Hewitt Jennifer LoveЗа последний год любимица Америки Дженнифер Лав Хьюитт пережила немало неприятностей. Но она не из тех людей, которые думают только о плохом. В своем новом интервью Дженнифер Лав Хьюитт говорит об отношениях с ведущим МТV Карсоном Дэйли, переживаниях из-за неудачи ее телесериала, сексуальных проблемах в период взросления, о своем новом фильме “Cердцеедки” и о том, как хорошо ей работается с такими партнерами, как Сигурни Уивер, Энтони Хопкинс и Алек Болдуин.

В последний раз я интервьюировал Дженнифер Лав Хьюитт (точнее, “Лав”, как называют ее друзья и родственники) два года назад. Ей было 19 лет, и она считалась самой симпатичной, везучей и работящей актрисой в Голливуде. Она снималась в продолжении нашумевшего ужастика “Я знаю, что вы сделали прошлым летом”, готовилась к съемкам телефильма об Одри Хепберн, который она должна была продюсировать, а также готовилась стать продюсером и исполнительницей главной роли в сериале “Лучшее время в твоей жизни” – ответвлении от популярного молодежного сериала “Вечеринка на пятерых”. Ее производственная фирма Love Spell продала кинокомпании New Line Cinema идею романтической комедии, которую придумала сама Хьюитт. Выгодный контракт с фирмой Neutrogena обеспечивал постоянное мелькание ее улыбающегося лица – символа свежести! – на телевидении и в журналах в качестве непрекращающегося подтверждения всенародной любви. А если даже этого было недостаточно, сюда можно было прибавить идиллию на личном фронте: известный ведущий MTV Карсон Дэйли стал счастливой жертвой ее любовных чар. А затем в этой бочке меда начали появляться ложки дегтя. Фильм “Я все еще знаю, что вы сделали прошлым летом” прошел неплохо, но не стал сенсацией, как первая серия. “История Одри Хепберн” была встречена довольно прохладно. А самым большим ударом для Хьюитт стало прекращение телешоу “Лучшее время твоей жизни” из-за низких рейтингов.

Потом начались ухабы в личной жизни. Хьюитт и Дэйли расстались: он весьма нелестно отозвался о ней в прессе, а затем начал встречаться с Тарой Рид (сейчас он с ней помолвлен). А романтическая комедия, которую Хьюитт собиралась снимать на New Line, была положена на полку из-за схожести со “Свадебным переполохом”. В 2000 году 21-летняя Хьюитт снялась в комедии для взрослых “Сердцеедки” (премьера в США состоялась 23 марта), которая, как она надеется, поможет забыть о прошлых неудачах. В этой ленте она играет обольстительную мошенницу-дочку не менее обольстительной мошенницы-мамочки (Сигурни Уивер). Две сексапильные дамочки зарабатывают на жизнь облапошиванием мужчин: мама выходит замуж, дочка обольщает ее мужей, мама изображает оскорбленную невинность, подает на развод и получает кучу денег. В числе облапошенных оказываются герои Джина Хэкмана, Рэя Лиотта и Джейсона Ли.

В настоящее время Хьюитт снимается в фильме “Дьявол и Дэниел Уэбстер”. Ее партнерами стали Энтони Хопкинс и Алек Болдуин (последний также выступает в качестве постановщика). Если вы думаете, что дьявола играет Энтони Хопкинс, то сильно ошибаетесь: он играет Дэниела Уэбстера. А дьявола играет Хьюитт. Кинокарьера Дженнифер Лав Хьюитт сильно зависит от этих двух картин. Однако, когда мы встречались в ресторане в Санта-Монике, она казалась совершенно спокойной и уверенной в себе. Лав считает, что все неприятности остались в прошлом.
Стивен Ребелло: Со съемочной площадки “Сердцеедок” доходили слухи, что в фильме будет много смелых эротических моментов. Дженнифер Лав Хьюитт: Весь первый день съемок я провела в “приклеенном” состоянии. Мой рыжий парик был приклеен между ног Рэя Лиотты. Добавьте к этому то, что я была в мини-платье и туфлях на высоченных каблуках. И, как назло, в этот день на съемочную площадку пришла моя бабушка. Она давно хотела меня навестить и почему-то выбрала этот день. Она спросила у моей мамы: “А где Лав? Почему я ее не вижу?”. Мама ответила: “Она вон там, у камеры, приклеена к… ммм… к Рэю Лиотте”. На что бабушка ответила: “Наверное, это очень специфическое кино. Я не хочу знать всех его подробностей”. (Смех.) С тех пор прошел год, а бабушка ни разу не заикнулась об этом фильме.

– Вы не чувствовали дискомфорта от своей гипертрофированной сексуальности?

– Я была в ужасе. Главным направлением подготовки к этому фильму было обучение умению чувствовать себя комфортно в собственной шкуре. В 21 год ты этого совершенно не умеешь. Дэвид Миркин, наш режиссер, много раз снимал сцену, где я вхожу в дверь, а все замирают и смотрят на меня. Нам приходилось делать дубль за дублем, потому что я мялась, стеснялась, смотрела в пол. Он все время говорил мне: “Входи медленнее” или “Смотри прямо в глаза”. А я отвечала: “Я ужасно смущаюсь, когда на меня смотрят люди. Что мне делать?” Мне было конфузно. После двух недель репетиций он сказал мне: “Не будем обсуждать, насколько это соответствует реальности, но в данном фильме все считают тебя ужасно сексуальной. Если ты сама не будешь в это верить, зрители тоже не поверят”. Поэтому мне приходилось помнить о своей сексуальности в течение тех восьми секунд, когда я входила в дверь и на меня все смотрели.

– Неужели вы не считаете себя сексуальной в реальной жизни?

– По правде говоря, я не считаю себя сексуальной личностью. Когда люди говорят мне, что я прекрасно выгляжу, я совершенно искренне говорю им: “Что вы говорите? Да вы что, таблеток объелись? Это же сумасшествие!” Но после съемок “Сердцеедок” я поняла, что это прекрасно – чувствовать себя сексуальной. Я научилась спокойно относиться к своей внешности. О, Господи, я уже вижу заголовки: “Дэвид Миркин научил Дженнифер Лав Хьюитт чувствовать себя сексуальной!” (Смех.) Это звучит так глупо и смешно – но это правда.

– Итак, вы теперь чувствуете себя зрелой женщиной. Больше вы не будете говорить: “Я пообещала себе, что никогда не буду взрослеть”?

– Нет. Потому что я имела в виду совсем другое. Я хотела сказать, что никогда не откажусь от возможности жить забавно. А сексуальность – это прежде всего уверенность в себе.

– К вопросу об уверенности в себе. За последний год у вас было немало трудных моментов в карьере и личной жизни.

– Да, меня немножко покритиковали и для меня это было что-то новенькое. Я довольно чувствительный человек, поэтому меня задевает все, что говорят обо мне в прессе и на телевидении.

– И как же вы справляетесь с этими обидами?

– Стараюсь не думать о плохом. Каждое утро я просыпаюсь с установкой: “Постарайся быть самым хорошим, самым милым, самым трудолюбивым человеком на протяжении всего этого дня”. Это все, что можно сделать в такой ситуации. Люди все равно будут говорить все, что им нравится. Если ты работаешь в шоу-бизнесе и пытаешься угодить всем подряд – это самоубийство.

– Что вы думаете, когда люди обвиняют вас в том, что вы получаете роли благодаря своей внешности, а не таланту?

– Так не бывает, чтобы я пришла к режиссеру в расфуфыренном виде, а он сказал бы мне: “Да, она хорошенькая, мне такая подойдет”. Я работаю больше, чем многие, в этом бизнесе. Я говорю это не для того, чтобы похвастаться. Я работаю, пока есть силы. Я могу проснуться в три часа ночи и записать идею для сценария, потому что, когда я проснусь утром в шесть часов, у меня будет еще 85 дел. Но при этом должна признаться, что порой я получаю роли, за которые мне не приходилось бороться. Порой я даже не понимаю, почему пригласили именно меня.
– Как вы справились с шишками, которые наставили вам критики за то, что вы посмели появиться в образе Одри Хепберн?

– Знаете, до сих пор не было ни одного случая, чтобы я посмотрела свой фильм и сказала: “Я прекрасно сыграла”. И конечно же, я и помыслить не могла, что мне удастся до конца понять Одри и полностью перевоплотиться в нее. По правде говоря, я боялась гораздо более серьезных разносов. Мы получили пару плохих отзывов, а могли получить пару сотен.

– Практически одновременно с выходом “Истории Одри Хепберн” ваше телешоу “Лучшее время твоей жизни” сначала приостановили, а потом закрыли. Что случилось?

– Оказалось, что людям трудно воспринять мою героиню Сару без Бэйли. Все равно что Джульетту без Ромео. При создании шоу я пережила самые трудные испытания в моей жизни. Пока все не кончилось, я даже не понимала, как это важно для меня лично. Я невероятно уставала во время работы, мне было плохо, у меня кружилась голова. Потом все кончилось, остался только вопрос: “И ради чего все эти терзания?” Тогда я села и составила список того, что дало мне это шоу. Помню, там был даже пункт относительно того, что я стала одной из самых молодых женщин-продюсеров на ТВ. Это – честь.

kino Hewitt Jennifer Love– Чем вы собираетесь заняться после всех перенесенных испытаний?

– Я хочу сниматься в таких фильмах, какие предлагают Джулии Робертс. Ее бесконечно уважают, она много работает и обладает реальной властью без необходимости быть жестокой. В ее карьере были трудности, и ей удалось их преодолеть. Ее амплуа – “хорошая девушка”, но это не мешает ей быть сексуальной – одной из самых сексуальных хороших девушек. Мне очень хочется добиться ее положения. Но, когда тебе 21 год, вряд ли кто-нибудь предложит тебе сняться в “Свадьбе моего лучшего друга”.

– Какие роли вам предлагают сегодня?

– Сейчас я нахожусь в странном положении. В Голливуде к девушкам моего возраста относятся так же, как к 13-летним. Это неуклюжий возраст. Стану ли я снова сниматься в фильмах ужасов? Перейду ли во взрослое кино? Сейчас я занята тем же, чем занят весь кинобизнес – попытками понять, что будет дальше. Я знаю, что за мной наблюдают – поскользнусь ли я или перескочу на следующую ступеньку? Я это чувствую, и поэтому мне немного неловко.

– Как вы получили роль в “Сердцеедках”?

– Этот проект пытались раскрутить много лет. Дэвид Миркин и продюсер Джон Дэвис встречались со многими актрисами. В какой-то момент на роли матери и дочери хотели пригласить Анжелику Хьюстон и Алисию Силверстоун, потом – Шер и Дженнифер Энистон. Когда им удалось заполучить Сигурни Уивер, кто-то предложил мою кандидатуру. На бумаге дочь героини казалась очень резкой и дерзкой, и если бы на эту роль пригласили актрису с колючим характером, получилась бы и вовсе стервозная девчонка. Они решили попробовать человека помягче и позвали меня. Я приняла участие в читке сценария с Сигурни Уивер, и мы сразу как будто сроднились. Остальные актеры – Джин Хэкман, Джейсон Ли, Рэй Лиотта – тоже привнесли в фильм частички своих душ. Каждый день, когда я приходила на съемки, мне казалось, что я не туда попала. Я должна быть на другой площадке, где снимают кино про рыбака-убийцу с крюком вместо руки!

– А как сложился дуэт с Джейсоном Ли, который играет жертву ваших мошенничеств и в которого вы в конце концов влюбляетесь?

– Мы очень разные люди. Его интересуют чисто мужские дела, меня – женские. У нас разные друзья, разные вкусы и так далее. Я не могу быть такой же дикой и свободной, как он. Помню, в первый день съемок нас познакомили, и я подумала: “Он решил, что я совсем малахольная, ведь сам он такой хипповый!” Позже он признался мне, что в первый день вообще не представлял, как со мной общаться. Но постепенно мы стали лучшими друзьями. Мы до сих пор время от времени встречаемся.

– Есть ли в мире человек, которому вы хотели бы показать свой новый сексуальный имидж?

– У меня трудно складываются отношения с людьми. В настоящее время мне комфортно в обществе самой себя. Я люблю сидеть в одиночестве, читать, гулять, ходить в массажный кабинет. Вместо того чтобы тусоваться с друзьями, я лучше приму горячую ванну. Я больше не подросток, я вступила в фазу, когда человек задает себе вопрос, каким он хочет быть. Я говорю это не потому, что считаю себя центром мироздания. Просто мальчики мне сейчас не очень интересны.

– И какой же вы хотите быть?

– Человеком, чья жизнь состоит из прекрасных моментов. Я хочу путешествовать по удивительным местам, танцевать под дождем, пока мне не надоест. Я хочу любить и быть любимой такой любовью, какой еще не встречалось на свете. Я хочу стать умнее, прочитать множество книг, встречаться с интересными людьми, которые могут многому меня научить.

– Какая из книг, прочитанных вами недавно, понравилась вам больше всего?
– “Пророк” Калила Гибрана. Удивительно глубокая книга. Меня привлекает духовность. Ведь я родилась в Техасе, там очень уважают церковь. Сегодня, позврослев, я расцениваю веру как личный опыт. Я знаю, что кто-то всегда смотрит на меня сверху. Но я не хожу в церковь в компании других людей.

– Вернемся к теме мужчин. Что вы почувствовали, когда ваш бывший бойфренд Карсон Дэйли сказал журналистам, что был весьма обеспокоен, когда из теленовостей узнал о вашем разрыве?

– Каждую историю можно рассматривать с двух точек зрения. Мы расстались, потому что нам удавалось общаться только по телефону, а это не способствует развитию отношений. Мы расстались именно поэтому, а не потому, что телеканал E! что-то сказал по этому поводу. У меня не осталось никаких горьких воспоминаний о наших отношениях, хотя время от времени Карсон совершал поступки, которые были мне неприятны. Но я не могу всю жизнь нести с собой это бремя. Нужно уметь прощаться по-хорошему и идти дальше. Я по-прежнему очень уважаю Карсона и хочу уважать его и в дальнейшем. Я также не согласна с мнением, что в случае разрыва страдает только одна сторона – особенно если люди довольно долго были вместе.

– Другой бывший ваш бойфренд Джозеф Лоренс сказал, что вы еще слишком молоды и что вам нужно многое понять в жизни.

– Я бы хотела ответить ему, что с тех пор уже многое поняла и прекрасно себя чувствую! (Смех.) Я отлично понимаю, о чем он говорит. Когда мы познакомились, мне было 16 лет, я была маленькой глупышкой. Совершенно другим человеком. Я бы тоже могла сказать о Джозефе той поры: “Это парень, которому нужно многому учиться, потому что он может многого добиться”. Когда я читала статью о нем, то ужасно гордилась тем, что ему удалось сделать в жизни. Он научился тому, чему должен был научиться.

– Может ли 20-летняя кинозвезда, разочаровавшаяся в мужчинах, пойти на веселое и забавное свидание?

– Я не могу ходить на серьезные свидания! (Смех.) А на забавные – без проблем. Я не умею общаться с умными и зацикленными на бизнесе чиновниками или с высоколобыми интеллектуалами, которые говорят только о книгах. Но я с удовольствием пообщаюсь с человеком, который предложит мне съесть пиццу и поиграть в гольф.

– Что привлекает вас в мужской внешности?

– Разные характерные черточки, морщинки, маленькие шрамики. Я люблю глаза, заглянув в которые можно обнаружить там бездну интересных историй и знаний. У Стива Маккуина и Джеймса Дина были такие глаза. Я люблю улыбку, которая идет от души, а не вынимается из заднего кармана.

– Вы никогда не попадали в ситуации, когда любовная связь рвется из-за того, что один становится знаменитее другого?

– Да, я это испытала. Я не могу понять, как можно разлюбить человека только из-за его успеха?

– А в отношениях с подругами?

– Голливуд полон зависти. Я могу осмотреться и сказать: “Вокруг меня – восемь миллионов девушек, которые более красивы и более талантливы”. Самый большой демон в жизни – зависть. Его невозможно контролировать. Но когда тебе исполнится 80 лет, ты не захочешь вспоминать, в скольких фильмах ты снялась. Ты захочешь оглянуться и сказать: У меня было много отличных друзей. У меня в жизни была прекрасная любовь”.

– Что возбуждает в вас зависть?

film Hewitt Jennifer Love– Вокруг меня много людей, которым невероятно везет. Конечно, мне тоже везет. Но я все равно думаю: “Черт побери, ну почему Гвинет не может на полгода уехать на Гавайи, чтобы остальным тоже начали предлагать интересные роли?” Хотя, честно говоря, мне будет грустно, если она уедет на Гавайи. Потому что она моя любимая актриса, и я смотрю все ее фильмы.

– Почему, как вы думаете, вам не предлагают более сложные роли, которые предлагают Гвинет?

– Индустрия развлечений похожа на школу. У каждого – своя тусовка. У каждого – свое амплуа. У меня – амплуа “хорошей девочки”, что в глазах многих приравнивается к “скучной девочке”. Впрочем, меня устраивает титул хорошей девочки. Хорошие девочки – это те, на которых парни в конце концов женятся. Так что я еще отыграюсь! (Смех.)

– Вам бы не хотелось сниматься в таких фильмах, как “Красота по-американски”, “Экстази” или “Выскочка”?

– Я редко нахожу в таких сценариях что-то близкое и интересное мне. Как правило, мне их даже не присылают, потому что люди знают, что это не для меня. Я просто не понимаю таких историй. Впрочем, в “Красоте по-американски” я бы снялась. А вот в “Американском пироге” – нет. Хотя мне понравились оба фильма. Большинство моих знакомых, узнав, что я снимаюсь в “Сердцеедках”, говорили: “Невозможно представить себе Дженнифер Лав Хьюитт в такой роли”.

– Большинство людей также вряд ли могут представить себе вас в роли дьявола. Однако именно вы играете в фильме “Дьявол и Дэниел Уэбстер”. Как вы получили эту роль?

– Мне снова невероятно повезло. Когда Алек Болдуин позвонил мне и предложил эту роль, я чуть в обморок не упала. Я сказала: “Дьявол?! Но это же совсем на меня не похоже!” Он сказал: “Поэтому я о вас и подумал. Это будет сексуально, оригинально и забавно”. А через неделю он позвонил и сказал, что моим партнером станет Энтони Хопкинс. Я едва не поперхнулась.

– В этом фильме вы будете одеты в традиционную дьявольскую одежду?

– Нет. Я хочу, чтобы внешне это было ангельское создание с милым личиком и, может быть, даже с белокурыми локонами. Но внутри нее непроницаемое зло. Мне нужно научиться переключаться в каждой сцене – от симпатичной незнакомки к существу, которое уничтожает души.

– Какие проекты вы сейчас для себя разрабатываете?

– Для меня очень много значит один проект – о женщине, которая действительно существует и преподает сейчас в округе Кент. И еще один проект – очень хулиганская комедия о студентке-шпионке с замашками Джеймса Бонда и талантами Остина Пауэрса.

– Поскольку вы весьма откровенно рассказали о всех злоключениях, преследовавших вас на протяжении последнего года, нельзя ли попросить вас вспомнить какой-нибудь конфуз, пережитый в компании знаменитостей?

– О, да. Лет пять назад Кейт Хадсон снималась в “Вечеринке на пятерых”, и на премьере фильма “Почти знаменитые” я почему-то решила, что она меня помнит. Когда я смотрела фильм, то все время думала: “Удивительная актриса, я могу только надеяться, что когда-нибудь смогу играть также хорошо”. А на вечеринке в честь премьеры я увидела, как она повернулась в мою сторону, улыбнулась и помахала рукой. Я решила, что она машет мне, бросилась вперед, начала говорить на ходу: “Привет, ты так здорово сыграла…” Но она прошла мимо меня, и я поняла, что она махала человеку, который стоял за моей спиной.

– И с тех пор вы с Кейт больше не виделись?

– После премьеры я послала цветы всем, включая Кэмерона Кроу, и написала, что они сделали замечательный фильм. А на вечере вручения премий моды телеканала VH1 я неожиданно почувствовала, что кто-то сзади схватил меня за руку. Это была Кейт. Она сказала: “Спасибо за цветы. Твоя похвала много для меня значит”. Я ответила: “Я очень рада”. Поскольку она держала меня за руку, я могла быть уверена, что на сей раз она обращается именно ко мне.

– Насколько вы сегодня уверены в себе?

– Я самый неуверенный в себе человек на свете. Мне нужно что-то с этим делать. Я стараюсь научиться смотреть на себя в зеркало и говорить: “Ты отличный человек”. Без этого трудно преуспеть.

– Вы часто чувствовали себя не в своей тарелке в компании других людей?

– Раньше мне все время казалось, что для того, чтобы быть нормальным человеком, я должна обязательно общаться с другими людьми. Именно они сделают меня мною, помогут мне хорошо себя чувствовать, помогут скоротать время. Сейчас я впервые в жизни чувствую, что у меня есть все, что мне нужно.

– Вы по-прежнему живете с мамой. Как складываются ваши отношения?

– Я стараюсь не зависеть от нее слишком сильно, а она старается сделать так, чтобы я не чувствовала ее влияния. Мы по-прежнему остаемся лучшими друзьями, потому что очень любим друг друга. Однажды я решила устроить ей сюрприз – организовать целый день отдыха на пляже. Когда я рассказала об этом одной моей знакомой, та спросила: “А почему бы тебе не пойти на пляж с подружкой?” Я ответила: “Я и так иду с подружкой!” Мама везде ездит со мной. Я не люблю путешествовать в одиночку.

– Вы бы не хотели изменить что-нибудь из того, что произошло с вами в прошлом году?

– Пожалуй, нет. Сегодня мне наконец стало удобно в собственной шкуре. Я ни о чем не жалею. Я считаю, что у меня самая замечательная жизнь, какую только можно вообразить.

Статьи про актеров

Комментарии закрыты