kianu rivs filmЩедрость Киану Ривза поразительна и ни с чем не сравнима. После съемок особенно трудного эпизода погони в фильме «Матрица: перезагрузка» 38-летний актер подарил каждому из 12 каскадеров, участвовавших в съемках, по новому мотоциклу «Харлей Дэвидсон». Но стоит упомянуть об этом во время рекламной кампании «Матрицы» и становится ясно, что щедрость Ривза сравнима только с его скромностью. Он старательно избегает эту тему. Более того, пресса узнала о его эффектном жесте только потому, что о нем упомянула партнерша Ривза по «Матрице: перезагрузке» Джада Пинкетт-Смит.

«Зря она проговорилась, – вздыхает Ривз. – Я понимаю, ею двигали лучшие чувства, но все равно – не стоило. Теперь пресса вцепится в эту историю, как собака в лакомую косточку».

На просьбу все-таки сказать что-нибудь по поводу подарка, Ривз ответил, что каскадеры действительно заслуживали награды за то, что им пришлось делать изо дня в день на протяжении трехнедельной подготовки к этой сцене и месяца съемок.

«Я считаю, что традиционных слов: «Спасибо, ребята!» было недостаточно, – говорит Ривз. – Ведь благодаря им нам удалось снять одну из самых захватывающих погонь в истории кино».

Ривз уверяет, что блестящие каскадерские работы стали главным элементом успеха «Матрицы: перезагрузки».

«В фильме есть сцена, в которой меня хватают два агента, я делаю сальто назад и бью ногами по головам двух других агентов, – говорит Ривз. – Мы сделали 21 дубль этой сцены. 21 раз я сшибал этих парней, и они падали на пол. И каждый раз, когда я предлагал сделать еще один дубль, они не возражали. Они были готовы сделать столько дублей, сколько понадобится. Они отдавали фильму все, что у них было – сноровку, силы, здоровье. Мы были членами одной команды».

Наше интервью проходит в съемочном павильоне Warner Bros. Ривз пришел на встречу в неформальной одежде: в черных брюках, футболке ржавого цвета и ветровке цвета индиго. Он выглядит намного моложе своих 38 лет и производит впечатление человека, которому вполне комфортно в собственной шкуре – по крайней мере до того момента, когда ему приходится говорить о своих достижениях.

Ривз смущенно признается, что ему было приятно играть роль Санта-Клауса на съемочной площадке.

«Я вспоминал об этой истории несколько месяцев и каждый раз ловил себя на том, что улыбаюсь, – говорит он. – Представляете себе идиота, лежащего в постели и ухмыляющегося от воспоминаний?»

Ривз и сейчас застенчиво улыбается. Он вполне может себе это позволить. За фильмы «Матрица: перезагрузка» и «Матрица: революция» он получил 30 миллионов долларов. Он знает, что ему заплатили заслуженно, потому что первая серия собрала во всем мире больше 450 миллионов долларов. При таких гонорарах он вполне может позволить себе роскошь делать приятные подарки приятным людям, а заодно и пополнить свою богатую коллекцию мотоциклов.

Однако съемки в «Матрице» не были для Ривза всего лишь высокооплачиваемой работой. Он говорит, что согласился посвятить трилогии несколько лет жизни только потому, что его сильно зацепили идеи постановщиков фильма братьев Вачовски.

«Мне хотелось отдать дань уважения идеям братьев Вачовски, – говорит он. – Я хотел помочь им реализовать их мечты. Единственное давление, которое я испытывал, шло изнутри: я боялся, что не смогу подняться на уровень их идей, не смогу сделать то, чего они от меня хотят».

Ривз вспоминает, как он попал в проект первой серии.

«Перед этим я снялся в «Цепной реакции», потому что все говорили мне, что это будет хит, – говорит он. – Съемки были ужасны, я страшно устал и решил, что буду выбирать только то, что мне нравится. Я прочитал «Матрицу» и понял, что это великий сценарий. Это история рождения человека, обретения им смысла жизни. А во второй серии я вижу развитие этой темы. Взаимоотношения между человеком, машинами и Матрицей. Во второй серии появляются цифровые существа, которые скрываются в «Матрице»… нет, это лучше не рассказывать, это нужно видеть».

Попытки вытянуть из него что-то более конкретное заканчиваются неудачей. Анализировать идеи фильма он тоже отказывается, ссылаясь на то, что братья Вачовски не хотели бы их раскрывать.

«Они намеренно не хотят давать словесные определения тому, что создали на экране, – говорит Ривз, пожимая плечами. – Думаю, они правы, потому что дают возможность каждому прочесть фильм по-своему».

Съемки двух серий «Матрицы» подряд стали одним из самых крупномасштабных проектов в истории кино. Вначале предполагалось, что вторая серия появится на экранах в 2001 году, но сроки съемок много раз сдвигались по разным причинам, в том числе из-за угрозы актерской забастовки. Много раз в Интернете мелькали слухи, что съемки откладываются из-за чрезмерно разросшегося бюджета и трений между Вачовски и продюсером Джоэлом Силвером. Разумеется, говорить об этом с Ривзом бессмысленно: он терпеть не может сплетен и неизменно отказывается их комментировать, но можно задать вопрос немного иначе: удалось ли братьям Вачовски реализовать все, что они хотели, или какие-то идеи не добрались до экрана из-за постановочных сложностей и бюджетных проблем?

Ривз задумывается.

«Думаю, художник всегда недоволен результатом и жаждет большего, – говорит он наконец. – Но мне кажется, что все мы, включая студию Warner Bros., вложили в фильм очень много сил и средств, и вы это увидите на экране».

Он говорит, что съемки второй и третьей серий в чем-то были легче съемок первой, а в чем-то – труднее.

«Отчасти нам было проще, потому что мы знали, через что нам предстоит пройти, – говорит Ривз. – Мне было легче, потому что я прошел хорошую боевую подготовку перед съемками первой серии, и хотя, конечно, вышел из формы в перерыве между съемками, мне удалось сравнительно быстро ее вернуть. Но, с другой стороны, когда наш хореограф увидел, что мы все быстро обретаем хорошую форму, он решил удвоить и даже утроить сложность трюков. Многое из того, что я делаю в новых сериях, можно назвать более «продвинутым» материалом!»

Перед съемками второй и третьей серий Ривзу пришлось заниматься кун-фу семь дней в неделю. «Перед отъездом в Сидней мы полгода тренировались в Лос-Анджелесе, – вспоминает он. – Многое я помнил чисто инстинктивно – это осталось от первого фильма. Помнил даже не я, помнило мое тело, поэтому я быстро освоил трюки на тросах и овладел приемами боевой хореографии. Но стоило мне в этом признаться, как на меня начали навешивать еще более трудные трюки – например, сальто назад. После этого приходилось отлеживаться в ванной со льдом. Дело в том, что при резких движениях в тканях мышц происходят микроскопические разрывы. Мне уже не 20 лет, поэтому приходилось спасаться с помощью льда и мазей».

Ривз также добавляет, что во время подготовки к съемкам в первой серии он еще не пришел в себя после операции на шейном позвонке, и поэтому его тренер и постановщик трюков Юэн Вупин был вынужден учитывать его состояние во время тренировок и при постановке трюков. Чтобы уменьшить нагрузку на позвоночник, упор в драках делался на удары руками, а не ногами. Но при съемках второй и третьей серий у Ривза не было причин ограничивать свою подвижность.

«Чем больше я делал, тем сильнее они на меня наседали, – говорит он о братьях Вачовски. – Они хотели, чтобы я сражался, используя самые разные виды оружия – меч, боевой топор, палку». Не менее трудной, чем боевые эпизоды, была, по словам Ривза, интимная любовная сцена с Кэрри-Энн Мосс, которая играет прекрасную воительницу Тринити. «В любовных сценах всегда трудно сниматься, но у нас с Кэрри-Энн установились прекрасные отношения, мы полностью доверяли друг другу и могли пойти настолько далеко, насколько это от нас требовалось. Это было здорово – разделить с надежным партнером самую трудную сцену! Так же здорово, как любить кого-то».

По фильму Ривз также целуется с очаровательной итальянской актрисой Моникой Беллуччи, которая играет неотразимую интриганку Персефону. «Киану очень застенчив, но у него очень щедрое сердце, – говорит Беллуччи, которая недавно снималась с Брюсом Уиллисом в фильме «Слезы солнца».

«Матрица» стала одним из первых голливудских проектов, целиком снятым в Австралии. Фильм вышел в прокат в апреле 1999 года и в первый же уик-энд собрал 37.4 миллиона долларов. Неплохо для концептуального боевика с прокатной категорией R и единственной кинозвездой – Ривзом – в актерском составе. В конечном итоге фильм собрал в мировом прокате 460 миллионов долларов и был назван революционным в области спецэффектов.

Продюсер Джоэл Силвер блестяще разыграл свой новый козырной туз. Помимо выхода фильма «Матрица: перезагрузка» в 2003 году на прилавках магазинов появилось множество продукции «по мотивам» фильма или с его символикой. Вскоре после премьеры «Матрицы: перезагрузки» в продажу поступила коллекция короткометражных анимационных фильмов под общим названием «Аниматрица». Затем в стереокинотеатрах IMAX появилась стереоверсия фильма. И, наконец, покупателям предложили плакаты, футболки, диски с саундтреком фильма и сотовый телефон фирмы Samsung специального дизайна.

По словам Ривза, он гордится тем, что стал частью такого удивительного и масштабного культурного феномена. «Все мы очень любим наш фильм и счастливы, что он так всем нравится, – говорит он. – Я надеюсь, что люди отнесутся ко второму фильму так же хорошо, как и к первому, что они найдут в нем что-то для себя. Надеюсь, что фильм повлиял на многие процессы, происходящие в кино, и стал шагом на пути к чему-то новому».

На вопрос, сильно ли изменился он сам между первым и вторым фильмом, Ривз снова пожимает плечами. «Не знаю. С каждым годом я становлюсь все старше и старше. Мне трудно ответить на ваш вопрос. Чем больше опыта ты обретаешь, тем больше узнаешь о себе, о том, что ты чувствуешь, когда долго живешь вдали от дома».

Целый год Ривз провел вдали от дома и друзей. Ему пришлось жить в Австралии практически весь 37-й год своей жизни. «Конечно, это тяжело – отрываться от дома и семьи на такой большой срок, – соглашается он. – К счастью, я жил не в пустыне, а в Сиднее – это прекрасный город, там отличные люди, хорошая погода, замечательная архитектура и отличная кухня. Когда уезжаешь куда-то на съемки, редко получаешь все это в одном флаконе. Так что меня устраивал такой расклад. Когда ты любишь то, что делаешь, и сознаешь, что являешься частью чего-то очень важного, ради этого можно пойти на жертвы, расстаться с друзьями и работать столько, сколько понадобится».

По его словам, братья Вачовски с самого начала задумывали трилогию, хотя во время съемок первой серии не были уверены, что им удастся запустить вторую и третью. «Я помню, что во время съемок последних сцен первой серии они обсуждали идеи, которые хотели бы реализовать в продолжении», – вспоминает он.

После успешной премьеры первой серии братьям Вачовски поступило много выгодных предложений, однако они отказались ото всех ради возможности развить свои идеи в продолжении «Матрицы». Они потратили год на сочинение сценариев второй и третьей серий и еще год – на съемки в Австралии (хотя 14-минутная сцена погони в конце «Перезагрузки» была отсняла в Калифорнии).

В «Перезагрузке» герой Ривза, Нео, становится ключевым элементом в битве людей против машин, человеком, который должен остановить апокалипсис. Ему снова помогают Тринити (Кэрри-Энн Мосс) и Морфеус (Лоренс Фишберн), которые сопровождают его обратно в Матрицу, чтобы найти средство уничтожения поработившего человечество искусственного интеллекта. Помимо новых противников Нео снова имеет дело с агентом Смитом, который из-за компьютерного вируса начал самовоспроизводиться в большом количестве экземпляров.

«Вопросы, которые стоят перед Нео, те же, что задает каждый из нас, – говорит Ривз. – Есть ли судьба? Контролируем ли мы свою жизнь? Путешествие Нео дает ответы на эти вопросы. Новый фильм выворачивает наизнанку то, что происходило в первой серии. В «Матрице» Томас Андерсон становился Нео, его цифровое «я» становилось реальным человеком. В новом фильме Нео приходится снова стать Томасом Андерсоном, и мы понимаем, каковы его страхи и чаяния».

Ривз только смеется в ответ на вопрос, верит ли он в судьбу. Трудно сказать, была ли ему уготована судьба стать актером, но прежде чем попасть в Голливуд, он много путешествовал. Родившийся в Бейруте в семье геолога и художницы по костюмам, Киану Ривз в детстве объехал с матерью десятки стран. Родители Киану быстро развелись, и его мать стала работать костюмером в гастролирующей танцевальной труппе. К тому времени, когда она переехала на постоянное жительство в Торонто, Киану уже привык к тому, что он «гражданин мира». Он плохо учился в школе, но зато с удовольствием играл в местном театре. Первая заметная роль в кино была сыграла им в фильме «На берегу реки» (1986). Два года спустя он прославился в подростковой комедии «Невероятное приключение Билла и Теда», в которой сыграл одного из двух оболтусов, путешествующих во времени. В течение нескольких лет Ривз не мог избавиться от имиджа легкомысленного Теда, хотя старался играть предельно разнообразные роли – от Будды («Маленький Будда») до коварного принца («Много шума из ничего»). И только в 1994 году после фильма «Скорость» Ривз смог окончательно утвердиться во взрослых ролях.

В 1997 году Ривз отказался вернуться во вторую серию «Скорости», несмотря на предложенный ему огромный гонорар. «Я был бы рад снова поработать с Сандрой Буллок и Яном де Бонтом, – говорит он. – Но мне совершенно не понравился сценарий. К тому же перед этим я как раз закончил съемки в «Цепной реакции», и у меня ни на что не было сил. Мне хотелось отдохнуть, подумать о себе и своей работе».

Не боится ли он, что после новых прорывов в области спецэффектов актеров заменят компьютерные двойники? Ривз снова смеется.

«Думаю, после этого начнется культ реальных актеров, – говорит он. – И будет много новых пунктов в контрактах. Например, в фильме «Славный ноябрь» они добавили мне слезы с помощью компьютерных спецэффектов. Я был против, так как считал, что это совершенно не в характере героя, но они сделали по-своему. Думаю, скоро актеры будут настаивать на включении в контракт права на контроль над своей собственной игрой».

В настоящее время Ривз снимается в комедии сценаристки и режиссера Нэнси Майерс. Названия у фильма пока нет, но известно, что его партнерами стали Джек Николсон и Дайан Китон. Не страшно ли ему сниматься с живыми легендами?

«Я стараюсь не думать об этом, – говорит Ривз. – Я благодарен судьбе за то, что она подарила мне возможность работать с такими замечательными актерами и давать людям то, что им нравится. Это случается редко, но когда все-таки случается – это счастье».

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: