klint istvud film

Клинт Иствуд, 1960 год

Наверное, у НАСА еще никогда не было столько хлопот с запуском шаттла! Ведь запускать пришлось не настоящую ракету, а киношную. Точнее, даже не запускать, а снимать подготовку к запуску. “Каждый день они ждали самого худшего, – смеется Клинт Иствуд, который поставил новую фантастическую ленту “Космические ковбои” и исполнил в ней главную роль. – Они были готовы к сообщению, что кто-то из нас сыграл в ящик!” “Космические ковбои” могли бы иметь подзаголовок “Пенсионеры в космосе”.

Фильм рассказывает о том, как НАСА отправляет в космос четырех старичков, которые должны починить аппаратуру на старом спутнике, угрожающем упасть на Землю. Героев играют 70-летний Клинт Иствуд, 72-летний Джеймс Гарнер, 66-летний Дональд Сазерленд и 53-летний Томми Ли Джонс. Ряд сцен снимался в Космическом центре Джонсона в Хьюстоне и Космическом центре Кеннеди на мысе Канаверал. “Я хотел, чтобы фильм смотрелся как можно достовернее, – говорит Иствуд. – Мы не могли бы добиться достоверности без помощи НАСА. Все должно было быть как в жизни”.

Правда, актерам не довелось испытать настоящей невесомости, как некоторым из их коллег. Например, на съемках фильма “Аполло-13” сцены невесомости снимали на борту огромного самолета, который поднимался на огромную высоту, а затем отключал двигатели и начинал падать. На несколько секунд все оказывались в состоянии невесомости. Но такие съемки слишком сложны и дорогостоящи. “Мы сделали невесомость в съемочных павильонах, – говорит Иствуд. – Мы просто висели под потолком на тросах, а возле нас висели на тончайших нитках ручки и книги. Нужное впечатление создается в основном за счет движения камеры”. Итак, с проблемой невесомости они справились легко и просто. Но актеров ждало гораздо более серьезное испытание. “Самой трудной была сцена, в которой мы должны были бежать по огромному Центру, – вспоминает Иствуд. – Больше всего я боялся за Джеймса Гарнера. Незадолго до съемок он перенес операцию по замене тазобедренной кости. Я просил ребят продержаться один дубль. Только один дубль. Джеймс сказал мне: “Может быть, позвонить по 911 на всякий случай?” Я сказал, что все под контролем”.

В тот день Иствуд не стал уточнять, что он под этим подразумевал. Но сегодня признается, что на съемочной площадке дежурили два врача. “Я не хотел говорить об этом ребятам. Я боялся задеть их самолюбие”. Иствуд играет Фрэнка Корвина, который в 50-е годы был членом “Команды Дедала”, засекреченной группы ВВС США, собранной для будущих космических полетов. Когда космические программы перешли из ВВС в специально созданную для этого Администрацию национальной аэронавтики и космических полетов (НАСА), новое начальство решило не рисковать, и в космос была отправлена обезьяна. “Фрэнк √ умный парень, он инженер, он прекрасно устроился в жизни, – говорит Иствуд о своем герое. – В сценарии об этом не говорится, но я решил для себя, что все эти годы он получал хорошие деньги, патентуя разные изобретения в области электроники. Но все же Фрэнк не до конца удовлетворен своей жизнью. В глубине души он по-прежнему переживает из-за того, что не попал в космос. И поэтому, когда чиновники из НАСА просят его срочно обучить молодежь навыкам обращения со старой аппаратурой, он решает, что у него появилась возможность исправить эту несправедливость. И он говорит, что никто, кроме его команды, с этим делом не справится”.

“По сути дела это шантаж чистой воды”. Иствуд смеется. “Да, мы сняли кино о старых пердунах, которые шантажируют американское правительство”. НАСА вынуждена пойти навстречу бывшей “Команде Дедала”. Но чтобы отправить старичков в космос, их нужно хотя бы немного подготовить к тяготам полета. Кряхтя и постанывая, они проходят через все тесты и тренажеры. Иствуд говорит, что ситуация не кажется ему притянутой за уши. Ведь в 1998 году в космос полетел 76-летний астронавт Джон Гленн, который впервые вышел на околоземную орбиту в 1962 году. “Знаете, что забавнее всего? – говорит Иствуд. – То, что Гленн был бы слишком стар для съемок в нашем фильме, но оказался достаточно молод для полета в космос!” Интересно, как реагировали на сценарий студийные чиновники, которые сегодня ориентируются в основном на молодежный рынок? “Кто-то из них подсчитал, что наш общий возраст составил 241 год, – вспоминает Иствуд. – Но в этом-то вся соль! Это история о парнях, которые летали еще с Чаком Йегером. В глазах молодежи они √ динозавры. Когда на Warner Bros. мне предложили этот сценарий, я сразу же понял, что хочу его снимать. Это замечательная история о том, что в жизни каждого человека должен быть второй шанс. Эти парни преуспели в других областях, но они не получили того, о чем мечтали больше всего в жизни. Это несправедливо. Судьба решила исправить эту несправедливость”. Очевидно, сам Иствуд в отличие от героев фильма решил не ждать милостей от судьбы. До сих пор он практически не снимался в фантастических лентах. Правда, на заре карьеры, в середине 50-х годов, Иствуду довелось играть эпизодические роли в фильмах ужасов с фантастическим уклоном √ “Месть чудовища из черной лагуны” и “Тарантул”. Но в космос его герои не летали ни разу.
Актер уверяет, что никогда не оглядывался на прошлое и не пытался вычислить, как могла бы сложиться его карьера при иных обстоятельствах. “Конечно, и у меня в жизни были моменты, которые я хотел бы переиграть с учетом последствий, – говорит он. – Но каждое принятое мною решение основывалось на знаниях, которые были у меня в тот момент. Возможно, сегодня я принял бы другие решения, но изменить прошлое невозможно”. Родившийся 31 мая 1930 года в Сан-Франциско Клинт Иствуд попал в кино почти случайно. Он служил в армии, и однажды к ним на базу приехала съемочная группа документального фильма. Иствуду √ самому фотогеничному из солдат √ вручили приглашение на киностудию Universal в актерский отдел. Он начал сниматься в 1954 году в эпизодических ролях, в 1958 попал на телевидение, а в 1964 году его открыл Серджо Леоне, пригласив на главную роль в фильм “За пригоршню долларов”. После этого фильма Иствуд стал звездой. Поэтому, наверное, в 2000 году он с особой радостью принял приглашение Венецианского фестиваля, на котором ему вручили премию “Золотой Лев”. Иствуд даже организовал в Венеции европейскую премьеру “Космических ковбоев”. На венецианской церемонии Шэрон Стоун, вручавшая премию, назвала Иствуда “королем джунглей”. “Мы учимся мастерству, глядя на таких людей, как он”, – заявила примадонна.

Ответное слово Иствуда было на итальянском языке: “Прошло много лет с тех пор, как я приехал в Италию молодым неизвестным актером, чтобы работать с таким же молодым неизвестным режиссером Серджо Леоне. Италия всегда будет занимать особое место в моем сердце. Grazie mille, Серджо, за этого Leone”. “Я всегда очень гордился тем, что начал свою кинокарьеру в Италии, – говорит сегодня Иствуд. – Италия √ колыбель одной из величайших мировых культур. Наверное, есть особая ирония в том, что я снялся в немецко-итальянско-испанской продукции по мотивам японского фильма и стал звездой у себя дома, в США”. Звездный статус Иствуда довольно долго мешал критикам относиться к нему, как к серьезному кинематографисту: в нем видели только крутого парня. К тому же он никогда не скрывал своих республиканских убеждений в продемократическом Голливуде. И уж вовсе неслыханным нахальством в глазах голливудцев была полная автономность и независимость Иствуда. В 1968 году он создал собственную производственную фирму, на которой сам снимал фильмы, сам их продюсировал и сам играл главные роли. Его контракты со студией неизменно предусматривали полную творческую свободу в выборе и трактовке материала. Более того, Иствуд вообще никогда не жил в Голливуде. Его дом находится в живописном городке Кармель неподалеку от Сан-Франциско, откуда Иствуд летает в Лос-Анджелес на своем личном вертолете.

Первое признание Иствуда-режиссера ждало в Европе. В 1988 году на Каннском фестивале был высоко оценен его фильм “Птица”, посвященный жизни и творчеству великого джазиста Чарли Паркера. Голливуд запоздало принес свои извинения в 1992 году, когда вестерн Иствуда “Непрощенный” стал одним из хитов проката. За этот фильм Иствуд завоевал два “Оскара” √ за режиссуру и продюсирование. Он также впервые получил номинацию на “Оскара” в актерской категории. За “Непрощенным” последовали не менее удачные фильмы √ “На линии огня” и “Мосты в округе Мэдисон”. “Мне не нравилась книга, но понравился сценарий, – говорит Иствуд, вспоминая “Мосты…”. – Я давно не держал в руках сценария о трагической любви, в которой никто из героев НЕ заболевал смертельной болезнью в самый разгар любовного романа! Мне говорили, что я с ума сошел √ заниматься этой “мыльной” историей! Потом мне предлагали 20-летних актрис на роль 40-летней матери двоих детей. Я сказал, что не против √ только пусть героя играет мой сын!” Кайл, сын Иствуда от первого брака (с манекенщицей Мэгги Джонсон), снялся с отцом в 1983 году в фильме “Человек из бара”. Дочь Эллисон играла вместе с ним в фильмах “Абсолютная власть” и “Полночь в саду добра и зла”. Другая дочь, Франческа, снялась вместе с мамой, актрисой Фрэнсис Фишер, в фильме “Настоящее преступление”. Только младшая дочь, трехлетняя Морган (от нынешнего брака с телеведущей Диной Руис), пока еще не засветилась в кино. Но зато ее мама приняла участие в “Настоящем преступлении” в эпизодической роли.

Несмотря на новую трактовку понятия “семейное кино”, “Настоящее преступление” (1999) не имело коммерческого успеха. Иствуд говорит, что неудача этого фильма была для него болезненным уроком, но он не собирается подстраиваться под зрителей. “Сегодняшняя аудитория ужасно инфантильна, – считает он. – Сегодня фильмы снимаются, как молодежные телешоу. Я ничего не имею против молодежных лент, но предпочитаю снимать фильмы для взрослых. И для стариков”. Иствуд говорит, что быстро собрал свою “команду Дедала” для “Космических ковбоев”. Первым в проект пришел Томми Ли Джонс, с которым Иствуд никогда раньше не работал. “Мне было достаточно посмотреть на его работы в других фильмах, чтобы понять, что мы сработаемся!” – говорит Иствуд. С Джеймсом Гарнером он снимался в 50-е годы в сериале “Маверик”, а с Дональдом Сазерлендом √ в фильме “Герои Келли” (1969). Иствуд до сих пор вспоминает съемки “Героев Келли”. Натуру снимали в Югославии, Сазерленд играл танкиста, и в тот день, когда снимали его на танке, из Америки пришло известие: в Беверли-Хиллс ФБР арестовало жену Сазерленда за помощь радикальной организации “Черные пантеры”.

“Я прибежал из гостиницы на съемочную площадку, чтобы сообщить ему об этом, – вспоминает Иствуд. – Смотрю √ Дональд высунулся из люка и машет мне рукой. Я чувствую, что не могу орать ему через все поле: “Дон, твоя жена купила ручные гранаты для экстремистов, ее повязали и увезли в ФБР!” До меня вдруг дошло, что югославы выделили нам для съемок настоящий танк и что в руках у Дональда √ страшная, сокрушающая сила. Я подошел, потихоньку попросил его выйти из танка, и только потом рассказал ему все. Я старался быть предельно дипломатичным. Я умею быть дипломатом. Когда это нужно”. На прощание Иствуд дает рецепт как снимать кино в срок и без превышения бюджета. “Снимайте ветеранов! – говорит он. – Они не будут спрашивать у вас, какова мотивировка у героя, взявшего в руки чашку чая. Они сами ее придумают. Им не нужно притворяться умными и всезнающими. Они не боятся за свою карьеру. И они все умеют”.

Статьи про актеров

Комментарии закрыты