gai pirs akterСначала его называли «Брэдом Питтом с более нежной кожей». Потом стали называть «одним из лучших актеров поколения». Впрочем, Гаю Пирсу все равно, как его называют. Иногда кажется, что ему вообще наплевать на карьеру. Как еще объяснить тот факт, что после «Секретов Лос-Анджелеса» (1997) он долго отказывался от всех предложений, а потом вдруг согласился сняться в фильме «Прожорливый» (1999), который пришелся ужасно не по вкусу голливудцам, ибо рассказывал о каннибализме.

«Бывают моменты, когда я вообще не знаю, хочу ли быть актером, – говорит Пирс в интервью по телефону. – Мне все время кажется, что я использовал актерское ремесло как способ выживания. Когда я был молод, лицедейство было спасением от страха показаться скучным и малоинтересным, страха почувствовать себя лишним в компании». В настоящее время Пирс находится в Мельбурне. Он говорит, что в Голливуд его не тянет. Чем он нынче занят? С утра навешивал новые петли на дверь дома, в котором он живет с женой Кейт Месиц и двумя собаками. Вечером играет в театре Melbournе Playhouse в пьесе Теннесси Уильямса «Сладкоголосая птица юности». «Роль – это сугубо физическое состояние», – говорит Пирс и признается, что для «Сладкоголосой птицы» он специально загорал в лучших парках Мельбурна. «Как только ты погружаешься в мозг и эмоции своего персонажа, это меняет тебя физически. Забавно – люди почему-то говорят, что о человеке нельзя судить по его внешнему облику. Я не согласен. По внешнему виду человека о нем можно сказать очень многое».

Любопытные рассуждения Пирса об актерском мастерстве, возможно, проистекают из его прошлого. Он пришел в лицедейство из конкурсов по бодибилдингу. «Иногда я даже не ощущаю себя настоящим актером, – говорит он. – Под актером я имею в виду человека, который изучал актерское мастерство, готовится к роли, делая «домашнюю работу» и так далее. Я все время задаю себе вопросы о том, полезно ли для человека лицедейство, ибо оно обостряет и увековечивает комплексы, которые и без того мешают нам жить. У меня бывают дни, когда я говорю себе: «Если бы я мог найти что-нибудь более полезное, чем актерская игра, я бы бросил это дело».

Верится с трудом. За последние два года Пирс снялся в пяти фильмах. После новаторского триллера «Помни» он сыграл в австралийском фильме «Пока нас не разбудят человеческие голоса» с Хеленой Бонэм Картер; потом засветился в независимом американском фильме «Трудное слово» (The Hard Word); и, наконец, в 2002 году пришел к широкой публике в двух крупнобюджетных фильмах – «Графе Монте-Кристо» и «Машине времени». «Машина времени» с 80-миллионным бюджетом – самый большой фильм в карьере Пирса. Новую экранизацию одноименного романа Герберта Уэллса осуществил его правнук Саймон Уэллс, который существенно переработал сюжетные ходы книги и перенес действие фильма из Англии в Америку. Пирс играет изобретателя Александра Хартдейгена, который после трагической смерти возлюбленной строит машину времени в надежде вернуться в прошлое и спасти ее. Убедившись, что прошлое изменить невозможно, изобретатель отправляется на своей машине в будущее, где принимает участие в спасении человечества. Пирс говорит, что «Машина времени» стала странным парафразом его личной жизни.

«Я тоже в некотором роде вернулся назад. Мы с моей женой Кейт познакомились, когда мне было 12 лет. Вместе учились, дружили, а потом жизнь развела нас в разные стороны. Я часто вспоминал о ней как о самом необычном человеке из моей юности». С 1987 по 1993 год Пирс жил с Шейни Стоун, потом они расстались. А вскоре он снова встретился с Кейт. В 1997 году они официально скрепили свои отношения. «Когда мы снова оказались рядом, то сразу же поняли, что созданы друг для друга. У нас прекрасный брак, потому что Кейт охотно поедет со мной в любую точку земного шара».

По словам Пирса, годы работы в независимом кино совершенно не подготовили его к трудностям, ожидающим актера на съемочной площадке блокбастера, насыщенного спецэффектами. Пирс говорит, что 95 дней работы над «Машиной времени» стали самыми трудными в его карьере. «Я хорошо запомнил этот урок, – говорит Пирс. – Теперь я с особым уважением и сочувствием смотрю на актеров, которые снимаются в «феериях со спецэффектами». Я понял, что им приходится играть с воображаемыми партнерами на фоне синего экрана. Они не знают, какими будут существа, с которыми они якобы общаются. Это тяжело. После 12 часов общения с синим экраном кажется, что у тебя едет крыша. Каждый день представляется тебе самым важным, потому что ты не знаешь, как будет выглядеть сцена. И только когда ты смотришь готовый фильм, понимаешь, что же, черт возьми, означали твои слова и жесты. Но я не жалею, что ввязался в это безумие. Я никогда раньше не участвовал в чем-либо подобном и очень доволен. Тем более что фильм получился отличный – как раз такой, какие я любил смотреть в детстве!»

Гай Пирс – англичанин по рождению. Сын военного летчика и учительницы, он родился в 1967 году в пригороде Кэмбриджа. Ему было три года, когда семья переехала в Австралию (туда перевели служить отца), поэтому он чувствует себя австралийцем по духу. Его воспитали мать и сестра (Гаю было пять лет, когда его отец погиб в авиакатастрофе), поэтому он говорит, что в компании женщин чувствует себя гораздо комфортнее, нежели среди мужчин. «Конечно, мне доводилось общаться с отцами одноклассников, но я никогда не мог до конца понять, что они думают и чего от них ждать. Моя мать была очень саркастичной и трезвомыслящей женщиной, она могла сразить наповал своей иронией. Но я к этому привык. Мне легко объясниться с самой язвительной и злой женщиной, но я не могу так же легко общаться с мужчинами. Поэтому, наверное, я так охотно играю персонажи, которые вступают в соперничество с другими мужчинами». В «Графе Монте-Кристо» Пирс играет злопамятного и завистливого Мондего. «Я очень легко могу себе представить, что эти два человека, бывшие друзья, готовы убить друг друга», – говорит он.

А не было ли соперничества между ним и его австралийскими коллегами Расселлом Кроу и Джеймсом Кромвеллом на съемках «Секретов Лос-Анджелеса»? «Расселл немного подтрунивал над моим акцентом. Ему наняли учителя диалектов, а я поставил акцент сам. У меня никогда не было проблем с акцентами. Расселла сердило, что я могу справиться и без учителя».

С «Секретов Лос-Анджелеса» началось то, что нынче называют не иначе как «австралийским вторжением». Но сам Пирс категорически против такого определения. «Миф об австралийцах как о самых крутых в мире парнях скоро развеется, – считает он. – Просто так совпало, что сразу несколько актеров из одной страны смогли сняться в Голливуде. По большому счету нас взяли в «Секреты Лос-Анджелеса», чтобы зрители не сразу вычислили, кто хороший, а кто плохой. И вдруг весь Голливуд ринулся в Австралию искать новых крутых парней. Точно так же 15 лет назад была мода на сериал «Соседи». Пирс хорошо помнит эти годы. Он попал в сериал «Соседи» (австралийский вариант «Беверли-Хиллз 90210») в 1985 году практически со школьной скамьи. В школе он увлекался театром и музыкой. В 11 лет вступил в любительскую театральную труппу, где играл детские роли в спектаклях «Алиса в Стране чудес», «Волшебник страны Оз», «Король и я». «Учился я ужасно, – вспоминает он. – Я мог часами наблюдать за поведением учителя или одноклассников, при этом полностью пропуская мимо ушей все, что они говорили. Меня завораживало человеческое поведение. В актерской игре мне больше всего нравится физическое превращение в иного человека».

В детстве Гай был очень худ; стесняясь своей худобы, он начал заниматься бодибилдингом. В 16 лет он выиграл титул «Мистер Виктория» в категории юниоров, после чего на него обратили внимание актерские агенты. Пирс снимался в «Соседях» пять сезонов (1986-1990); позже он признавался, что это были самые ужасные годы его жизни. Он почти мгновенно стал подростковым кумиром, за ним бегали толпы поклонниц, он не мог выйти на улицу. «Я боялся выходить из дома, – вспоминает он те времена. – Они могли зажать меня куда-нибудь в угол, сорвать с меня рубашку. Я ненавидел себя и свою славу». По завершении съемок в «Соседях» Пирс перебрался в другой сериал – «Человек со Снежной реки». «После того как я пару лет поездил на лошадях и поиграл в ковбоев, я понял, что это мне тоже скучно, – говорит он. – Я решил, что пора искать что-то новое».

Некоторое время Пирс работал в театре, сочинял музыку, писал песни, надеясь, что продюсеры забудут о его амплуа и начнут приглашать на серьезные роли. Первая возможность подвернулась в 1994 году, когда его позвали на роль трансвестита в фильм «Приключения Присциллы». «Вы не представляете, как же нам было весело на съемках этого фильма, – рассказывает Пирс. – Каждый раз, когда я вспоминаю съемки, мне в голову закрадывается мысль: «А как насчет второй серии?» Нынче сиквелы в моде…» «Присциллу» заметили в Голливуде, и продюсеры «Секретов Лос-Анджелеса» посоветовали режиссеру Кертису Хэнсону пригласить Пирса на пробу. Проба ему понравилась, но, когда Пирс порекомендовал ему посмотреть «Присциллу», Хэнсон решил подождать до конца съемок: боялся, что после просмотра у него не хватит мужества снимать Пирса в роли крутого парня.

«Секреты Лос-Анджелеса» получили 9 номинаций на «Оскар», и весь Голливуд прочил Пирсу карьеру суперзвезды. Однако вместо него выдвинулся его коллега и соотечественник Расселл Кроу. «Мне не хочется быть звездой, – говорит Пирс. – Честное слово. Я не вижу в славе ничего хорошего. В любом случае она меня не успокаивает. Наоборот, усиливает чувство незащищенности. Я превращаюсь в параноика». Он честно признается, что не любит давать интервью.

«Мне кажется, смотреть на актеров гораздо интереснее, когда ничего о них не знаешь. Мне легче поверить в их героев, когда я не знаю, что они предпочитают на завтрак и как зовут их любимую собаку. Для меня такие подробности губят кино». Не хочет он говорить и на глобальные темы. «Мне нечего сказать по поводу глобализации или защиты окружающей среды. Я не интересуюсь политикой и вполне доволен тем, что у меня есть. Это не значит, что меня не интересует окружающий меня мир. Просто у меня нет никаких иллюзий относительно политики». Впрочем, если полистать местную прессу, то окажется, что Пирс принимал участие в марше, целью которого было примирение с аборигенами. «Я не хочу размахивать ничьими флагами», – подчеркивает он.

Тогда побеседуем о лицедействе. Пирс с радостью рассказывает о своей роли в «Сладкоголосой птице юности». «Герои изъясняются таким замечательным стебным языком. Уильямс – гениальный драматург! Он все время идет по тонкой дорожке между тем, что лежит на поверхности, и тем, что скрыто в глубине. И то и другое доведено до логического абсурда, и все же он сводит их воедино!» Пирс говорит, что успех «Помни» застал его врасплох. Он был убежден, что «Помни» получится интересным, необычным и совершенно некоммерческим фильмом. «Сценарий «Помни» воспламенил мое воображение, – говорит он. – Я не мог от него оторваться. Обожаю играть людей в экстремальных ситуациях. К тому же фильм затрагивает очень интересную тему манипуляции памятью. Думаю, все мы немного этим занимаемся – чаще всего бессознательно. Что-то запоминается нам в романтическом свете, что-то – в смешном. Мы сортируем воспоминания по собственной прихоти, поэтому порой мнения двух людей об одном и том же событии оказываются совершенно разными. Меня это завораживает».

Интересно, сознательно ли Пирс выбирает себе роли аутсайдеров? Он отвечает, что все его роли выбраны и сыграны инстинктивно. «Я чувствую себя аутсайдером в системе, – добавляет он. – Я люблю, когда мои фильмы находят зрителей, но мне становится дискомфортно при мысли, что я становлюсь знаменитым. Я вижу в славе только издержки. Единственный положительный аспект – это то, что ты можешь выбирать интересные роли. Но я, как правило, выбираю роли, которых от меня не ждут». Аутсайдерство Пирса выражается и в том, что он категорически отказывается переезжать в Голливуд. Он уверяет, что принял это решение не под давлением каких-то личных обстоятельств, а просто потому, что ему больше нравится в Австралии.

«У меня сугубо австралийский характер, – говорит он. – Я могу по-настоящему расслабиться только дома. В Лос-Анджелесе хорошо работать, но не отдыхать. Там невероятная конкуренция. Все могут говорить только о своих новых проектах. Никто не говорит о жизни, о семье – разве только в рамках рекламных кампаний. Поверьте мне – я не лентяй. Но я хочу жить нормальной жизнью». Помимо лицедейства Пирс с детства любит музыку. Он прекрасно поет, играет на гитаре, саксофоне и пианино, сочинил более 100 песен. Почему бы ему не пойти по стопам Расселла Кроу и не устроить концертное турне?

«Я предпочитаю заниматься музыкой дома, – говорит он. – Наверное, сегодня, используя свою актерскую славу, я мог бы подписать контракт с фирмой звукозаписи. Но я не знаю, стоит ли это делать. Я занимаюсь музыкой только потому, что мне это нравится. Но я не чувствую ни малейшего желания поверять мои мысли публике. Возможно, мое тщеславие было бы польщено. Но мне пока вполне достаточно того признания, которое я получаю за актерскую работу».

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: