gets kristofer filmВ Америке не принято кичиться родословной. Но и там есть исключения из этого правила. «Мы с женой выгуливали в собачьем парке наших беспородных псов, – вспоминает актер и режиссер Кристофер Гест. – Обычно мы гуляем на улице, а тут вдруг забрели в специальный парк для выгула собак. Я не сразу осознал, что мы оказались единственными владельцами собак без родословной. Потом стал замечать неодобрительные взгляды других людей, возившихся со своими любимцами.

Они реагировали на нас так, что мы почувствовали себя плебеями и изгоями! И я подумал: «Кажется, я нашел интересную тему для фильма!» И в тот же день начал писать сценарий. В результате получился фильм «Победитель конкурса», снятый в присущем только Гесту жанре mockumentary (от слов mock, «насмешка», и documentary, «документальный фильм»). В прошлом Гест уже работал над двумя фильмами этого жанра – «Это группа «Спайнел Тэп» (1984) и «В ожидании Гаффмана» (1997). В первом высмеивался мир рок-музыки, во втором – мир любительского театра.

Тем не менее сам Гест выглядит на удивление серьезным. Во время фестиваля в Торонто он принимает журналистов в освещенном солнцем номере-люкс и разговаривает о своем фильме с совершенно невозмутимым видом, хотя в его глазах порой вспыхивают искорки смеха. Гест прекрасно знает, что смешное получается еще смешнее, если преподносить его с серьезным видом. «Если бы я в тот день не пошел в собачий парк, то, возможно, снял бы фильм о водителях гоночных машин или еще о ком-нибудь, – говорит он, пожимая плечами. – Но как только я начал изучать мир владельцев породистых собак, как только сходил на несколько собачьих конкурсов, то сразу понял, чем мне надо заняться». В «Победителе конкурса» изнутри показывается смотр собак Mayflower Kennel Dog Show – мы видим, каковы амбиции хозяев собак, какие проблемы волнуют членов жюри и, наконец, знакомимся с тем, как ведут себя за сценой сами животные. Среди актеров, снимавшихся с Гестом, почти вся команда из его предыдущего mockumentary «В ожидании Гаффмана» – Юджин Леви, который также является соавтором сценария, Кэтрин О’Хара, Майкл МакКин, Майкл Хичкок, Паркер Поузи и Фред Уилард. Ситуации, показанные в фильме, зачастую кажутся совершенно абсурдными, потому что владельцы собак готовятся к конкурсу так, словно это Олимпийские игры.

«Во время одного конкурса я находился за сценой, – рассказывает Гест. – Там была специальная собачья гримерная – точнее, место, где собак прихорашивают перед выходом. Оказавшись там, я увидел, как один из хозяев ходит по павильону с ножницами и потихоньку выстригает клочья шерсти у чужих собак, чтобы они плохо выглядели во время показа! Увидев подобные эпизоды в моем фильме, вы наверняка подумаете, что я это придумал. «Так не бывает. Это уж слишком». Как бы не так! Я видел, как люди делают искусственные пятна на шерсти собак с помощью осветлителя, что, кстати, по условиям конкурса запрещено. Я даже слышал истории о том, как хозяева подвешивали своим собакам искусственные гениталии! Сам я этого не видел – но, говорят, такие вещи регулярно практикуются. Так что, когда будете смотреть фильм, помните – на самом деле все гораздо серьезнее!» Но если в абсурдность ситуаций верится с трудом, то все собаки кажутся словно рожденными для выступлений в шоу. Гест говорит, что выбор четвероногих актеров был для него самым приятным моментом работы над фильмом. «Мы начали просматривать собачьи книги, – вспоминает Гест. – И через минуту почувствовали себя, словно на ярмарке невест в старинные времена. Мы просматривали каталоги пород, и с каждой фотографии на нас смотрел пес, который словно умолял: «Возьмите меня!»

Юджин Леви и Кэтрин О’Хара, игравшая его жену, в конце концов выбрали терьера. «Не спрашивайте меня, почему они это сделали,- отмахивается Гест. – Наверное, это собаки выбирали нас, а не мы – собак». Сам Гест, играющий конкурсанта из штата Северная Каролина, выбрал себе гончую. «Я познакомился с моим партнером буквально перед началом съемки нашей первой сцены, – вспоминает он с усмешкой. – Через полминуты после знакомства пес подпрыгнул и положил лапы мне на плечи. Только тогда я понял, что мы с ним одного роста. Я не успел испугаться – он начал меня облизывать. Он облизал мне все лицо. Это был не специально выдрессированный профи, это была обычная собака. Я сразу же в него влюбился». «Алхимия» между актером и его четвероногим партнером была особенно важна, потому что Гест стремился к абсолютно документальной достоверности. «Вы знаете, что собаки, выступающие на конкурсах, никогда не лают без команды? – осведомляется он. – Мне нужно было добиться, чтобы в кадре не было ни единого лишнего гавканья. И мы этого добились. Это были потрясающие собаки, настоящие бойцы собачьего фронта. Они не обнюхивали друг друга, не заигрывали, не рычали. Они словно не замечали конкурентов. А ведь у нас было более 150 собак разных пород. По иронии судьбы я после съемок возвращался домой, где меня облаивали мои собственные собаки, и я ничего не мог с ними поделать! Наверное, в эти моменты я был смешон».

Гест начал смешить людей очень давно – еще двадцать лет назад он писал скетчи для передачи «Час национального капустника на радио» (The National Lampoon Radio Hour). В 1984-1985 годах был одним из исполнителей в телешоу «Прямой эфир в субботу вечером» (Saturday Night Live). Среди поставленных им лент – «Большой фильм» (The Big Picture, 1989) с участием Кевина Бэйкона и Дженнифер Джейсон Ли, «Атака 50-футовой женщины» (Attack of the 50 Ft. Woman, 1993) с Дэрил Ханна. Но, конечно, самый популярный его фильм – «Это группа «Спайнел Тэп» (This Is Spinal Tap, 1984), который недавно появился в повторном прокате и на DVD. «Спайнел Тэп» вызревал больше 15 лет. В 1967 году Кристофер Гест, будучи студентом актерского отделения Нью-Йоркского университета, подружился со своим однокурсником Майклом МакКином. Оба, как это часто бывало в те времена, увлекались музыкой: Гест играл на гитаре, МакКин мнил себя несостоявшимся композитором.
Через несколько лет Кристофер Гест, уже будучи режиссером, поставил спектакль, где главным героем был беспутный английский рокер, развлекавшийся на всю катушку. Одним из актеров в этом спектакле был Гарри Ширер, игравший на бас-гитаре. Дуэт превратился в трио: Гест, Ширер и МакКин часто собирались вместе, разыгрывали забавные музыкально-вокальные импровизации и время от времени жалели, что не занялись музыкой всерьез. В 1978 году троица познакомилась с актером и режиссером Робом Райнером, который охотно присоединился к их компании. Посмотрев музыкально-юмористические номера Геста и его друзей, он понял, что нашел свой первый режиссерский проект. Так родился «Спайнел Тэп» – документальный фильм о несуществующей рок-группе металлистов с идиотским названием Spinal Tap (что в переводе означает «пункция спинного мозга»).

Сценария практически не было. Райнер снимал на камеру импровизации своих приятелей. В результате на видео появился костяк будущего фильма – минут двадцать скетчей и набросков. Райнеру было стыдно идти просить под это безобразие деньги. Но снятых скетчей оказалось достаточно, чтобы продюсер Кэрен Мэрфи согласилась с ними работать. Фильм обошелся в 2 миллиона долларов и снимался почти в такой же атмосфере, в какой он сочинялся. Райнер играл режиссера-документалиста, который то и дело «ненавязчиво» вставляет себя в кадр, а Гест, МакКин и Ширер изображали хард-рокеров. К веселой четверке присоединились их друзья: в небольших ролях снялись Билли Кристал, Анджелика Хьюстон и Патрик МакНи. Для большей правдоподобности в «группу» взяли двух профессиональных музыкантов, а также пригласили оператора Питера Смоукера, который снимал настоящие документальные фильмы о рок-музыкантах – в частности, Gimme Shelter с Rolling Stones. В результате фильм «Это группа «Спайнел Тэп» получился даже реалистичнее, чем настоящие документальные ленты о рок-музыкантах. «По сути, мы собирали материал для этого фильма на протяжении 15 лет, – говорит Гест. – Конечно, большую часть времени мы делали это неосознанно. И это, наверное, ощущается в том, что показывается на экране».

Когда в 1984 году фильм вышел в кинопрокат, его просто не поняли. Большинство американских зрителей решили, что речь в нем идет о НАСТОЯЩЕЙ английской группе – металлистов в то время было так много, что запомнить всех было невозможно. Но небольшая часть аудитории, сумевшая оценить «Спайнел Тэп» по достоинству, была им очарована. У музыкантов даже появились поклонницы. Самой рьяной из них была актриса Джейми Ли Кертис, которая вскоре после этого вышла замуж за Кристофера Геста. На свадьбе она призналась ему, что влюбилась, увидев его фотографию на обложке журнала Rolling Stone. «Джейми – прекрасная комическая актриса, – говорит Гест. – Но мы в свое время решили никогда не работать вместе. Думаю, именно поэтому у нас такой прочный брак. Семья – это семья, а работа – это работа. Иногда Джейми показывает мне сценарии, которые ей присылают, я подкидываю ей свои предложения на пару центов…»

«Спайнел Тэп» быстро перешел в категорию культовых лент. К началу 90-х сложилась сплоченная группа его поклонников, которая знала наизусть все реплики и песни из фильма. А в 1992 году в связи с растущей популярностью «Спайнел Тэпа» Гест, Ширер и МакКин совершили уникальный эксперимент в истории поп-культуры: они устроили «воссоединение» группы «Спайнел Тэп». Актеры выпустили новый альбом группы Break Like the Wind («Сломанные ветром») и организовали настоящее турне! «Конечно же, и мы, и большинство зрителей понимали, что это не всерьез, – вспоминает Гест. – Но ближе к концу турне мы с изумлением узнали, что некоторые из бесновавшихся в партере зрителей и впрямь считают нас музыкантами. И им нравится наша музыка!» Он качает головой. «Как может нравиться такая ужасная музыка? Наверное, это стадное чувство – раз всем вокруг меня нравится – значит это хорошо». Гест и компания снова встретились в сентябре 2000 года, когда в Лос-Анджелесе в честь повторного выпуска на экраны фильма «Это группа «Спайнел Тэп» состоялся концерт с участием гитариста Найджела Тафнела (Кристофер Гест), певца Дэвида Хаббинса (Майкл МакКин) и бас-гитариста Дерека Смоллза (Гарри Ширер). В память о прошлом все трое вышли на сцену в старых костюмах – облегающих штанах из спандекса, ярких майках, с цепями и браслетами.

«Наверное, в этот момент мы действительно стали настоящей рок-группой, – усмехается Кристофер Гест. – А наш привычный облик стареющих актеров в обычной одежде вдруг показался нам жалкой пародией на нас». «Спайнел Тэп» поставил Геста в особое положение в Голливуде. В нем видят мастера импровизаций, который может комически обыграть любую ситуацию. Но он говорит, что представление о его стиле работы ошибочно. «Слово «импровизация» наводит на мысль, что мы делаем наши фильмы, как говорится, «от балды», – валяем дурака и все. На самом деле это очень трудная работа. Мы с Юджином написали подробный сценарий «Победителя конкурса». Но на экране все выглядит так, словно и впрямь все люди оказались в кадре совершенно случайно. Именно так все и было задумано». Единственной проблемой кинематографиста-импровизатора является то, что он никогда не знает, каким будет его следующий проект. «Я просто надеюсь, что мне в голову придет что-нибудь, – говорит Гест. – Главное – помнить, что ты должен настроиться на одну волну с теми людьми, о которых ты снимаешь фильм. Посмеяться над ними легко, найти же в той или иной ситуации внутренний юмор гораздо сложнее».

Статьи про актеров

Комментарии закрыты