keit uinsletВ первые три года своей головокружительной кинокарьеры Кейт Уинслет чередовала кинопроекты, которые реализовывались по обе стороны Атлантики. Затем она снялась в фильме, действие которого целиком разворачивается посередине – в самом Атлантическом океане, – и стала героиней самого дорогостоящего и самого кассового кинопроекта в мире. Как вы уже догадались, речь идет о «Титанике», после которого Кейт Уинслет стала одной из самых любимых голливудских звезд. За эту роль она повторно была выдвинута на «Оскар» (правда, уступила золотую статуэтку Хэлен Хант).
Она говорит, что никогда не переедет в Голливуд. Что не боится казаться толстой. Что терпеть не может светских тусовок. Что всегда будет выбирать кинопроекты, руководствуясь простым соображением «нравится – не нравится». Казалось бы, с такими установками стать кинозвездой невозможно. Тем не менее Кейт Уинслет стала ею за короткие четыре года.

Сегодня фотографии Кейт Уинслет красуются на обложках всех журналов, о ней пишут на сотнях языков, и во всех статьях звучит восхищение ее талантом, красотой и величайшим терпением – ибо съемки «Титаника» признаны самыми тяжелыми и изматывающими в истории кино.

Впервые Уинслет появилась на киноэкране в 18 лет в фильме «Небесные создания». Выглядела эта 18-летняя девушка не по возрасту взрослой. Многие задавали вопрос: кто она такая и где играла раньше? Трудно было поверить, что актриса, играющая с такой уверенностью и апломбом, может быть дебютанткой. Однако «Небесные создания» действительно были дебютом Уинслет в большом кино. До этого она снималась только на ТВ, в сериалах и в рекламе; правда, как большинство английских актеров, имела неплохое представление о том, что такое театр.
Кейт Уинслет родилась 5 октября 1975 года в провинциальном английском городке Ридинг. Она была вторым ребенком из четверых: у нее есть старшая сестра Энн, младшая сестра Бет и младший брат Джосс – и все они собираются идти по стопам Кейт и стать лицедеями!
Актером был и ее отец, Роджер Уинслет. Мама Салли Уинслет была профессиональной няней и медсестрой, но зато ее родители (бабушка и дедушка Кейт) были актерами и руководителями полупрофессионального театра. Таким образом, Кейт Уинслет – лицедейка в третьем поколении.

На заднем дворе за домом дедушка и бабушка Кейт построили театр на 60 мест. Они ставили мюзиклы и драматические пьесы, сами в них играли и приглашали всех желающих. Дядя Кейт, Роберт Бриджес, играл на профессиональной сцене в лондонском Уэст-Энде. Родители охотно принимали участие в затеях бабушки и дедушки. Таким образом, Кейт росла практически на театральной сцене.
«В детстве я не была уверена, что хочу этим заниматься, – говорит она. – Но чувствовала, что этим кончится!»

В подростковом возрасте Уинслет была чересчур полной. Одноклассники смеялись над ней и не хотели дружить с Пузырем. Уинслет с детства привыкла задумываться о себе и своих взаимоотношениях с окружающими и, возможно, поэтому всегда чувствовала себя гораздо старше, чем была на самом деле. С 11 лет родители отправили Кейт на актерские курсы, о которых она, впрочем, отзывается весьма пренебрежительно («чертовщина и чепушенция!») В 12 лет ей удалось получить первую актерскую работу: она снялась в кондитерской рекламе в роли юной потребительницы кондитерских изделий, танцующей с неким Медовым Чудовищем. Через год она уже играла на английском телевидении в сериалах «Психотерапевты» (1988), «Случайность» (1989), «Мрачный сезон» (1991), «Вернись» (1992) и «Англо-саксонское отношение» (1993). Одновременно играла на сцене, порой добиваясь неплохих результатов (за роль в спектакле «Что увидел дворецкий» Кейт Уинслет выдвинули на премию газеты Manchester Evening News).
Школу она бросила в 16 лет. Ее там по-прежнему высмеивали за лишний вес и нежелание быть такой как все.

Поэтому она предпочла уйти в мир шоу-бизнеса, где умение выделяться из толпы считалось достоинством, а не недостатком. А вот лишний вес долго оставался для Уинслет проблемой номер один. Став актрисой, она быстро поняла, что ей грозит амплуа комической толстухи, а ее это категорически не устраивало. Начались самодеятельные голодовки, в ходе которых Уинслет несколько раз падала в голодные обмороки. После нескольких таких случаев в дело вмешались врачи, запретившие ей подобные самоистязания. Уинслет перешла на более сбалансированные диеты и вскоре из толстухи стала чуть пухленькой девушкой. Такой и увидел ее новозеландский режиссер Питер Джексон, выбравший Кейт Уинслет из 175 кандидаток на роль Джульет Халм, новозеландской школьницы, придумавшей собственный мир, склонной к лесбиянству и убившей вместе с подружкой ее мать, пожелавшую их разлучить.

Уинслет говорит, что была в восторге, прочитав сценарий. Ей с детства нравились мрачные темы и мрачные героини, но она считала, что еще не скоро дорастет до ролей роковых женщин. И вот в ее руках оказался сценарий, в котором такая женщина – ее ровесница. «Я обязательно должна это сыграть!» – заявила она своему отцу. На что тот, зная характер дочери, ответил: «Если кто и должен играть эту роль, то только ты!»
Уинслет прошла труднейший конкурс. Она раздобыла домашний телефон режиссера и названивала ему, предлагая новые и новые трактовки роли. В конце концов Джексон сдался, решив, очевидно, что одержимость Уинслет под стать одержимости его героини.
«В тот день, когда меня утвердили на роль, я работала в закусочной Primrose Hill, – вспоминает Уинслет. – Я делала пастрами и сэндвичи с укропом, когда мне позвонили и сказали, что я буду сниматься».
Сегодня актриса говорит о Питере Джексоне как о своем крестном отце в кино. «С самого начала я поняла, что этот человек в любой ситуации всегда будет на стороне актеров. Однажды, когда мы снимали одну из самых трудных сцен, я никак не могла войти в нужное настроение. Подошло время обеда, съемочная группа разошлась, а Питер увел меня в маленькую комнатку, обнял и начал тихо-тихо говорить со мной как с героиней, а не как с актрисой. Мы должны были снимать сцену убийства. Питер шептал мне на ухо: «Ты должна тщательно продумать то, что вы будете делать, чтобы все получилось с первого раза…» – и заставил меня перечислить все поступки, которые я – то есть Джульет – должна совершить. Под конец нашей беседы я была в полном трансе. Питер вывел меня на площадку и тихо сказал оператору: «Включай камеру». Я была абсолютно готова к сцене. Потом, правда, ее пришлось переозвучивать, потому что звукооператор в тот момент еще не вернулся с обеда».

Молодая актриса потрясла зрителей по обе стороны океана точностью игры и беспощадностью по отношению к своему персонажу. Еще до выхода фильма в американский прокат Уинслет стала предметом торга могущественных голливудских актерских агентств: каждое хотело заполучить ее в качестве клиентки. В конце концов Уинслет подписала контракт с агентством William Morris, и вскоре ей уже предлагали главные женские роли в престижных проектах.
С тех пор журналисты пристально следят за ее личной жизнью. Известно, что два года назад она эпизодически встречалась с актером Руфусом Сьюэллом (недавно он снялся в фильме «Город мрака»). Уинслет и Сьюэлл познакомились на съемочной площадке «Гамлета», где он играл Фортинбраса. Когда один из папарацци подловил парочку рука об руку возле театра «Ковент-Гарден», желтая пресса немедленно написала об их романе.

«Это было просто увлечение, – объясняет Уинслет. – Очень-очень короткое и милое. Мы здорово позабавились, и ничего больше! Мы оба понимали, что наши встречи не смогут перерасти в настоящую любовь».
Настоящей любовью Уинслет был актер Стивен Фредр, который умер в декабре 1997 года. Они познакомились на съемках шоу «Мрачный сезон», когда Уинслет было всего 16 лет. Стивен Фредр был на 12 лет старше ее, но это не стало помехой их любви. Они прожили вместе около пяти лет и расстались в 1996-м, когда Уинслет уехала в Мексику на съемки «Титаника». Фредр умер от рака через несколько дней после премьеры фильма. Сегодня Уинслет категорически отказывается обсуждать эту тему, но в интервью New York Daily News, данном через несколько дней после смерти Фредра, она говорила: «Мы были вместе и после того как расстались. Во время съемок «Титаника» мы каждый день перезванивались, Стивен поддерживал меня, помогал советами. В нем было столько силы и энергии, и он был такой неотрывной частью меня, что теперь, после его смерти, я чувствую, что унаследовала от него эту силу и энергию. В 1998 год я вступила со страстным желанием жить полной жизнью и дышать полной грудью – как, несомненно, поступил бы Стивен на моем месте».

Возможно, дело не в трансцендентной связи с возлюбленным.
Три года назад Уинслет едва не встретилась с ДиКаприо на съемочной площадке «Ромео и Джульетты». «Я делала пробы для База Лурманна, когда уже было известно, что Лео будет играть Ромео, – говорит она. – Но я знала, что меня не возьмут. Читая текст, я чувствовала, что немного стара для этой роли – в душе я циничнее и взрослее Джульетты».
Если невозможность сыграть Джульетту не особенно огорчила актрису, то роли порывистой и испорченной Эбигайл в «Суровом испытании» она домогалась долго и настойчиво и была очень огорчена, когда режиссер предпочел ей Уинону Райдер.
«Я отчаянно хотела играть эту роль, – признается Уинслет. – Названивала режиссеру, все время спрашивала, как у него дела. Наверное, я вела себя по-идиотски. Страшно ревновала к Уиноне, когда роль отдали ей. Посмотрев фильм, я поняла, что она сыграла гениально, но все равно обида не проходила. Потом нас одновременно выдвинули на «Оскар»: ее – за «Суровое испытание», меня – за «Разум и чувство». А накануне церемонии я получила огромный букет роз, к которому была приложена записка: «Желаю удачи. Ты сыграла потрясающе. С любовью, Уинона». Это было так трогательно и неожиданно!»
«Оскар» в конце концов не достался ни той, ни другой: его получила Мира Сорвино за «Могучую Афродиту». Дорожки Райдер и Уинслет пересеклись еще раз, когда Вуди Аллен взвешивал кандидатуры актрис, готовясь к своему новому фильму (премьера ожидается осенью, официального названия у него пока нет).

«Когда Дрю Бэрримор выбыла из его проекта, Вуди Аллен решил со мною встретиться, – рассказывает Уинслет. – Для меня это было огромной честью, но мы поговорили буквально полминуты, потом он сфотографировался со мной, улыбнулся, и на этом мы расстались. Потом я узнала, что роль будет играть Уинона. Меня это не особенно расстроило. Я же видела, что он уже взял на роли американцев англичанина Кеннета Брону и австралийку Джуди Дэвис. Куда же брать еще одну англичанку на роль американки?! Лео говорил, что с ним очень приятно работать, но невозможно же сняться во всех хороших фильмах!»

Нелюбовь к наркотикам Уинслет с лихвой возмещает увлечением сигаретами и кофе. Самое забавное, что изо всех сигарет она больше всего любит… самокрутки! Единственное, что ее стесняет, так это то, что их неудобно сворачивать во время гала-вечеринок. «Меня ужасно успокаивает сам процесс их изготовления, – говорит она. – Думаю, сигареты мне нужны не столько физически, сколько морально. Терпеть не могу стоять на приеме как дура и чувствовать, что некуда девать руки!»
Многие голливудцы считают, что Кейт Уинслет теряет роли, потому что не живет в Голливуде. Сама она пожимает плечами. «А что здесь делать? Я не люблю ходить в молодежные клубы. Каждый раз, когда я прилетаю в Лос-Анджелес, Леонардо пытается вытащить меня на какую-нибудь вечеринку. «Эй, красотка, у меня собираются друзья, клевая компания, все хотят с тобой познакомиться!» – и так далее. А я всегда отнекиваюсь: я только что с самолета, не выспалась, а завтра важная встреча или позирование для фотографов. Думаю, сегодня он жутко зол на меня. Он понимает, конечно, что дело не только в усталости – я боюсь голливудской тусовки. Мне не нравятся их нравы. Мне вообще не нравится в Лос-Анджелесе. Когда я привозила сюда маму и папу на церемонию вручения «Оскаров», я думала: мы здесь скончаемся! Жара, духота и куча сумасшедших папарацци. И потом я очень боюсь наркотиков. Как-то раз я услышала в одной тусовке: «Давай-ка примем немножко Чарли!». А я понятия не имела, что это такое. Может быть, это сорт пирожного? А если это какой-то новый наркотик? Я никогда в жизни не принимала наркотиков, даже марихуаной ни разу не затягивалась. Иногда я сама себе кажусь противной чистюлей!»

Кофе – еще одна любимая тема Уинслет. Она всегда со смехом рассказывает о своих походах в кафе, где поджарые американки неизменно заказывают кофе без кофеина и без молока. «Я всегда поражаюсь, как они ухитряются быть такими худыми и мускулистыми? – смеется Уинслет. – А когда я заказываю кофе не только с кофеином, но еще и со сливками, они смотрят на меня как на сумасшедшую! И тогда я назло им заказываю еще и пирожное с кремом!»

Cегодня проблемы веса для Уинслет не существует. Конечно, если это требуется для съемок, она может похудеть (когда шли съемки «Титаника», ей пришлось сбросить шесть килограммов). Но отказывать себе в удовольствии вкусно поесть она не намерена. «В 19 лет я 95% времени думала только о том, как я выгляжу, – признается она. – Когда я снималась в «Разуме и чувстве», Эмма Томпсон заметила, что я пропускаю завтраки и почти не ем. Она сказала: «Если ты испортишь фильм своей худосочностью, я убью тебя!» Она подарила мне книгу «Миф о красоте», прочитав которую я стала гораздо спокойнее относиться к своей внешности».

Значит, она никогда не согласится, скажем, сделать пластическую операцию? «Пластическая операция хороша для тех, кому она помогает почувствовать себя лучше, – спокойно отвечает Уинслет. – Но я боюсь, что это делает актеров чересчур уж фантастическими фигурами в глазах других людей. Фантастическими персонажами из фантастического мира. А мне кажется, что суть актерского мастерства – это умение быть реальным. И честным перед собой. Хочется надеяться, что зрители любят тебя не за тонкую талию или хорошенькую мордашку. Они любят актеров за чувства, которые можно передать, только будучи честным в душе. Я поняла, что конформизм относительно внешности приводит человека на самолет, который летит в царство нереального».

Кейт Уинслет считает, что Лос-Анджелес давно уже превратился в такое царство.«Самое тяжелое для работников киноиндустрии – постоянное погружение в мир фантазий, – говорит она. – А здесь, в Голливуде, люди погружены в него с утра до вечера. Сначала кажется, что ты в безопасности. Все работает на тебя. Твоя личная жизнь на период работы над фильмом практически прекращается. А потом съемки окончены и неожиданно выясняется, что тебе придется самой стирать свои трусики. Мне нравится возвращаться в реальный мир. Другим – не очень».
Неужели она, знаменитая кинозвезда, будет втолковывать своим поклонникам, как замечательно жить обыденными делами?

«Я не считаю себя кинозвездой!» – заявляет Уинслет. – Возможно, кому-то мои слова покажутся циничными и глупыми. Честно говоря, я очень удивлена ситуацией, в которой сейчас оказалась. Когда я мечтала стать актрисой, то не думала, что стану звездой. Просто я люблю играть, поэтому решила, что буду заниматься любимым делом и не стану роптать на неудачи. Я была уверена, что меня ждет такая же скромная карьера, как у многих других актеров, играющих ради собственного удовольствия и подрабатывающих на жизнь официантами и полотерами. В последние несколько лет, когда меня стали приглашать в кино, я часто задавала себе вопрос: что со мной происходит? Порой я жалела, что решила стать актрисой. Я говорила себе, что теперь мне некогда жить, что я почти не вижусь с родными, что я ужасно устаю… Но остановиться уже нет сил. Мне слишком нравится играть. Нравятся даже отрицательные стороны этого процесса».

Мазохизм Кейт Уинслет хорошо известен в Голливуде и за его пределами. Когда она играла Офелию у Кеннета Броны, она сама просила своего партнера: «Если тебе нужно быть со мной жестокой, иди до конца. Не бойся, что мне будет больно». После съемок она была в синяках и ссадинах. «Это было далеко не самое страшное, – улыбается Уинслет, когда ей об этом напоминают. – Страшнее всего было подступаться к шекспировскому тексту. Я призналась Кену, что боюсь, а он мне в ответ: «Неужели ты думаешь, что тебе одной страшно? Посмотри на Джули Кристи, ей в миллион раз страшнее». Тогда я поняла, что все мы – Джули Кристи, Дерек Джейкоби и даже Кен – все мы в одной маленькой лодке и нам всем очень страшно. Это помогло мне успокоиться».

Сегодня Кейт Уинслет остается верной своему принципу сниматься только в тех картинах, которые ей нравятся. Ее следующий фильм называется «Эксцентричная до отвращения» (Hideous Kinky), который поставил молодой режиссер Гиллис МакКиннон по сценарию своего брата Билли МакКиннона, основанному на книге внучки Зигмунда Фрейда. Уинслет играет молодую женщину-хиппи, которая в начале 70-х годов едет в Марокко с двумя детьми. «Ни голливудский, ни лондонский агент не могли понять, зачем мне сниматься в таком фильме, – пожимает плечами Уинслет. – Самое смешное, что оба чуть ли не дословно сказали мне одно и то же: «Поймет ли публика твое решение играть женщину, которую нельзя назвать хорошей матерью?». Ответила я им тоже почти дословно одно и то же: «Я актриса и буду делать то, что мне кажется важным и интересным».

Премьера «Эксцентричной до отвращения» ожидается в мае на Каннском фестивале. А сейчас Уинслет ведет переговоры о съемках в фильме Джейн Кэмпион «Святой дым» (Holy Smoke) – об австралийской женщине, которая попадает под влияние странной религиозной секты и влюбляется в ее руководителя.
«Роль очень драматична, но есть там и забавные места, – говорит Уинслет. – Мне пришлось проходить очень тяжелые пробы у Джейн Кэмпион, но мне понравилось это испытание».
Съемки должны начаться летом в Австралии и в Индонезии, а пока Кейт Уинслет продолжает плыть на гигантской волне, поднятой «Титаником» – волне высотой с тихоокеанский прилив.
«Порой мне кажется, что я действительно плыву по воле волн, – соглашается она. – В моей жизни царит сумятица. Я понимаю, что мне еще многое предстоит понять и многому научиться. Но ведь это не так плохо в 22 года, не правда ли?»

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: