intervju tom henksТом Хэнкс дает интервью в роскошном пятизвездочном отеле, но даже здесь порой случаются накладки. Перед началом беседы дважды лауреат премии «Оскар» вежливо просит чашечку кофе. Через несколько минут появляется служащий отеля и приносит… сливки. Хэнкс ждет, но больше ему ничего не подают. Он хочет снова сделать заказ, но служащий к этому времени уже уходит.

Хэнкс разводит руками.

«И на том спасибо, – говорит он. – Нет ничего лучше хорошей бутылки сливок!»

Сегодня Том Хэнкс представляет журналистам свой новый фильм «Проклятый путь» – гангстерскую драму, действие которой происходит в 30-е годы.

Хэнкс совершенно не переживает из-за того, что его обнесли кофе. Похоже, ему даже нравится, что с ним обращаются как с обычным клиентом, а не как с кинозвездой, получающей по 20 миллионов долларов за фильм.

Несмотря на постоянные восторги критиков и работников отделов маркетинга, знаменитый актер считает себя обычным человеком – таким же работягой, как все, кто его окружает. Если бы на его месте был другой актер, такое поведение показалось бы фальшивым и натянутым, с Хэнксом же все кажется естественным и нормальным. Он абсолютно лишен каких-либо претензий. Хэнкс пришел на интервью, облаченный в джинсы и клетчатую хлопчатобумажную рубаху поверх футболки. Рукава рубахи закатаны. Он не кажется ни смущенным, ни отчужденным. Он такой же делающий свое дело член команды, как и окружающие его журналисты. Возможно, это всего лишь имидж, но он очень убедителен: Хэнкс – такой же, как все остальные люди с их достоинствами и недостатками.

Кстати, о недостатках.

На вопрос, есть ли у Хэнкса недостатки, он охотно отвечает, что порой кричит на детей, когда они его не слушаются. А еще он ругается по телефону. «Иногда – очень грязно ругаюсь, – добавляет он. – Но я позволяю себе это только тогда, когда рядом нет детей».

Хэнкс в отличие от большинства звезд не оговаривает заранее, о чем он будет и о чем не будет говорить во время интервью. Он не злится, если его спрашивают о редких провалах (например, комедии 1990 года «Джо против вулкана»). Он без колебаний говорит о своей личной жизни, делится своими соображениями по поводу воспитания детей, охотно рассказывает о любимых блюдах и о том, как проводит отпуск. Мало кто из актеров, получающих по $20 миллионов за фильм, позволяет себе быть настолько откровенным.

Возможно, именно поэтому Тома Хэнкса считают идеальным объектом для интервью. Рядом с ним любой журналист чувствует себя легко и свободно. Хэнкс остроумен, но не язвителен, эрудирован, но не подавляет своим интеллектом. Он часто цитирует самые различные источники – от Аристотеля и Шекспира до драматурга Уильяма Голдмана, но при этом собеседник чувствует себя равным ему по статусу.

Конечно, 45-летний Хэнкс прекрасно понимает, что журналисты никогда не проявляют особой доброжелательности по отношению к знаменитостям. Он знает, что при любой его оплошности каждое сказанное слово может быть использовано против него. Он уже четверть века варится в котле шоу-бизнеса и прекрасно сознает, что богатых и знаменитых здесь ценят, но не любят. И все же он находит силы шутить по этому поводу.

«Я здесь не ради власти, влияния или презренных денег – хотя, конечно, у меня предостаточно и первого, и второго, и третьего», – говорит он с усмешкой.

Злопыхатели не раз говорили, что Хэнкс обязан своим успехом в основном внешности и манерам. Конечно, внешность играет не последнюю роль – Хэнкс считается воплощением честной, добропорядочной Америки. Но до последнего времени внешность «отличного парня» не только помогала карьере Хэнкса, но и ограничивала его актерские возможности. Точнее, актерское амплуа. «Проблема внешности преследовала меня с начала карьеры, – говорит Хэнкс. – Сначала мне говорили: «Ты отлично играешь, но мы не можем дать тебе эту роль». – «Почему?» – «Потому что этот персонаж – воплощение зла. Ты же не хочешь, чтобы зрители симпатизировали злодею?»

После нескольких «обломов» Хэнкс смирился с тем, что никогда не сможет играть отрицательных персонажей. «Я не могу сказать, что горевал по этому поводу, – смеется он. – Я с удовольствием играл хороших парней, которым достается девушка!» Но в середине 90-х годов, после того как Хэнкс получил два «Оскара» подряд, в прессе снова заговорили об узости его амплуа. Как же так – один из лучших актеров Америки играет только кристально чистых и честных героев! Неужели он не в состоянии сыграть что-нибудь иное?

Вначале Хэнкс пытался доказать, что играть хороших людей труднее, чем плохих. Потом начал злиться. В его интервью конца 90-х годов то и дело мелькали нотки раздражения: «Неужели кому-то станет легче, если я сыграю джеймсбондовского злодея»? И наконец он перешел к активным действиям. В новом фильме «Проклятый путь» Хэнкс играет наемного убийцу Майкла Салливана, который оказывается перед страшным выбором и вынужден переосмыслить свою профессию и жизнь.

Хэнкс признается, что вначале не был уверен, что ему стоит играть эту роль, потому что сценарий по графическому роману Макса Алана Коллинза был очень жестоким и по жанру скорее смахивал на боевик, нежели на драму.

«На стадии сценария проект выглядел заманчиво, но сценарий был таков, что его можно было повернуть в любую сторону, – рассказывает он. – Приди в проект режиссер «экшн» – получился бы первоклассный боевик. Приди в проект женщина – могла бы получиться драма или мелодрама. Я не был знаком с Сэмом до того, как нас представили друг другу на вечеринке после премьеры его пьесы. До этого я уже успел посмотреть «Красоту по-американски». Поэтому я мог заранее представить себе, каким получится «Проклятый путь».

Хэнкс настаивает, что взялся за роль не для того, чтобы «что-то кому-то доказать», а потому, что ему понравились история и персонаж. «Если бы я просто захотел сыграть злодея, то мог бы выбирать из миллиона проектов, – уверяет он. – Поверьте, я мог бы сменить свой имидж гораздо более радикально. Мне был важен не имидж, а персонаж. Майкл Салливан построил вокруг себя целый мир, и этот мир рушится в одно мгновение. И он осознает, что все, что он создал – семья, дом, отношения – построено на лжи. Он ни хороший и ни плохой парень – он человек, который осознает, что мир крупнее, чем он сам».

Действительно, изменить свой имидж Хэнкс не смог. Его уже успели назвать «чадолюбивым киллером», «убийцей с золотым сердцем» и так далее. Он смеется, когда ему об этом напоминают.

«Я понимаю, что на стадии лозунгов и фраз-приманок иначе и быть не может, – говорит он. – Наверное, со стороны кажется, что я действительно делаю какой-то радикальный поступок. Но, поверьте, я ничего не просчитывал. Для меня важно только одно – установить связь со зрителями, которые смотрят кино».

По словам Хэнкса, он вряд ли рискнул бы сниматься в роли Майкла Салливана, если бы у него не было детей. «Думаю, я бы просто не увидел всего того, что Сэм хотел показать на экране».

«Проклятый путь» можно рассматривать не только как гангстерский фильм, но и как драму об осознании и искуплении вины. Герой Хэнкса оказывается в страшной ситуации: сын узнает о «работе» отца, и тогда боссы приказывают Салливану убрать опасного свидетеля, потому что мальчик может нечаянно проговориться.

Помимо Хэнкса в фильме снимались Пол Ньюман в роли босса мафии, Дженнифер Джейсон Ли в роли жены Салливана, а также Лиам Эйткен и Тайлер Хоклин в ролях детей.

Хэнкс говорит, что его юные партнеры вели себя в высшей степени профессионально.

«Лиам Эйткен снимается давно – на его счету около двадцати фильмов, – рассказывает он. – Тайлер Кочлин – новенький. Кажется, он успел сняться в только в рекламе Hot Wheels. Во время съемок я с удивлением осознал, что провожу со своими кинодетьми больше времени, чем с родными детьми. Вначале Лиам и Тайлер немного стеснялись, но потом все пошло как по маслу. На съемочной площадке всегда присутствовал кто-то из родителей. Иногда приезжали братья. Ребята играли в мяч между дублями. Но едва включалась камера, как каждый из них сразу же входил в свою роль».

Невозможно удержаться от вопроса, каково было работать с легендарным Полом Ньюманом. Хэнкс смеется.

«Уверен, он будет страшно злиться, если я сейчас начну расточать ему похвалы и говорить, какой он гениальный актер. Поэтому я просто скажу, что он самый спокойный и незакомплексованный актер в мире. Он занимается этим много лет и считает, что главное в актерской игре – умение вовремя сосредоточиться. Я никогда не забуду нашу первую совместную сцену. Я вхожу в кадр, и мы смотрим друг другу в глаза. В первом дубле я чувствовал себя как во сне. «О Господи, я смотрю в глаза Полу Ньюману!»

Режиссер фильма, Сэм Мендес, прославился своим кинодебютом «Красота по-американски» (1999). «Проклятый путь» – его второй фильм. Таким образом, он оказался новеньким на съемочной площадке.

«Мы все время подшучивали над Сэмом, – вспоминает Хэнкс. – Дженнифер Джейсон Ли вспоминала, как она снималась 15 лет назад. Я вспоминал, как снимался 20 лет назад. Пол Ньюман вспоминал, как он снимался 45 лет назад. И каждый раз мы поворачивались к Сэму и говорили с невинным видом: «Не правда ли, Сэм, киноиндустрия сильно изменилась за эти годы?» А потом в наши разговоры вмешивался Конрад Холл (оператор), который снимал свой то ли девяносто седьмой, то ли девяносто девятый фильм, и тогда все мы чувствовали себя зелеными новичками».

Сменив шутливый тон на серьезный, Хэнкс рассказывает, что, делая фильм, Мендес радикально изменил то настроение, которым был проникнут сценарий.

«Сэм не хотел снимать очередной мордобой, – говорит он. – И здесь я совершенно с ним согласен. Потому что фильмы-мордобои выходят по две штуки в неделю, а фильмы, в которых насилие показывается реалистично – по два в год. Меня, например, поразило, что во «Властелине колец» – детском, по сути, кино – показываются отрубленные головы. Кино идет три часа, и этот ужас продолжается и продолжается. Сэм снял более реалистический фильм, и поэтому насилие в нашем фильме еще ужаснее. В нем нет ни одного момента, когда зрителю хотелось бы воскликнуть: «Ура – он с ним расправился!»

Съемки фильма целиком прошли в Чикаго в январе-марте 2002 года. «Не знаю, считается ли прошлая зима плохой зимой по чикагским стандартам, но мне она показалась именно такой, – говорит Хэнкс. – Выйти на улицу было пыткой, я к этому не привык. Но с актерской точки зрения это была роскошь. До места съемок ехать полтора часа, ты сидишь в машине, предвкушаешь, как тебе придется из нее выйти, и постепенно твоя физиономия обретает выражение, которое нужно для очередной жестокой сцены – причем без каких-либо сознательных усилий с твоей стороны».

Первоначально планировалось, что «Проклятый путь» выйдет в прокат в «оскаровский сезон», но потом студия перенесла премьеру на лето, хотя фильм совершенно не подходит под определение «летнего кино». Это не помешало ему собрать больше 100 миллионов долларов.

Хэнкс морщится, когда об этом говорят, – словно ему напоминают не об успехе, а о провале! «Знаете, мне лично наука маркетинга кажется высосанной из пальца, – вздыхает он. – Люди хотят смотреть хорошие фильмы – и все. Это никоим образом не означает, что летом нужно выпускать только поп-корновые боевики, а осенью – мрачные драмы, вгоняющие в депрессию. Я помню, как чиновники из отдела маркетинга кричали, что мы погубим «Неспящего в Сиэтле», если выпустим фильм в июне, потому что это типично рождественское кино. И слышал авторитетное мнение, что летом ни в коем случае нельзя выпускать фильм с названием «Форрест Гамп».

Вопрос с подвохом: согласился бы Хэнкс на роль абсолютного злодея сегодня, после того, как мы поверили, что он способен играть не только добропорядочных граждан? Хэнкс долго думает.

«Возможно, согласился бы, – говорит он наконец. – Поймите, идея стопроцентного злодея кажется мне скучной. Даже у Яго были мотивы, которые он считал справедливыми. Главная проблема co Злодеем с большой буквы – его фальшивость. «Я убью вас, мистер Бонд, но перед этим позвольте показать вам мою лабораторию». Я не в состоянии понять человека, который хочет овладеть миром или стать главным наркобароном на планете. Когда вы смотрите «Проклятый путь», вы можете сказать: «Этот парень – хороший семьянин». Посмотрите, как важна для него семья, как он оберегает свой дом. А когда я снимался в «Зеленой миле», все говорили: «Том Хэнкс играет палача – очень симпатичного и доброго палача. Он убивает людей, но он делает это не со зла, а потому что так нужно». Мне нечего было возразить».

Помимо актерской деятельности Хэнкс занимается продюсированием. Вместе с женой Ритой Уилсон он стал продюсером независимого фильма «Моя большая греческая свадьба», который стал хитом 2002 года. В настоящее время Хэнкс продюсирует мини-сериал о жизни президента Джона Адамса по биографии Дэвида Маккаллоу. Но это не значит, что актерская профессия отходит для него на второй план: в этом сезоне он снялся еще в одном фильме, психологическом триллере «Поймай меня, если сможешь». «В определенном смысле слова это тоже история взаимоотношений отца и сына, – говорит Хэнкс. – Герои так долго противостоят друг другу, что становятся почти родными».

Главную роль гениального мошенника играет Леонардо Ди Каприо. Хэнкс исполняет роль агента ФБР, который за ним охотится. Фильм поставил Стивен Спилберг.

«Мне было очень приятно второй раз встретиться со Стивеном на съемочной площадке, – говорит Хэнкс. – Он работает очень быстро и всегда доверяет актерам. Он собрал ту же съемочную группу, что и в «Спасении рядового Райана». А Лео стал дополнительным бонусом, замечательным новым лицом в нашей компании».

Недавно Спилберг вручил Хэнксу премию Lifetime Achievement Award за вклад в кино, которую присуждает Американский киноинститут. 45-летний Хэнкс стал самым молодым обладателем этой награды.

«Я был страшно горд, – вспоминает он. – Я чувствовал себя центром Вселенной, пока они не показали документальный фильм о предыдущих лауреатах, в том числе о Джоне Форде, Джеймсе Кэгни и Бетти Дэвис». «После этого я почувствовал себя жалким самозванцем!»

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: