kristofer plamer akterДля большинства театралов Кристофер Пламмер – великий актер, многоуважаемый ветеран сцены, чья карьера продолжается уже более 40 лет. Он один из самых знаменитых театральных исполнителей Америки. Но вряд ли любители кино относятся к нему с таким же благоговением. У Пламмера, конечно же, были хорошие картины, такие, например, как «Свой человек» Майкла Манна, «12 обезьян» Терри Гиллиэма, «Долорес Клейборн» Тэйлора Хэкфорда, «Малкольм Экс» Спайка Ли, однако на один такой фильм приходится дюжина дрянных (право же, не будем их перечислять). Любовь к лицедейству заставляет Пламмера сниматься чуть ли не вдвое интенсивнее, чем многие его коллеги. Так, например, в начале прошлого года он, покинув уютный дом в Коннектикуте, отправился в Канаду сниматься в малобюджетном триллере «Полное разоблачение» (Full Disclosure).

Оттуда, не заезжая домой, он вылетел в Лондон, чтобы сняться в фильме «Счастливый прорыв» (Lucky Break), новой работе Питера Каттанео («Мужской стриптиз»). А после этого отправился в Торонто, где принял участие в съемках фильма «Дракула-2000», сыграв охотника за вампирами Эйбрахама Ван Хелсинга.

Любопытно, что пятнадцать лет назад Пламмер уже играл Ван Хелсинга в фильме «Носферату в Венеции» (1986), малоизвестном сиквеле знаменитого фильма Вернера Херцога «Носферату» (1979). «Как только я узнал, что мне снова предлагают играть Ван Хелсинга, я подумал: «Хорошо. Наверняка мне заплатят кучу денег», – смеясь, говорит Пламмер. – И я не ошибся. Моей второй мыслью было: «Я уже играл Ван Хелсинга один раз, так почему бы не сделать вторую попытку?» «Я люблю эту давнюю историю, – добавляет Пламмер. – Это классика, а классика не стареет. Это великий роман. Я люблю Дракулу. Я всегда готов снова встретиться с ним лицом к лицу. Я люблю старые мифы. Они никогда не утратят актуальности. Это как Первая и Вторая мировые войны. Сколько бы фильмов ни снимали на эту тему, исчерпать ее не удается». В фильме «Дракула-2000», который спродюсировал знаменитый мастер ужасов Уэс Крэйвен, под новым углом рассказывается старая история.

Оказывается, в течение всего ХХ века знаменитый вампир Дракула был заперт в сейфе не менее знаменитого охотника за вампирами Эйбрахама Ван Хелсинга. Накануне нового тысячелетия группа воришек проникает в дом Ван Хелсинга в надежде поживиться антиквариатом и драгоценностями. Но не находят ничего ценного, кроме… самого знаменитого вампира ХХ века. И Дракула (Джерард Батлер) снова оказывается на свободе. «В фильме есть очень интересный для меня поворот сюжета, – говорит Пламмер. – Ван Хелсинг так же стар, как и Дракула. Все эти века он жил только потому, что перед ним стояла задача – бороться с Дракулой. Он стал таким же квазибессмертным, как и Дракула. Он почти паразитирует на своем враге. И при этом он так и не может полностью его победить. Потому что в этом случае его миссия будет завершена и ему останется только умереть. К сожалению, дочь Ван Хелсинга, которую играет Джастин Уодделл, унаследовала от отца эту болезненную одержимость. И теперь он пытается найти ее и предостеречь. Поэтому в новой версии поступки Ван Хелсинга определяются очень сильными эмоциональными мотивами.

В фильме также утверждается, будто Дракулу проклял Иисус Христос, – добавляет Пламмер. – Иисус наложил на него кару: он никогда не умрет, но будет жить в вечных муках. Это довольно любопытная идея, и в конце фильма вы увидите ее весьма интересное визуальное воплощение». На съемочной площадке Пламмер оказался в компании популярных молодых актеров – Джонни Ли Миллера, Омара Эппса, Локлин Манро, Шона Патрика Томаса, Тига Фонга и Джери Райан. Разумеется, он не мог не заметить, что является единственным стариком в съемочной группе. «Я уже привык быть стариком в любой съемочной группе! – смеется он. – Со мной снимались милые, хорошие ребята. Кто-то даже помнил мое имя. Кто-то спрашивал: «Кажется, вы играли в каком-то знаменитом мюзикле?» Работать с ними было забавно. Надеюсь, им со мной тоже было забавно». В ближайших планах Пламмера – работа, работа и снова работа. Закончив съемки в крупнобюджетном и чрезвычайно престижном фильме Рона Хоуарда «Прекрасный ум» (премьера запланирована на Рождество 2001г.), он отправился сниматься в малобюджетной ленте «Арарат». Скоро он снова выйдет на сцену.

«Я всегда соглашался играть в фильмах, где у меня была возможность загримироваться и стать другим, – говорит 73-летний актер. – В театре спрятаться за своим персонажем гораздо легче, чем в кино. Но и в кино выпадают интересные роли. Я люблю проекты с хорошими сценариями. Предпочитаю необычные истории. Я, конечно, знаю, что снялся во множестве плохих фильмов, – продолжает он. – Но роли, которые я играл, на бумаге выглядели великолепно! Впрочем, если я видел, что роль не очень удалась сценаристу, то начинал сам ее переделывать. Главное – чтобы история меня зацепила! Стоит мне найти необычную, оригинальную историю, в которой есть необычный герой, как я сразу же хватаюсь за возможность воплотить это на экране!» Он смеется.

«Я всегда приходил в ужас при мысли, что стану звездой и буду одинаково выглядеть во всех фильмах. Поэтому не пытался стать кинозвездой. Я решил, что лучше стану хорошим актером и буду в каждой роли демонстрировать людям что-то новое». В 50-60-е годы Пламмеру пришлось несладко. Он прославился в 1964 году, сыграв в «Падении Римской империи» сластолюбивого римского императора Коммода. Пламмер надеялся, что роль злодея откроет ему дорогу к характерным ролям, но не тут-то было. После этого фильма Пламмера завалили сценариями с красивыми и мужественными героями. Устав отказываться, он согласился сыграть главную роль в мюзикле «Звуки музыки». «Съемки этого фильма были похожи на занятия в воскресной школе, – вспоминает Пламмер. – Но я не скрывал, что фильм кажется мне елейной чепухой. Помню, что в конце съемок, когда мы бегали по холмам от кинокамеры, я бежал и думал: «Слава Богу, почти все уже позади!» Я знаю, что многие люди очень любят этот фильм, но я к их числу не отношусь! В 60-е годы я играл героев в самом прямом смысле слова, и мне было ужасно скучно и противно. Я жаждал достичь того возраста, когда продюсеры наконец перестанут обращать внимание на мой профиль. Я надеялся, что тогда 0стану свободным и избавлюсь от тщеславных мыслей, которые не дают покоя молодым актерам». Сегодня он свободен. Свободен от всего, кроме лицедейства. За сорок лет работы в кино и на телевидении Пламмер сыграл более чем в ста фильмах, телефильмах и мини-сериалах. Параллельно он играл на сцене в таких знаменитых постановках, как «Песня для Сирано» (1973), «Отелло» (1982) и в нашумевшем спектакле «Бэрримор» (1997), за который во второй раз получил высшую театральную премию «Тони».

«Приглашение сыграть Джона Бэрримора было для меня особой честью, – говорит Пламмер. – Когда я только начинал театральную карьеру, меня однажды сравнили с Бэрримором. Для молодого актера это было высшим комплиментом». Пьеса Уильяма Луса «Бэрримор» прослеживала жизнь знаменитого актера, который умер в 1942 году после четырех браков, 30 пьес и 60 фильмов. Бэрримор был пьяницей, азартным игроком и ловеласом, но при этом считался лучшим бродвейским актером. «Он был героем для всех нас, – говорит Пламмер. – Его жизнь в Голливуде казалась нам сказкой. Я рад, что эта пьеса воскрешает ту великую эпоху в истории театра, когда на сцене царили настоящие гиганты». Два года назад в фильме «Свой человек» он сыграл гиганта телевидения – знаменитого ведущего Майка Уоллеса. За эту роль Пламмер получил номинацию на «Золотой Глобус».

«Майк однажды брал у меня интервью, – вспоминает Пламмер. – Он умеет играть на нервах и чувствах тех, кого он интервьюирует. Майк буквально выворачивает тебя наизнанку. Когда он узнал, что я буду его играть, то передал мне через своих агентов – что он, мол, предпочел бы, чтобы я не брался за этот проект. Но я не мог удержаться – уж больно вкусной была роль! Позже Майк позвонил мне домой, поговорил с моей женой, пригласил меня на ланч, устроил экскурсию по телестудии. Возможно, он надеялся, что после этого я сыграю его более симпатичным человеком. Но было уже поздно. К этому времени мы отсняли почти все сцены с моим участием. Майк так переживал из-за этого фильма! Он заявил, что вообще не пойдет его смотреть. Но на самом деле, я думаю, он посмотрел «Своего человека» еще до того, как фильм вышел в прокат. Думаю, что он разозлился не из-за того, что этот фильм все же был снят, а из-за того, что в центре был не он, а его продюсер! А может быть, он хочет, чтобы его играл актер помоложе?» Точный возраст Пламмера – загадка. Годом его рождения разные источники называют и 1929, и 1928, и 1927 год. На просьбу уточнить, когда же все-таки он родился, актер отмахивается. А вот то, что он вырос в Торонто в богатой и привилегированной семье – бесспорный факт. Прадед Кристофера Пламмера, Джон Эбботт, в конце прошлого века был премьер-министром Канады. Родители Пламмера развелись вскоре после его рождения. Когда будущему актеру исполнилось два года, мать увезла его в Монреаль.

«Наш дом был полон женщин, а я чувствовал себя Пер Гюнтом, которого постоянно преследовали представительницы прекрасного пола, – смеется Пламмер. – Среди взрослых и стариков я был единственным ребенком. Понятия «элегантность» и «утонченность» я впитывал в себя с детства. Это очень помогло мне впоследствии. Как только появлялась роль аристократа, продюсер кричал: «Где Пламмер?» Его мать, Изабелла Пламмер, видела своего сына великим пианистом. Она заставляла Кристофера заниматься с преподавателем музыки, приобщала к живописи и поэзии. «Я терпеть не мог моих богатых и привилегированных родственников, – вспоминает Пламмер. – Меня приводила в ужас мысль, что я всю жизнь проживу среди этих чопорных накрахмаленных людей. Я начал протестовать против такой жизни, и мой протест вылился в то, что я стал актером».

Карьера Пламмера в шоу-бизнесе началась с выступления в ночных клубах. «Для этого нужен особый талант, – говорит он. – Попытайтесь-ка привлечь внимание в стельку пьяных посетителей – и чтобы ни один из них не швырнул в тебя бутылку!» Так или иначе, в 1944 году Пламмер начал работать на сцене. В 1953 году засветился на телевидении, с 1958 года снимается в кино. Он трижды был женат; сейчас его жена – актриса Элейн Тэйлор. Дочь Пламмера от первого брака, Аманда, начав сниматься с детства, стала известной актрисой кино и театра. «Пока я в хорошей форме – постучим по дереву – я буду работать, – говорит Пламмер. – Я люблю и сцену, и кино, и телевидение; я не понимаю снобов, которые с презрением относятся к телевидению». В начале 2001 года Пламмер сыграл в телефильме «На Золотом пруду», где его партнершей стала Джули Эндрюс, которая 35 лет назад была его партнершей по мюзиклу «Звуки музыки». По словам Пламмера, все эти годы они оставались друзьями…

«Когда мне предложили «На Золотом пруду», я сначала подумал, что получится очередная сентиментальная чушь, – вспоминает Пламмер. – Когда же мне сказали, что постановку осуществит сам автор пьесы и что он намерен поставить мрачный и язвительный фильм, я очень осторожно сказал «да». Потом стало известно, что в фильме будет сниматься Джули. Тогда я уже гораздо увереннее произнес свое «да». Ну а когда стало известно, что мне заплатят много денег, я в третий раз сказал «да». На сей раз – с восклицательным знаком!» Итак, уходящий сезон подарил Пламмеру две замечательные встречи: с давним персонажем (Ван Хелсингом) и давней партнершей (Джули Эндрюс). Есть ли у него какие-то пожелания? «Да. Хочу попробовать себя в режиссуре. Думаю, что сейчас для этого самое подходящее время!»

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: