goldi choun kino“Трудно поверить, что этой женщине с задорными голубыми глазами, копной белокурых волос и стройной фигурой уже за пятьдесят. Неужели такое возможно без вмешательства пластической хирургии? Голди Хоун уверяет, что возможно. Актриса, которая блистает на экране уже 30 лет, говорит, что хорошая наследственность и постоянные занятия гимнастикой помогают ей оставаться в форме. К специалистам же пластической хирургии она обращалась лишь однажды, 15 лет назад, – чтобы удалить мешочки под глазами.

Вечная юность, однако, стала, как это ни парадоксально, значительным препятствием в актерской карьере Голди Хоун: и зрители и продюсеры видели в ней вечную нимфетку, поэтому любая ее попытка сыграть более сложные роли приравнивалась к бегству от амплуа, в котором она так нравилась зрителям, и жестоко каралась. Карьера Голди Хоун в Голливуде насчитывает немало таких попыток. В 1974 году она сыграла в фильме Стивена Спилберга “Шугарленд-экспресс” мать-беглянку, которая отчаянно борется за то, чтобы ей вернули ребенка. Критики отозвались о “новой Голди Хоун” с интересом и уважением, однако публика фильм проигнорировала -никто не хотел, чтобы Голди страдала: все ждали от Голди только одного – чтобы она смеялась и смешила остальных. Хоун временно отступила и попыталась подойти к проблеме с другой стороны. В 1980 году она впервые шагнула по ту сторону камеры и стала исполнительным продюсером своей очередной комедии “Рядовая Бенджамен”. Фильм о злоключениях дамочки, завербовавшейся в армию, принес актрисе номинацию на “Оскар” и солидный кассовый успех. Окрыленная Хоун начала разворачивать работу собственной производственной компании, на базе которой в 1984 году был снят фильм “Вечерняя смена” – о жизни женщин-рабочих во время второй мировой войны.

Увы – попытка снять серьезное кино с участием Голди Хоун в очередной раз провалилась. Хотя над сценарием трудились несколько знаменитых голливудских драматургов (которые в конце концов укрылись за псевдонимом), а режиссером стал прославленный Джонатан Демми, фильм не принес лавров ни одному из его участников. Хоун вернулась на родную территорию в комедиях “Птичка на проводе” и “За бортом”. Впоследствии актриса еще несколько раз пыталась переубедить зрителей, снимаясь в драматических лентах, но ни одна из них не имела успеха в прокате. Лучшие драматические роли всегда доставались ее коллегам – Мерил Стрип, Сьюзен Сэрэндон… Голди признается, что ее заветной мечтой было сыграть в фильме “Выбор Софи”, но, разумеется, вместо нее пригласили Мерил Стрип. Но зато когда Хоун и Стрип сошлись “врукопашную” на родной территории Голди – комедии, – оказалось, что здесь их силы равны. В черной комедии Роберта Земекиса “Смерть ей к лицу” две знаменитые голливудские примадонны вдохновенно сыграли красавиц, мечтающих о вечной юности и обретающих ее благодаря волшебному эликсиру. В конце концов они превращаются в восхитительных покойниц – двигающихся, разговаривающих, улыбающихся кукол, у которых давно уже не бьется сердце… Фильм был снят в 1992 году. После него Голди Хоун не появлялась на экранах ровно четыре года. Поговаривали, что вечная нимфетка навсегда ушла из кино, чтобы, подобно Грете Гарбо, остаться вечно юной в памяти зрителей. К тому же, после неудачных фильмов “Обманутая” и “Крест-накрест”, пресса возвестила о “завершении любовного романа между Голди и Америкой”, что означало: карьера Хоун закончилась навсегда.

Однако в 1996 году она с триумфом вернулась на экраны сразу в двух лентах – в комедии “Клуб первых жен”, пользовавшейся ошеломляющим успехом, и в мюзикле Вуди Аллена “Все говорят, что я тебя люблю”. Сегодня Голди Хоун утверждает, что ее временный уход из кино был вызван семейными обстоятельствами. В 1990 году ее мать Лаура после перенесенного инфаркта оказалась в совершенно беспомощном состоянии. Голди жаждала быть рядом с ней, но она должна была выполнить обязательства, предусмотренные ее контрактами. Когда это было сделано, она решила посвятить себя заботе о матери, Голди забрала Лауру из больницы домой и ухаживала за ней до самой смерти в 1993 году. Все эти годы Америка ничего не знала о домашних проблемах своей любимой нимфетки. Не знала, что Голди воспитывает четверых детей, в том числе одного приемного ребенка. Актриса никогда не афишировала свою личную жизнь, которая сильно отличалась от ее экранных приключений. Наверное поэтому многие из ее поклонников отождествляли актрису с ее персонажами. Глядя на ее очаровательных взбалмошных кинонимфеток, зрители готовы были поверить, что, подобно героине фильма “За бортом”, Голди размораживает холодильник с помощью фена, а посуду моет вместе со скатертью.

Вуди Аллен помог актрисе переосмыслить амплуа вечной девочки, дав ей роль жены и матери. Эта героиня во многом напоминает саму Голди. Правда, по ходу мюзикла “Все говорят, что я тебя люблю”, Голди пришлось не только петь, но и… летать по воздуху; однако в причудливом мире Аллена мать семейства, взлетев ввысь во время музыкального номера, через минуту снова возвращается на землю и продолжает хлопотливую жизнь домохозяйки. “Почему-то обо мне всегда писали, используя прилагательное “очаровательная”, – скептически улыбаясь, говорит Голди Хоун. – Я никогда не могла этого понять. В детстве и юности мне казалось, что я совершенно несексуальна. Я была такой тощей, что даже носила лифчики с прокладками. Когда же меня называли забавной, это меня страшно удивляло. По-моему мне больше подходил эпитет “занудная”. Знаете, как меня окрестили в школе? Цыпленком. В глубине души я была полностью согласна с таким прозвищем. Конечно, я возмущалась, дралась с мальчишками, которые меня дразнили, но понимала, что истина на их стороне. Я ненавидела свое тело, Ненавидела свой нос, глаза, как плошки, волосы, похожие на солому… А потом меня вдруг стали называть очаровательной…” Голди Хоун родилась 21 ноября 1945 года в Такома-парк, штат Мэрилэнд. Родители воспитывали дочь довольно строго: мама Лаура, которую домашние называли не иначе как “матриарх”, была очень требовательна, и Голди прилагала героические усилия, чтобы услышать от нее хоть какой-нибудь комплимент.

“В те годы я очень увлекалась хореографией, и самой заветной моей мечтой было стать директрисой школы танцев, – вспоминает она. – А потом выйти замуж за еврея-дантиста и безбедно жить до конца жизни”. Но когда “цыпленок” превратился в очаровательную девушку, Голди стала мечтать совсем о другом. Поверив в себя, она решила направить свои стопы в шоу-бизнес и доказать всем, что способна на многое. Невинная и трогательная внешность Голди стала ее проклятием на первой ступени карьеры. Приехавшая в Нью-Йорк провинциалка постоянно подвергалась атакам самцов всех мастей, рас и профессий. “Я приходила на пробы, начинала читать и внезапно осознавала, что им плевать, как я играю и что читаю. Им хочется меня трахнуть – и все! – вспоминала она впоследствии. – Какие-то мужики постоянно приставали ко мне в лифтах, общественном транспорте, посреди улицы. Вообще-то я довольно терпимый человек, но через пару месяцев жизни в Нью-Йорке я возненавидела мужскую половину человечества!” После нескольких лет неудач ей повезло: в 1968 году белокурую нимфетку с “золотым” именем взяли на роль вечно хихикающей дурочки в комедийное телешоу “Посмеемся вместе с Роуэном и Мартином”. Собственно говоря, смешить зрителей должны были другие участники шоу: Голди в основном танцевала в бикини, разрисовывала тело странными граффити и смеялась чужим остротам. “Вначале мне казалось, что у нас самое обычное шоу, ничем не отличающееся от других, – вспоминает актриса. – А потом появились сообщения, что во многих городах Америки женщины сжигают лифчики и облачаются в бикини! Всем им хотелось признания”.

На вопрос, как она сама относилась к своей героине, Хоун энергично встряхивает копной золотых волос. “Я считала ее необычайно экзальтированной и ужасно веселой. Но ни в коем случае не идиоткой! Просто ей всегда весело, и она хочет поделиться своим весельем со всем миром”. Предполагалось, что шоу быстро потеряет обороты и заглохнет, однако “Посмеемся…” имело невероятный успех: многие фразы оттуда становились поговорками, а сочиненные участниками шоу неологизмы даже попадали в новые издания толковых словарей. Ну, а имя Голди Хоун стало известно всей Америке. Родители Голди всегда оказывали ей активную помощь. Однако неожиданный успех дочери их не слишком порадовал. “Родители долго не могли примириться с тем, что я стала много зарабатывать, – с грустью вспоминает Голди. – Я их понимаю. Дочка уезжает из дома, и первое время, естественно, нуждается в деньгах, но вот уже она сообщает, что ей можно не помогать, а потом вдруг покупает себе дом! Конечно, папу с мамой это покоробило”.

goldi choun aktrisaГолди было всего 19 лет, когда она начала зарабатывать больше, чем ее отец и мать, вместе взятые. “Папа сказал, что он даже не хочет знать, сколько я получаю, – вспоминает она. – У него никогда не было таких денег. И такого успеха. Однажды папа посмотрел на меня и сказал, что ему стыдно приносить домой свою зарплату, когда дочка получает на порядок выше. Я расплакалась, стала просить у него прощения, обещать, что никому и никогда не буду говорить о своих гонорарах… Тогда я еще не представляла себе, сколько раз мне придется извиняться за то, что я, женщина, много зарабатываю…” Cлава телешоу росла, и Голливуд начал прибирать к рукам популярных исполнителей. Голди пригласили в милую и тривиальную комедию ошибок “Цветок кактуса”. Никогда ранее не снимавшаяся в кино Голди сумела стать душой фильма в роли глупышки-продавщицы из магазина грампластинок, богемного создания, трогательного и в то же время неуязвимого для чар богатства. Она не ходит на демонстрации, не протестует против войны и расовой дискриминации, но, когда любовник дарит ей норковую шубу, она признается, что ей куда нужнее новые джинсы…

За “Цветок кактуса” 24-летняя актриса получила “Оскар” в категории “лучшая роль второго плана”. Она вошла в 70-е уверенной походкой кинозвезды нового стиля – лишенной глянцевого блеска “девчонкой из соседнего дома”. Но несмотря на кажущуюся простоту и обаяние Голди Хоун в каждой роли сохраняла свою неповторимость – играла ли она задиристую американку в фильме “Бабочки свободны” или задиристую русскую в “Девушке с Петровки”. 70-е годы стали эпохой радикальной смены звездных ориентиров. На смену недосягаемым красавицам 50-х – 60-х пришли Барбра Страйзанд и Голди Хоун. Но в отличие от Страйзанд, снимавшейся один раз в несколько лет, Хон снималась стабильно и в большинстве случаев удачно. Однако непробиваемой уверенности в себе она так и не обрела. “Комедия – очень тонкая материя, – говорит Хоун. – Она создается из мелочей, которые почти невозможно просчитать заранее. Нужно уметь попасть в яблочко, причем в большинстве случаев – вслепую”.

Но несмотря ни на что хорошие комедии все-таки выходят. Одной из них стала лента Хью Уилсона “Клуб первых жен”, которая собрала в прокате более 100 миллионов долларов. Экранизация сатирического романа Оливии Голдсмит, в котором рассказывается о том, как три женщины, брошенные мужьями, жестоко мстят им за неверность, прогремела на всю Америку. А ведь Голди едва не отвергла проект, вернувший ее на Голливудскую авансцену. Сегодня актриса с содроганием вспоминает об этом.

“Мне не хотелось делать фильм против мужчин, – вспоминает она. – Книга была очень мрачная и злая, сценарий следовал ей довольно точно. К тому времени, когда должны были начаться съемки “Клуба…”, я заканчивала сниматься у Вуди Аллена, мы работали в Нью-Йорке и Венеции, я устала от кочевой жизни, соскучилась по семье и решила отказаться от проекта. Впрочем, наверное, не это было главным. Если говорить начистоту, то меня пугала роль. Уж слишком сильно злоключения Элизы Эллиотт напоминали мои собственные!” Героиня фильма, кинозвезда Элиза Эллиотт Этчисон – стареющая светская львица, которая умоляет хирургов вернуть ей молодость. “Сделайте меня молодой! – взывает она к ним. – Но не так, как вы это обычно делаете, а так, как бывает в фантастических фильмах!” Элиза постоянно пребывает в депрессии, она смешна и жалка в своем стремлении остаться вечно юной. “Если я не молода и не красива, то кто я такая?” – мрачно вопрошает она. К тому же Элиза бурно разводится с мужем, который пытается оттяпать большую часть ее состояния. Эта линия фильма также была очень близка Хоун, которая дважды выходила замуж. Первым супругом Голди был режиссер Гэс Триконис. После развода он получил от жены алименты в размере 75 тыс. долларов. “Это чепуховая сумма, – мстительно говорит Хоун. – Я дала бы в десять раз больше, лишь бы от него избавиться!”

Второй ее муж, Билл Хадсон, от которого у актрисы двое детей, в процессе развода отвоевал у нее дом стоимостью в $2 миллиона в обмен на отказ от права воспитывать детей. Все это оставило в душе Голди Хоун такие отвратительные воспоминания, что с тех пор она предпочитает не оформлять свои отношения с мужчинами. Неудивительно поэтому, что Голди не хотела ворошить прошлое и не желала, чтобы ее отождествляли с Элизой. Хоун обратилась к руководителю студии Paramount Шерри Лэнсинг с просьбой освободить ее от контракта, но в ответ услышала недвусмысленный отказ. Решив гнуть свою линию, Голди и пригрозила расторгнуть контракт в одностороннем порядке. Но Шэрри Лэнсинг тоже оказалась упрямой дамой. “Ты помнишь, что случилось с Ким Бэйсингер, когда она отказалась выполнять контракт?” – спросила она у строптивой кинозвезды. В Голливуде все помнят судебный процесс над Бэйсингер, отказавшейся играть в фильме “Елена в коробке”. Суд приговорил ее к такому громадному штрафу, что кинозвезде пришлось объявить себя банкротом. “Когда мне стало известно, что Голди согласилась сниматься только под угрозой суда, мне стало по-настоящему страшно, – признается Уилсон. – Я думал, что мне конец. На площадку придет разъяренная фурия, которая к тому же настолько умна, что наверняка сумеет сделать мне гадость и на меня же ее свалить”. Не знаю, кто из нас больше боялся в первый съемочный день. Я искоса посматривал на Голди, она тоже незаметно наблюдала за мной. Наконец настал момент, когда я должен был к ней обратиться. Призвав на помощь все мужество, которое у меня еще оставалось, я подошел к ней и тихонько сказал: “Ну что, будем работать мирно?” Она осмотрела меня с головы до ног своими огромными голубыми глазищами и сказала: “Я готова, дорогой. Поехали”. С этого момента у нас не было с ней никаких проблем”.

Партнерша Хоун, Дайан Китон, тоже восхищается ее профессионализмом. “Самое удивительное в Голди, – говорит она, – это то, что она словно бы и не работает над ролью. Просто приходит, садится в кресло гримера, учит слова, а потом выходит на площадку и превращается в свой персонаж”. Сценарный доктор Пол Рудник, который “утрясал” драматургическую основу “Клуба первых жен” уже во время съемок, вспоминает, что Голди Хоун здорово помогла ему своими рассказами о бракоразводных процессах. “У нее колоссальное чувство юмора, – говорит Рудник. – О своих злоключениях она всегда рассказывала с улыбкой, а самые смешные реплики ее героини мы сочиняли вместе. Голди очень понравилась фраза о том, что у кинозвезды может быть только три возраста: сначала она – крошка, потом – помощник прокурора и, наконец, мисс Дэйзи. Голди прекрасно выдала эту реплику перед камерой, народ на съемках ей аплодировал. Но моментом истины на площадке стала ее импровизированная речь о пластической хирургии. Она была столь искренней, страстной, подлинной, что могла бы стать ключевым моментом фильма. К сожалению, в финальной стадии монтажа речь Голди была вырезана. В тот день у нас был настоящий траур. От всего монолога осталась только одна фраза. Подруги объясняют Элизе, что никому нет дела до ее возраста. А она вдруг встает и говорит: “Как – никому? А мне?!!”

Голди Хоун улыбается, вспоминая эту сцену. Она уверяет, что сегодня уже не боится отождествлять себя с Элизой и не стыдится свего страха перед старостью. “Съемки в “Клубе первых жен” стали для меня терапией, – признается она. – Очень важно взглянуть на себя и на свои проблемы со стороны. К тому же у меня, в отличие от Элизы, есть смысл жизни – дети. Я поняла, что мужчины приходят и уходят, а дети остаются. Они не будут беситься из-за того, что ты много зарабатываешь. Тебе не придется извиняться за очередной гонорар… В молодости меня поражало, что мужчины, которые клялись мне в вечной любви, скисали после первого же чека, который мне присылали со студии. Я тогда была ужасно наивной и говорила себе, что это была не настоящая любовь. И только пройдя через два развода, я поняла, что это неизлечимо и неизбежно. Как бы я ни старалась, какой бы хорошей женой и матерью ни была, все равно мне ставили в упрек мои гонорары. Как ни пыталась я иронизировать над своей звездной славой, это не имело значения: меня колотили ею по голове, как тяжелым булыжником”.

Но несмотря на кажущуюся безвыходность ситуации, Голди отыскала спасительное решение: она нашла спутника жизни, который зарабатывает больше нее, – Кэрта Расселла, звезду фильмов “Звездные врата”, “Тумбстоун”, “Решение о ликвидации” и многих других хитов. 14 лет назад Голди познакомилась с Расселлом, который пришел на пробы в фильм “Ночная смена”, где она была исполнительным продюсером. Через несколько дней в желтой прессе появились сообщения, что Голди и Кэрт вместе катались на мотоцикле: парочка долго колесила по ночному Лос-Анджелесу, изредка останавливаясь у питейных заведений. Вскоре Голди и Кэрт стали вместе появляться в общественных местах: в ресторанах, на вечеринках и премьерах. Все были уверены, что уж этот-то союз долго не протянет: во-первых, Голди на пять лет старше Кэрта, а во-вторых, слишком уж разные они люди. Она – типичная либералка, он – убежденный анархист, любитель охоты и жизни в глуши. Кэрт Расселл много раз публично заявлял о врожденной склонности мужчины к полигамии. “Бог создал мужчину не для того, чтобы он любил и желал только одну женщину, – говорил Расселл. – Нормальные женщины должны это понимать. Но они почему-то делают трагедию из естественного порядка вещей”.

До встречи с Голди Расселл был женат на актрисе Сизон Хабли, с которой снялся в фильме “Побег из Нью-Йорка”. Но их брак не сложился: Хабли терпеть не могла охотничьих пристрастий Расселла и дико ревновала его к каждой юбке. Став подругой Кэрта, Хоун приняла нового спутника жизни таким, какой он есть. Голди никогда не возражала против охотничьих увлечений Кэрта и даже научилась готовить дичь. Кэрта Расселла устраивали “открытые отношения” – Голди приняла и их. “Я поняла, что мужчин не переделать, – философски замечает Голди. ≈ Кэрт согласен терпеть мои заработки в сотни тысяч, потому что сам получает миллионы. Я называю его добытчиком, и ему это нравится. Когда мы начали встречаться 14 лет назад, я решила: пусть все идет, как идет. Вот так мы и живем до сих пор. Порой я замечаю, что ему нравится другая. У него тогда даже аура меняется. Нужно ли ставить его перед выбором? Или лучше не мешать ему путешествовать, гулять и встречаться с женщинами? Думаю, остальные мужчины делают то же самое, только лгут при этом своим женам ради сохранения семейного спокойствия”. Трудно сказать, насколько компромиссы помогают Голди сохранять мир и спокойствие в семье; однако, по общему мнению, союз Голди и Кэрта – один из самых прочных в Голливуде. С ними живут четверо детей: 10-летний Уайатт, сын Голди и Кэрта, старшеклассники Кейт и Оливер – дети Голди от предыдущего брака и Бостон – сын Кэрта от Сизон Хабли. Все четверо воспринимают Кэрта и Хоун как папу с мамой.

“Мама – мой лучший друг, – говорит 17-летняя Кейт. – Ей все можно рассказать, она всегда поймет тебя и поможет”. Многие годы Голди и Кэрта спрашивали о свадьбе, и многие годы они отнекивались. Однако в последнее время пошли разговоры, что они все-таки собираются пожениться. Друзья идеальной голливудской пары рассказывают, что Голди перед смертью матери дала ей слово, что обязательно официально оформит свой союз с Кэртом. Однако с того времени прошло уже почти четыре года, в течение которых Голди никак не могла принять окончательное решение. Дело сдвинулось с мертвой точки после того, как в начале 1997 года ей было “видение”: мать в белом платье уговаривала Голди побороть страх перед замужеством и вступить в брак с Кэртом. “Вот тогда-то я и сделала Кэрту предложение, – говорит Голди. – Честно говоря, я не знала, как он к нему отнесется. Но, к моему удивлению, он ужасно обрадовался и закричал, что закатит свадьбу на весь Голливуд! Мне пришлось уговаривать его не устраивать пышных торжеств и договориться о маленькой секретной церемонией”. Итак, когда же свадьба? Точные сроки не известны, но актриса уверяет, что до конца года она обязательно выйдет замуж. А пока у нее в планах – новый кинопроект. Правда, это не комедия и не мюзикл, а драматическая лента “Прах к праху” – о 50-летней вдове-американке, которая везет останки мужа-индуса к нему на родину. После множества неудач в драматическом амплуа Голди делает еще одну попытку добиться успеха и здесь.

Статьи про актеров

Комментарии закрыты