nikol kidman film chasyЧерный “мерседес” проехал мимо одинаково аккуратных домиков с зелеными лужайками и завернул на боковую аллею. Впереди, там, где дорога упиралась в залив, полыхало ослепительное пламя. Николь зажмурилась. Шофер, до того не сказавший ни слова, позволил себе улыбнуться: “Не волнуйтесь, это не пожар. В первый раз все удивляются”.

Через пару секунд машина заехала в автоматически открывшиеся стальные ворота и стала в ряд со старинным “шевроле”, серебристым “феррари” и красным скутером. Водитель предупредительно открыл дверь: “Добро пожаловать в дом Ленни Кравица, мисс Кидман“.

Дом был охвачен огнем. Лучи закатного солнца проникали сквозь стеклянную стену в гостиную, отражались от тысяч зеркал и рассыпались на бесчисленные язычки пламени. Площадка перед домом, казалось, была залита раскаленной лавой. Осторожно, будто боясь обжечься, Николь ступила на землю и замерла в нерешительности. Еще даже не зайдя внутрь, Кидман начала понимать, что имел в виду Ленни, когда говорил про свой дом.

“Детка, приезжай ко мне в Майами, не пожалеешь! Такого ты еще не видела”, – частенько зазывал ее в гости Ленни, а она отмахивалась, говоря, что уж чего-чего, а красивых домов повидала немало. К тому же квартира Кравица в Манхэттене, в которую он пустил Николь пожить, пока ее собственные апартаменты на соседней улице не будут закончены, не производила особого впечатления.

Говорить, что на самом деле она боится дать журналистам лишний повод для фантазий, пока они еще и сами во всем не разобрались, Николь не хотела. Ленни раздражала ее осторожность. “Да что ты все отрицаешь и всего боишься? Расслабься, это же твоя жизнь! Или ты меня стесняешься?” – любой серьезный разговор он всегда превращал в шутку. Почти всегда. Неделю назад Ленни в очередной раз пригласил Николь в свое “логово дракона” (он родился в год Дракона и немного идентифицировал себя с этим существом – даже сделал татуировку), а она в очередной раз хотела отказаться, как вдруг он неожиданно серьезно добавил: “Приезжай! Хочу познакомить тебя со своей дочерью. Она часто про тебя спрашивает. Ты ведь не знакома с Зое? ОК, значит, решено!” И вот результат: она стоит под дверью его дома (хотя никакой двери что-то и не видать) и волнуется, как студентка перед экзаменом. Последний раз с ней такое было несколько лет назад, когда она сидела в кабинете директора приюта и ждала, пока приведут Изабеллу и Коннора. Правда, тогда ее за руку держал Том

“Надеюсь, вы подружитесь”, – сказал Ленни в тот разговор, и Николь померещилась в этом угроза. Из бесконечных телефонных бесед по ночам (совсем как в детстве!) она уже знала, что после тяжелой смерти матери от рака дочка стала главной женщиной в жизни Ленни. “Это не девочка, а сокровище! В ее возрасте я из дома сбегал, жил в машине и доводил родителей до припадка, а у нее никакой подростковой чуши в голове. В свои четырнадцать она мудрее меня, сорокалетнего мужика”, – пел дифирамбы дочери Кравиц, и Николь понимала, что без одобрения этой девочки ни одна женщина в доме (а также, видимо, в сердце) рок-звезды не задержится. Где они оба, кстати?

Двери не обнаружилось. Самым похожим на вход был сверкающий туннель, который подводил к красному пульсирующему кругу. Николь прошла его почти до конца, когда стенка бесшумно разъехалась в стороны и открыла вход в какой-то пестрый лабиринт.

ДВУХСОТМЕТРОВАЯ ГОСТИНАЯ ЗАНИМАЕТ ПОЧТИ ПОЛОВИНУ ДОМА. ЭТО ГЛАВНАЯ ЗОНА В “ЛОГОВЕ” ЛЕННИ КРАВИЦА. ЗДЕСЬ ОН ВАЛЯЕТСЯ НА ДИВАНЕ ИЛИ ИГРАЕТ В ПИНБОЛ НА СТАРОМОДНЫХ АВТОМАТАХ В РЕДКИЕ СВОБОДНЫЕ МИНУТЫ, ЗДЕСЬ УСТРАИВАЕТ СВОИ ЗНАМЕНИТЫЕ ВЕЧЕРИНКИ, И ЗДЕСЬ, СОБСТВЕННО, МОЖНО ВИДЕТЬ САМЫЕ БЕЗУМНЫЕ ПОРОЖДЕНИЯ ФАНТАЗИИ АРХИТЕКТОРА МАЙКЛА СИЗЗА: ТУННЕЛЬ, БЕЛОСНЕЖНЫЙ ИЗВИВАЮЩИЙСЯ ДИВАН, ПЛЕКСИГЛАСОВЫЕ ПОТОЛКИ, СТЕНЫ ИЗ ЗЕРКАЛЬНЫХ ПУЗЫРЕЙ И ПРОЧ.

– Заходи смелее! – раздался чей-то голос изнутри. – Дверь работает от сенсорных датчиков. Тридцать тысяч, между прочим, стоила. Повозиться пришлось изрядно, зато теперь я ею горжусь.

Слегка пригнувшись, Николь шагнула на пружинящий блестящий пол, и створки так же незаметно сомкнулись позади нее. Навстречу вышел человек, лицо которого ей было смутно знакомо.

– Привет, Николь, не узнаешь? – спросил он, по-свойски целуя ее в щеку. – Я Майкл, старый друг Ленни, он знакомил нас на вечеринке у Дэвида Копперфилда. И, собственно, создатель это дома.

Фраза явно требовала ответной реакции.

– О, Майкл, конечно, я тебя помню! Дом – супер! Я, правда, еще ничего не видела, но снаружи впечатляет.

В самом деле, вроде она о нем слышала. Майкл Сисс, модный архитектор, к которому выстраиваются очереди из знаменитостей и бизнесменов, открывающих гостиницы и рестораны. Вилла Синди Кроуфорд в Беверли-Хиллз тоже, кажется, его работа…

– Спасибо! – видно было, что Майклу еще не надоело получать комплименты. – А туннель понравился?

Николь Кидман изобразила одобрение.

В 1969 ГОДУ ЭТОТ ВОЛНООБРАЗНЫЙ ЛАБИРИНТ ПРИДУМАЛ ДАТСКИЙ ДИЗАЙНЕР ВЕРНЕР ПАНТОН И НАЗВАЛ VISIONA II. В 1999 ГОДУ ЕГО С НЕКОТОРЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ ПОВТОРИЛ АРХИТЕКТОР МАЙКЛ СИЗЗ И НАЗВАЛ (В МЯГКОМ ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ) “КОМНАТОЙ ДЛЯ ПИКАНТНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ”

– С него, можно сказать, все и началось. Когда мы в первый раз говорили с Ленни про дом, я предложил сделать туннель. Он дальше и слушать не стал. О, говорит, круто, то что надо! Я, говорит, тебе доверяю. Бери миллион и делай что хочешь. Вот так я и придумал все сам, а он даже не приезжал ни разу. Я только звонил ему в гостиницы по всему миру и рассказывал…

– Извини, что перебиваю, – вмешалась Николь, поняв, что сам архитектор не остановится. – Но Ленни, видимо, и сейчас нет? Я вообще-то к нему приехала и к Зое.

Ситуация начинала ее раздражать. Сначала в аэропорту ее встречает незнакомый водитель, потом привозит в какой-то безумный дом без окон без дверей, где вместо хозяев оказывается болтливый архитектор. Ленни, конечно, прекрасный друг и вообще, ни с кем ей не бывает так весело, но, черт возьми, как же с ним неспокойно! Никогда не знаешь, что случится в следующий момент.

– Ты правильно делаешь, что перебиваешь, – ничуть не смутился Майкл. – Я про свои проекты могу рассказывать бесконечно. А Ленни с дочкой вот-вот будут. Они там какой-то сюрприз для тебя готовят. Правда, я этого не должен говорить. Располагайся, чувствуй себя как дома. Хочешь выпить?

Николь кивнула. С тех пор как она перестала играть роль образцово-показательной миссис Круз, никто не сделает ей выговор, увидев с сигаретой или бокалом мартини. Хотя почувствовать себя как дома здесь было сложно. Меньше всего окружающее было похоже на ее или любой другой дом. Пузырчатые зеркала на стенах и потолке, профессиональный бар с высокими стульями и круглыми мигающими светильниками, извивающийся, как жирная змея, по всей гостиной белый кожаный диван, дизайнерская мебель всех оттенков красного, пол из мягкой полупрозрачной резины – все это кричащее безумие больше напоминало интерьеры модных клубов в Сохо.

– Скажи, похоже на клуб? – с гордостью спросил Майкл, булькая напитками за стойкой бара. – Представь: ночь, мощная музыка, свет прожекторов, туча народу, все танцуют, пьют, играют в пул, валяются на диванах, по стенам и потолку пляшут цветные отражения… Когда я пришел на вечеринку по поводу новоселья и увидел все это, я воскликнул: “Черт возьми, Ленни, да это же лучший клуб в Штатах!” Здесь все по-настоящему: танцпол, бар, чилл-аут с мягким ковром и расслабляющей мебелью. Стой, не ходи туда!

Николь вздрогнула. Не слишком-то здесь гостеприимны. Она всего-навсего хотела посмотреть на чилл-аут.

ВСЯКОГО ВХОДЯЩЕГО ВСТРЕЧАЕТ ЗОЛОТИСТО-КРАСНЫЙ ТУННЕЛЬ (НАВЕРХУ СПРАВА). В ЭТИХ ЖЕ ЦВЕТАХ ВЫПОЛНЕНА ВАННАЯ КОМНАТА (ВНИЗУ СЛЕВА): ПОЗОЛОЧЕННЫЕ СТЕНЫ И САНТЕХНИКА, ПО МНЕНИЮ СИЗЗА, БОЛЕЕ ВСЕГО СООТВЕТСТВУЮТ СТАТУСУ ЗВЕЗДЫ

– Главное правило этого дома – не ходить по ковру в обуви! Он очень лохматый, шпильки могут стоить хозяйке жизни. Сними туфли, пожалуйста.

– Ну ладно-ладно, не волнуйся так. А этот лабиринт я хотя бы могу посмотреть?

– Конечно, только тоже босиком. Это здесь самое главное! Про дизайнера Вернера Пантона слышала? Ничего, я про него тоже узнал только во время работы над домом Ленни. Кто-то показал мне его альбом, и там я увидел этот лабиринт, который он сделал для одной выставки еще в конце 60-х. Круто, да? Я подумал, что он просто создан для Ленни! И мы его повторили, только сделали побольше и из других материалов.

– А зачем он нужен? Для красоты?

– Зачем он нужен, тебе лучше Ленни скажет. Вернее, покажет.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, это такая комнатка для развлечений… Даже если в гостиной находится кто-то еще, он ничего не увидит.

Да, похоже, Ленни тут не скучает. А еще говорил: не верь слухам, это все вранье, я с утра до вечера работаю, а если не работаю, то сплю как сурок… Ну и где правда?

– Да ты неправильно меня поняла! – Майкл заметил, как изменилось выражение лица Николь. – Это все для тусовок! А они бывают не так уж часто. Когда Ленни один, он все время работает. Мы ему знаешь тут какую студию отгрохали? Лучше, чем в рекорд-компаниях. Такая вся черная с хромированным металлом, в стиле садо-мазо…

– Садо-мазо? Любопытно. Ленни заказал?

– Да нет же, я сам все придумал. Это просто образ, не думай!

kidmann film
СТЕНКА ЗА БАРОМ В ТОЧНОСТИ ПОВТОРЯЕТ СТЕНЫ В ВАННОЙ КОМНАТЕ (ТОЧНЕЕ, НАОБОРОТ): В ЛЮМИНЕСЦЕНТНУЮ ПОВЕРХНОСТЬ ВМОНТИРОВАНЫ КРУГЛЫЕ СВЕТИЛЬНИКИ И ДИНАМИКИ

– А спальня у него, интересно, тоже в таком стиле?

– Нет, что ты, спальня совсем другая, вообще ни на что не похожа. Такой зеркальный купол с огромной белой кроватью и диванчиками, на которых удобно обниматься. Суперсекси! Ленни мне говорил, что всем дико нравится… Постой, я не то имел в виду!

Николь поднялась с кресла. Пожалуй, с нее хватит. Что тут еще есть, в этой квартире? Симпатичный склад секс-принадлежностей? Потайной ход? Спальни для гарема? В любом случае она уже слишком засиделась.

Из туннеля донесся какой-то невнятный шум, стенка открылась, и в комнату ввалился огромный рыжий кенгуру. “Сюрприз!” – хором закричали Ленни и Зое, выбираясь из-под его мохнатых лап.

– Малыш, прости, что заставили тебя ждать, – сказал Ленни, обнимая Николь. – Никак не могли купить этого чертового кенгуру, а Зое хотела непременно рыжего. Надеюсь, Майкл не дал тебе заскучать?

Дизайнер неуверенно посмотрел на Николь.

– Привет, Николь, – протянула руку Зое. – Рада познакомиться. Папа только о тебе и говорит! Он уже пригласил тебя на мой день рождения? Ну тогда я приглашаю. В первый день зимы, легко запомнить. Приезжай, мы будем рады.

Николь замешкалась.

– У тебя есть возражения? – удивился Ленни. – Цени, моя дочь мало кого приглашает. Или тебе не понравился мой дом?

– Честно говоря, мне здесь тоже не слишком нравится, – шепнула Зое, – да и папе поднадоело. Но праздновать будем в нашем доме на Багамах. Вот там – совсем другое дело!

Статьи про актеров

1 комментарий

  1.  

    СТУДИЯ 6 » Мистер Кидман и миссис Круз пишет

    25 июня 2016 @ 7:32 пп

    […] на тонких каблуках во время светских приемов. Она была Николь Кидман в финальных титрах кинолент и миссис Круз согласно […]

Комментарии RSS · Адрес для трекбека