделю. Мы обо всем договоримся”. Я прочитал сценарий и не смог отказаться от этой работы”.

По словам Хопкинса, роль Адамса была сыграна им практически без подготовки. “У меня не было времени готовиться, – пожимает плечами он. – Но оказалось, что это и не нужно. Когда сценарий написан хорошо, достаточно просто выучить реплики, все остальное придет. Помимо сценария, я пролистал иллюстрированную книгу “Американский президент” и прочитал главу Джека Кеннеди об Адамсе в книге “Мужественные профили”. Очень интересно. Он был последним из великих ораторов. Гитлер – тот уже был великим трепачом. Речь – мощное оружие, словом можно добиться невозможного, оно гипнотизирует и обольщает. При этом Адамс не был популистом и никогда не позировал с детишками на руках. Он был язвительным, резким и честным. У него не было времени на ложь – поэтому-то он и не был переизбран”. Трудно поверить, что подготовка к роли свелась к чтению популяризаторских эссе: он не только идеально “подобрал” голос для этой роли, но и выглядит на экране как 72-летний старик. Как ему это удалось?

“Ну, об этом спрашивайте не меня, а гримеров, – смеется Хопкинс. – Во-первых, мне обрили голову. Кроме того, у Спилберга работает замечательная специалистка по гриму – она никогда не использует муляжи, а делает специальные тканевые прокладки и губки, с помощью которых создается “одряхление” кожи. Когда я вышел на съемочную площадку в гриме, Спилберг и остальные остолбенели. “Что с тобой случилось?” Наверное, я показался им настоящей развалиной”.

Но каким образом 72-летний президент в соответствии со съемочным графиком Хопкинса уступал место 40-летнему молодцу, лихо фехтующему с десятком солдат? “После того, как мы сняли сцену в библиотеке Адамса на студии Universal в Лос-Анджелесе, я с обритой головой приехал в Мехико, – рассказывает Хопкинс. – На меня нацепили парик, и я продолжал играть наставника Зорро. Потом на один день я выезжал в город Мистик, штат Коннектикут, и в Бостон, где мы снимали сцену в Капитолии. И каждый раз, походив день в американских президентах, я снова становился мексиканцем, объявленным вне закона”.

Несмотря на двойную нагрузку, Хопкинс говорит, что ему понравилось работать со Спилбергом. “Он хороший режиссер. Быстрый, гибкий, много знает, умеет говорить со своими сотрудниками. Когда мы снимали сцену в Верховном суде, он сказал: “Я не буду расписывать мизансцены. Иди, куда тебе хочется, делай все, как тебе нравится. Ребята зафиксируют твои передвижения и по ним поставят свет”. Я с таким отношением еще не сталкивался. В обществе Спилберга чувствуешь себя уютно, он нормальный человек. По вечерам он идет домой к своим детям, которых он очень любит. Иногда он говорит: “Пошевеливайтесь, ребята, я хочу сегодня пораньше добраться домой”. Это так приятно слышать после общения с кучей очкариков, воображающих себя гениями и не умеющих говорить ни о чем, кроме кино. Спилберг – гений, который сумел остаться ребенком в душе. Великий гуманист, замечательный человек”.

Вскоре после завершения съемок в “Зорро” и в “Амистаде” Энтони Хопкинсу исполнилось 60 лет. Он отпраздновал свой день рождения в Лондоне, в кругу родных и друзей, и почти сразу же отправился на съемочную площадку очередного фильма – “Познакомьтесь с Джо Блэком”. Почему после залихватского боевика он выбрал философскую мелодраму о жизни и смерти? “Хороший сценарий, хороший персонаж, хороший гонорар… – спокойно говорит Хопкинс. – Журналисты часто спрашивают, что важнее – персонаж или проект? Это все чепуха. Можно дать согласие сниматься в том или ином фильме просто потому, что тебе приятно общаться с людьми, которые его делают. В “Джо Блэке” моим партнером стал Брэд Питт. Он хороший актер, большая звезда, все молодые девушки побегут смотреть на него, а заодно посмотрят и на меня. Во время съемок я жил в роскошном нью-йоркском отеле, мне хорошо платили. Вот почему я снялся в этом фильме. Все остальное – чушь”. А как он относится к режиссуре?

“Режиссер – босс, – охотно отвечает на этот вопрос Хопкинс. – Правда, когда-то давно я говорил: “Кому нужен режиссер”? Но это была дерзость молодого человека. Плохой режиссер – большая неприятность. Режиссер может быть настоящим маньяком, но если он талантлив, у вас все будет хорошо. Оливер Стоун – безумец, но я люблю Оливера. Мартин Кэмпбелл – тоже псих вроде меня. А Мартин Брест, который снимал “Джо Блэка”, просто лунатик. Он делал по сто дублей каждой сцены”. Нескрываемое восхищение, с которым Хопкинс говорит о ста дублях, вынуждает задать следующий вопрос: считает ли Хопкинс себя трудоголиком?

kono hopkins entoni“Я просто наслаждаюсь жизнью – по-своему, конечно, – говорит он. – Возможно, моя жизнь действительно немного выбилась из колеи, потому что сегодня у меня нет постоянного дома. Моя жена Дженни живет в Лондоне, а я живу там, где поставил свой чемодан. Но мы с женой пришли к взаимопониманию в этом вопросе. Она умная женщина – понимает, что мне так удобно, и потому говорит: “Хорошо. Езди, куда тебе нужно, делай то, что тебе нравится, а когда будет возможность, мы повидаемся”. Как правило, я езжу к ней на праздники. Удивительно, но я никогда не чувствую усталости во время съемок, она приходит только потом, когда я приезжаю домой. Жена говорит мне: “Твое лицо изменяется за те двое суток, что ты проводишь дома. После сна все морщины разглаживаются, как скатерть после утюжки. Ты как будто готовишь физиономию для нового персонажа”.

Став знаменитым, Хопкинс стал развлекаться довольно необычным способом. Как только у него появляется свободное время, он садится в машину и едет “кататься по Америке”. Иногда он преодолевает по несколько тысяч миль, останавливаясь на ночевки в грязных мотелях. “В одном жутком притоне меня спросили: “Ты действительно тот самый Ганнибал Лектер?” – вспоминает он. Но кто же такой на самом деле сэр Хопкинс? Филип Энтони Хопкинс (таково его настоящее имя) родился в семье пекаря 31 декабря 1937 года в городе Порт-Тэлбот графства Уэльс. Он не любит вспоминать детство, однако известно, что юный Филип плохо учился в школе, дерзил учителям и страдал от одиночества. Отец не понимал сына и не одобрял его увлечения театром. Но Хопкинс после школы поступил в Кардиффский колледж драмы, а потом – в престижнейшую Королевскую академию драматического мастерства, где изучал систему Станиславского. В 60-е годы работал на сцене – был актером второго состава в спектаклях с Лоуренсом Оливье. Сэр Оливье сам выбрал многообещающего новичка на главную роль в дублирующий состав пьесы “Танец смерти” в Королевском национальном театре

. Вначале Хопкинса называли преемником Ричарда Бертона, его земляка, но карьера молодого новичка не складывалась из-за скверного характера и пристрастия к зеленому змию. О Хопкинсе говорили, что однажды он бросил бутылку в коллегу, который, по его мнению, плохо играл; в другой раз остановил спектакль, когда опоздавшие зрители шумно рассаживались по местам, и потребовал, чтобы представление начали сначала. Начав сниматься в середине 60-х годов на ТВ, в 1968 году Хопкинс дебютировал в кино в фильме “Лев зимой”. Его игру превознесли до небес. “Наверное, я слишком рано прославился, – говорит он сегодня. – Я боялся не оправдать возлагавшихся на меня надежд. Самое страшное – неуверенность. А вдруг тебя ждет провал?”

Этот страх Хопкинс заглушал спиртным и к 1970 году стал хроническим алкоголиком. Расстался с женой, актрисой Петронеллой Бэйкер (их дочь Эбигайл тоже стала актрисой и в 90-е годы снялась с отцом в фильме “На руинах дня”). В 1975 году после особенно длительного запоя, начавшегося в Англии, Хопкинс проснулся в номере отеля в городе Феникс, штат Аризона, совершенно не представляя себе, как он там очутился. В тот день он раз и навсегда завязал с выпивкой. “Как только я принял это решение, судьба стала ко мне благосклонней, – говорит он. – Словно кто-то сказал: “Ты хочешь измениться – мы тебе поможем”. В том же 1975 году Хопкинс вступил в Общество анонимных алкоголиков. Изменить репутацию вспыльчивого и ненадежного актера было непросто, но к 1980 году Хопкинс снова стал играть у лучших режиссеров. Однако потребовалось еще 10 лет, прежде чем Голливуд официально признал Хопкинса и наградил его “Оскаром”.

Почувствовал ли он в тот момент, что отныне стал новым человеком? Хопкинс улыбается: “В тот момент – нет. Это произошло раньше, намного раньше. Лет пятнадцать назад я снова стал знаменитым, но не испытывал от этого радости. И тогда я принял решение: больше никогда не буду несчастным. Заставил себя поверить, что до сих пор только играл такую роль, а теперь начну играть роль счастливого человека. И, знаете, на подготовку к новой роли мне хватило всего одного дня!” Сьюзен Хоуард

Статьи про актеров

Комментарии закрыты