КЕЙДЖ, АРКЕТТ И СКОРСЕЗИ

nikolas keydzhГ отовясь к роли, Николас Кейдж, как правило, не жалеет труда: тщательно исследует среду, в которой живет его очередной герой, старается усвоить манеры и стиль поведения, характерные для соответствующего социального слоя или этнической группы, ищет в роли некую изюминку, отличающую его героя от других людей. Иногда он заходит даже слишком далеко.

Кейдж признается, что, когда он готовился к съемкам в фильме “Воскрешая мертвецов“, ему временами казалось, будто он перегибает палку. В этом фильме он играет врача. Чтобы понять своего героя, Кейдж выезжал на дежурства с настоящей бригадой “Скорой помощи“. “В первую же ночь, – вспоминает он, – эти парни спокойненько сказали мне: “Мы едем к парню, который пострадал во время перестрелки. Надень-ка на всякий случай пуленепробиваемый жилет“. Я подумал: “Отступать некуда. Я сам в это ввязался“. Честно говоря, я был довольно сильно напуган“. Кейдж рассказывает, что, приехав на место, они обнаружили там подростка с простреленной ногой. “Я помог донести его до нашего фургона. Ребята называли машину “Скорой помощи“ фургоном, – объясняет Кейдж. – Парень был пристегнут к носилкам так, что не мог пошевелить руками. Он сказал: “Может кто-нибудь вынуть резинку у меня изо рта?“ Я вынул резинку и надел ему кислородную маску“. Кейдж долго молчит.

“Я запомнил этот день на всю жизнь, – говорит он наконец. – Мне было очень страшно“. Фильм “Воскрешая мертвецов“, который вышел в кинопрокат в октябре прошлого года, поставил Мартин Скорсези. В нем также снимались Патриция Аркетт, Джон Гудман, Уинг Рэймс и Том Сайзмор. Кейдж блистательно сыграл роль душевно опустошенного врача “Скорой помощи“, которому по ночам мерещатся призраки людей, которых ему не удалось спасти. Кейдж говорит, что, после того как он поездил с врачами “Скорой помощи“ по Нью-Йорку и Лос-Анджелесу, ему стал яснее характер героя. “Я побывал в очень бедных кварталах, – рассказывает он. – И каждый из них был в моем представлении самым страшным музыкальным автоматом в мире, потому что там никогда нельзя было понять, какое песнопение сейчас прозвучит – за здравие или за упокой… В любой момент могла произойти перестрелка, кого-то могли убить, и в то же время мы могли получить вызов от человека, который вовсе не нуждался в нашей помощи. То, что ты увидел и пережил днем, – добавляет Кейдж, – возвращается к тебе вечером, когда едешь домой после смены. Все врачи “Скорой помощи“ говорят, что они это испытывают. На работе ты чувствуешь себя сильным и неуязвимым, но потом начинается похмелье“.

Кейдж признается, что больше всего его потряс страдающий малыш, которому нежно было срочно оказать помощь. “В одно из наших ночных дежурств мы подобрали мальчика восьми месяцев от роду, – вспоминает Кейдж. – Он уже не мог дышать и просто загибался. Не знаю, выжил ли малыш после того, как мы отвезли его в больницу. Я не могу его забыть. Я все время думаю: “О, Боже, а если бы это был мой ребенок? Что бы я тогда сделал?“ Фильм “Воскрешая мертвецов“ поставлен по роману нью-йоркского врача “Скорой помощи“ Джо Коннелли. Описываемые в нем события страшны и ужасны – но, тем не менее, и книга, и фильм полны юмора, правда, окрашенного в черные тона.

Кейдж уверяет, что именно юмор помогает работникам “Скорой помощи“ противостоять тем ужасам, с которыми они постоянно сталкиваются. “Я побывал в отделении “Скорой помощи“ в южном Лос-Анджелесе, чтобы почувствовать на своей шкуре, что это такое, – говорит он. – В отделении работал молодой врач, итальянец по происхождению, который узнал меня – он смотрел фильм “Скала“. Сказав мне, что ему очень понравился этот фильм, он затем заявил: “А здесь главная звезда – я. Смотри, как я работаю“. “Он показал мне, что нужно делать для того, чтобы, вскрыв грудную клетку, добраться до сердца. Кругом была кровь, а врач говорит мне: “Здорово, правда? Что скажешь, Ник?“ А я стою и думаю только об одном: “Лишь бы не хлопнуться в обморок!“ “Воскрешая мертвецов“ – первый фильм, на котором Кейдж работал с Патрицией Аркетт. Во время съемок они были еще мужем и женой и на премьеру прибыли вместе; однако в начале 2000 года стало известно, что Кейдж и Аркетт разводятся. А затем месяца через полтора Кейдж забрал из суда свое заявление о разводе; в нем, если верить газетным сообщениям, указывалось, будто на самом деле его пятилетний брак с Аркетт длился всего 9 месяцев, так как именно столько времени они прожили вместе.

Трудно сказать, что было причиной их разрыва – несходство характеров или постоянная занятость: ведь и Николас и Патриция то и дело выезжали на натурные съемки в разные уголки планеты. Кейдж не обсуждает на публике своих семейных дел, однако признается, что идея соединить на экране его и Патрицию принадлежит Мартину Скорсези. “Мы не хотели, чтобы кто-то думал, будто Пат получила свою роль из-за меня, – говорит он. – Поэтому мы старались держаться подальше друг от друга во время съемок. У нас даже были разные гримерные. Я по-настоящему волновался, когда снимались наши общие сцены. Невозможно ведь сыграть, будто ты близок с женщиной, до которой тебе нет никакого дела, и точно также нельзя сделать перед камерой вид, будто не знаешь человека, с которым ты прекрасно знаком. Камера сразу же все это заметит. Впрочем, мы сами были своего рода барометрами правды, потому что прекрасно знаем друг друга и мгновенно видим фальшь в игре.

У нас даже нет любовной сцены, – с усмешкой добавляет он. – Патриция лишь один раз целует меня в щеку. Но мне казалось, что раз все знают, что мы женаты, то этот поцелуй обозначит для зрителей любовную сцену – даже если ее там и нет“. Николас Кейдж, как многие его коллеги, в молодости не отказывал себе в удовольствии заняться серфингом или же с ветерком промчаться на мотоцикле. Сегодня же он говорит, что подлинные человеческие страдания, которые он увидел во время подготовки к фильму “Воскрешая мертвецов“, заставили его многое передумать и отказаться – по крайней мере, на время – от самых рискованных развлечений. “Я видел много несчастных случаев с мотоциклистами, – говорит он. – И сказал себе: “Все, хватит, пора поставить мотоцикл в дальний угол гаража!“ Правда, надолго меня не хватило…“ Новым увлечением Кейджа стали гоночные автомобили…

“Когда я чувствую, что мои нервы на пределе и что мне нужно расслабиться, я сажусь в автомобиль и мчусь по треку, – говорит он. – Это, может быть, самый легкий путь избавления от всех проблем и неприятностей, потому что за рулем ты думаешь только о том, как бы не разбиться“. Следующий фильм Кейджа, боевик “Угнать за 60 секунд“, эффектно обыграл эту страсть Кейджа к машинам. В фильме, который выходит в прокат в июне 2000 года, Кейдж сыграет автомобильного вора экстра-класса, который должен угнать 50 машин за 12 часов.

“Я тренировался под руководством Роберта Кэррадайна, которого считают прежде всего профессиональным гонщиком, и только потом – актером, – говорит Кейдж. – Я до сих пор учусь у него. Первый день тренировок был ужасен – я перевернулся. Оказывается, некоторые повороты нужно проходить так, словно ты танцуешь. Нужно представить себе, будто рядом с тобой на сиденье стоит поднос с хрустальными бокалами. Если не сможешь держать машину ровно, все они разобьются. Мне кажется, – добавляет Кейдж с усмешкой, – что гонки на скорости 150 миль в час – это альтернатива алкоголизму…“ Автомобильные гонки – последнее на сегодня средство, при помощи которого Кейдж старается притупить свое легендарное стремление жить на грани между возможным и невозможным. “Мне кажется, что сегодня я стал лучше чувствовать, когда можно оттянуться, а когда не стоит, – задумчиво говорит он. – Я стал понимать, что существуют ситуации, в которых лучше отступить – потому что ты не в силах с ними справиться“.

В этих словах невольно слышатся отголоски недавнего расставания и нового воссоединения с Патрицией Аркетт. Они познакомились в 1987 году, поженились в 1995-м, и до последнего времени их брак казался образцовым. В официальном заявлении о разводе, которое было представлено прессе, они заявили, что сохранили хорошие отношения, а расстались из-за того, что не сошлись характерами. Комментариев при отзыве заявления не было вообще. “Я страшный невротик, – признается Кейдж. – Но я начинаю понимать, что нельзя все время сокрушаться по поводу сбежавшего молока. Если я ничего не могу с этим поделать – то к чему все эти нервотрепки?“ Так чего же он хочет сегодня от жизни? “Я хочу продолжать делать то, что меня волнует. Не беспокоиться о том, что скажут обо мне люди. Когда я играю, я делаю это, в первую очередь, для себя. Мне необходимо это возбуждение. А если моя игра нравится другим людям, если меня кто-то понимает – тогда я счастлив вдвойне!“ Джинн Вулф

Статьи про актеров

1 комментарий

  1.  

    СТУДИЯ 6 » Николас Кейдж (Nicolas Cage) пишет

    23 мая 2016 @ 5:07 пп

    […] “Я не люблю, когда люди на улице говорят мне: “Выше подбородок” или “улыбнись”. Все это дешевка. К тому же они ошибаются, говоря, что я грустен. Я очень благодарен своей судьбе. В моей жизни сейчас отличная пора” Николас Кейдж […]

Комментарии RSS · Адрес для трекбека