Роб Шнайдер

Rob Schneider akterРоб Шнайдер спрашивает, где в Москве продаются лапти. Его вопрос на мгновение вызывает замешательство, но представители фирмы «Каскад», пригласившей Роба в Россию, быстро заверяют его, что лапти ему найдут, и интервью идет своим чередом.

Роб Шнайдер коллекционирует предметы народного искусства, но в Россию он приехал не за этим. 37-летний комедиограф привез в Москву свой новый фильм, комедию «Животное».
«Мне сказали, что у вас хорошо прошел мой предыдущий фильм, «Мужчина по вызову», и я решил, что мне стоит сюда приехать», – говорит Шнайдер. Он героически пытается произнести название своего фильма на русском языке; у него получается «Мущина по вузуву». Произнести по-русски «Животное» он не осмеливается.

Эксклюзивное интервью проходит в номере люкс
в отеле «Рэдиссон-Славянская», где Шнайдер поселился вместе с братом Джоном, исполняющим обязанности его менеджера. Знаменитый актер выглядит как воплощение мечты Остапа Бендера о Рио-де-Жанейро: он облачен в пеструю гавайку и белоснежные штаны, на его шее болтаются цепочки и амулеты. В жизни он выглядит точно так же, как и в кино – это энергичный, доброжелательный и ужасно забавный парень, который при желании мог бы легко раствориться в московской толпе. А мог бы мгновенно собрать вокруг себя множество зрителей и продемонстрировать им блестящие образцы клоунады.
В «Животном» Шнайдер смело нарушает одну из самых важных заповедей актера: не сниматься с животными. Его партнерами стали собаки, обезьяны, попугаи, и даже козел!

«Самым трудным партнером был козел, – говорит Шнайдер. – Потому что он – козел! И к тому же я ему не понравился. К тому времени, когда нам нужно было снимать сцену с козлом, я уже научился понимать, что думают обо мне животные. У меня была возможность выбрать менее симпатичного козла, но я взял того, у которого был более густой мех и аппетитные формы. Но ему я не нравился. А вот козлу-уроду я понравился».
Шнайдер выдерживает театральную паузу.
«Только не надо делать из этого факта обобщений!»
Комедийные перлы, которые выдает Шнайдер во время интервью, свидетельствуют, что он всегда находится в отличной профессиональной форме. А количество приколов на метр пленки в «Животном» даже превышает стандартный уровень Роба Шнайдера: фильм буквально нашпигован шуточками на грани фола, хотя его создатели почти никогда не переходят эту грань.
«Я всегда буду делать то, что мне кажется смешным, – утверждает Шнайдер. – Даже если это не совсем прилично. Я не пытаюсь манипулировать людьми, я просто делаю то, что мне кажется забавным. Я доверяю своим инстинктам. У меня нет ничего, кроме комедийных инстинктов. Мне очень нравится «Монти Пайтон». У них было много непристойных шуточек. Но я считаю, что «Монти Пайтон» выше всех поднял планку англоязычной комедии ХХ века. Для меня ключ к успеху – делать то, что лично мне кажется смешным».

История растяпы-полицейского Марвина из фильма «Животное» смешна и актуальна для эпохи биоинженерии. Марвин попадает в автокатастрофу и оказывается в лапах врача-безумца, который пересаживает ему органы различных животных. После операций герой бегает, как жеребец, плавает, как дельфин, лазает по деревьям, как обезьяна, чует наркотики, как собака… Подвох заключается в том, что животные инстинкты преследуют его в быту, и Марвин не в силах от них избавиться.
Фильм «Животное» стал настоящим бенефисом Шнайдера. На протяжении полутора часов актер демонстрирует поразительное искусство трансформации: меняется его пластика, манеры, стиль речи. Он уверяет, что ему пришлось немало попотеть, чтобы убедительно перевоплотиться в наших меньших братьев.
«Очень трудно было двигаться, как обезьяна, на четырех конечностях», – говорит Шнайдер, и для наглядности показывает на полу обезьяньи движения. Получается очень органично.
«Трудно было вытянуть ногу, как собака», – с этими словами Шнайдер легко подтягивает ногу к голове, словно всю жизнь этим занимается.

«Я гибкий, раньше я занимался йогой, но мне все равно было трудно. Мне предлагали взять муляж ноги, но я отказался. А после съемок у меня ужасно болели ноги, шея и другие места. Места, о существовании которых я даже не подозревал».
Но физические трудности меркли перед моральными.
«В фильме есть момент, когда я от избытка чувств начинаю лизать девушку, – вспоминает Шнайдер. – Чиновники очень волновались из-за этого момента. Наверное, они были правы. Они вообще очень нервничали, когда я говорил: «Он наполовину животное, он мочится в общественных местах, он ходит на четвереньках, ест сырое мясо».

Шнайдер не пытается выставить себя главным экспертом в области комедии. Наоборот, он охотно признает, что ряд приколов, которые казались ему смешными, провалились на тест-просмотрах. «В первоначальном варианте была сцена, в которой герой щекочет себе соски козлиным хвостом, – рассказывает он. – Мне казалось, что это смешно. Но зрителям не понравилось. Эта сцена прошла в гробовом молчании. Естественно, я ее вырезал».
Вначале проект должна была финансировать студия Disney, на которой Шнайдер снял свой предыдущий фильм «Мужчина по вызову». Потом проект перекупила Revolution Studios. Поговаривали, что идеи Шнайдера не нашли отклика на «мышиной фабрике»: ведь Disney заботится об имидже поставщика семейных развлечений. Сам Шнайдер старается обойти эту скользкую тему стороной: «Они возьмутся за любую тематику, им важно только одно – чтобы фильм имел успех. Но мы никак не могли составить контракт, который удовлетворял бы обе стороны».

Так или иначе, на Revolution хулиганские идеи Шнайдера нашли гораздо более теплый прием. «Глава студии Revolution Джо Рот выручил нас с этим проектом, – подчеркивает Шнайдер. – Нам помогали Джо, Адам Сэндлер и Тодд Гарнер. Это те самые люди, которые ушли с Disney и создали студию Revolution».
Роб Шнайдер написал сценарий «Животного» совместно с телевизионным сценаристом Томом Брэйди (сериал «Симпсоны»). Оказавшись на съемочной площадке, Шнайдер-актер порой проклинал Шнайдера-сочинителя за его извращенное чувство юмора, но все же героически воплощал на экране все хулиганские приколы, зафиксированные на бумаге.
«Актер во мне мягче сценариста, – говорит Шнайдер. – Актер должен любить своего героя, каким бы он ни был. Иначе он сыграет плохо. Сейчас, когда я становлюсь старше – чуть-чуть старше! – мне хочется быть симпатичным, хочется играть персонажей, за которых зритель будет переживать. Сценарист имеет право быть более жестоким, даже бессердечным. Но актер должен иметь сердце. Это не значит, что я люблю распускать на экране розовые слюни. Порой моему герою трудно сопереживать. Особенно когда в нем пробуждаются звериные инстинкты во время свидания с девушкой».
Подружку героя, содержащую приют для бездомных животных, сыграла непрофессиональная актриса Коллин Хэскелл, которая пару лет назад прославилась в Америке в телешоу «Выживший».

«Коллин – прирожденная лицедейка, – говорит Шнайдер. – Кое-кому мой выбор показался странным, но, уверяю вас, чтобы сниматься в кино, вовсе не обязательно быть профессиональным актером. Нужно быть естественным. В Коллин ощущается чистота и неиспорченность. Она не пыталась играть в традиционном смысле слова, и это меня подкупило. Шоу-бизнес еще не обтесал ее, у нее пока нет плохих привычек. Знаете, человек, который никогда не играл в теннис, не умеет играть плохо. Ему можно показать правильный удар, и он будет играть правильно. Коллин с самого начала стала играть правильно. Она красива, она хороший человек, а камера это видит. И еще – в ней есть магнетизм. Думаю, она могла бы стать настоящей кинозвездой, если бы относилась к кино немного серьезнее».
Постановщиком «Животного» тоже стал новичок – режиссер-дебютант Люк Гринфилд.
«Я люблю молодых режиссеров, потому что они еще полны энтузиазма, – смеется Шнайдер. – Первый вопрос, который я им задаю: «У тебя есть девушка? Нет? Отлично, потому что я хочу, чтобы ты работал над фильмом 24 часа в сутки». Конечно, это шутка, но в ней есть доля правды. Потому что беспредельная энергия и преданность кино возможны только в молодости».
Молодость Роба Шнайдера прошла в комедийных клубах Сан-Франциско. Младший из пятерых детей в семье еврея и филиппинки, Роб начал выступать на сцене с 15 лет.

«У нас дома не было музыкальных альбомов, – вспоминает он. – У нас были комедийные альбомы. И в кино мы смотрели в основном комедии. Я знал, что обратить на себя внимание могу только одним способом: придумав что-нибудь смешное. Когда мне удавалось рассмешить маму или папу, я чувствовал себя на седьмом небе. Даже когда мама не понимала моих шуток, она все равно смеялась. А потом спрашивала отца: «А в чем соль прикола?»
Мать Шнайдера, Пилар, снялась в двух фильмах сына – «Мужчина по вызову» и «Животное». Правда, в обоих случаях она играла эпизодические роли. «Мама приезжала меня проведать, и я должен был наглядно доказать ей, что сниматься в кино не опасно и не страшно. Надеюсь, она в это поверила».
До того как стать кинозвездой, Шнайдер семь лет работал в клубах, и столько же – на телевидении. В 1990 году он попал в популярное телешоу «Прямой эфир в субботу вечером», где проработал до 1994 года. В 1996-м попытался создать собственное телешоу «Мужчины плохо себя ведут», но его попытка не увенчалась успехом. И тогда Шнайдер бросил все силы на кино.
У Шнайдера 10-летний стаж работы на киноплощадках, но он долгое время ограничивался маленькими ролями в чужих проектах. Помимо комедий Шнайдер время от времени совершал набеги на «экшен»: дважды был «на подпевках» у Сталлоне («Разрушитель» и «Судья Дредд»), один раз изображал напарника Ван Дамма («Взрыватель»).

«У нас с жанром «экшен» взаимная любовь, – смеется Шнайдер. – Я люблю работать с крутыми парнями, а они любят работать со мной, потому что я невысокий. Жан-Клод рядом со мной кажется гигантом. Вообще-то я лентяй, но ради «Взрывателя» согласился тренироваться. Я люблю боевики. Мне было очень интересно поработать с Цуем Харком, который в свое время открыл Джона Ву. Во «Взрывателе» Цуй Харк гениально поставил сцены «экшен». Моя любимая сцена – на фруктовом рынке, где мы с Жан-Клодом вдвоем сражались против сотни парней».
У Шнайдера была возможность и дальше играть «комических приятелей» в чужих проектах, но он предпочел тернистый путь самостоятельного кинематографиста. Он долго сочинял «Мужчину по вызову», по крупицам собирая шутки и приколы. «Когда мы выставили сценарий на студийные торги, он был продан в течение часа, – мечтательно вспоминает Шнайдер. – Три студии хотели его купить. Такое случается очень редко, может быть, раз в год».
Проект «Мужчины по вызову» попал на Disney, где Шнайдеру пришлось долго сражаться за свое детище. «Чиновники хотели вырезать все самые смешные шутки, – вспоминает он. – Они жаждали получить рейтинг PG-13, чтобы назвать «Мужчину по вызову» семейным кино. К счастью, они все-таки поняли, что без шуток и приколов фильм становится несмешным».
«Мужчина по вызову» собрал в прокате США 65 миллионов, и Шнайдера провозгласили одним из ведущих комедиографов Голливуда. Он говорит, что секрет его успеха прост: в отличие от остальных хулиганских комедий он выводит на первый план симпатичного героя, с которым зритель легко может отождествиться.

«Зритель должен переживать за героя, даже если он растяпа, – говорит Шнайдер. – А просто показать парня, который бегает, как обезьяна, или лижется, как собака, – это неинтересно».
В настоящее время Шнайдер готовит кинопроект «Харв-варвар» – что-то вроде пародии на «Гладиатора», «Конана-варвара» и другие исторические боевики. «Меня ждут подвиги! – с воодушевлением вещает Шнайдер. – Мой герой должен освободить свой народ. Как Моисей. Запомните это название – «Харв-варвар»! Повторяю по буквам: «Х-а-р-в – в-а-р-в-а-р». Запомнили?»
И уже «под занавес» Шнайдер роняет последнюю ударную реплику:
«Это будет самый глупый исторический фильм за всю историю кино!»

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: