sharon stoun kinoСегодня вы можете наткнуться на знаменитых кинозвезд в самых неожиданных местах. Возьмем, к примеру, Шэрон Стоун, которая стала сегодня королевой независимого кино.
В 90-е годы Стоун была неоспоримой королевой большого экрана. Фильмы с ее участием – «Вспомнить все» (1990), «Основной инстинкт» (1992), «Специалист» (1994) – автоматически становились суперхитами. Но ближе к концу века голливудская дива переключилась на более скромные независимые проекты – такие, как «Великан» (1998) и «Муза» (1999). А теперь она снялась в фильме «Симпатико», независимой драме по пьесе Сэма Шепарда.
Шепард – один из немногих драматургов, которых зрители знают в лицо. Помимо сочинительства он часто снимается в кино. Наиболее известны его роли в фильмах «Дело о пеликанах», «Сердце грома», «Стальные магнолии», а также «Парни что надо» – за этот фильм Шепард был номинирован на «Оскар». С 1963 года Шепард пишет пьесы, которые неизменно пользуются успехом на сцене. Наиболее известной стала его пьеса «Похороненный ребенок», за которую он получил Пулитцеровскую премию в категории «драма».

«Думаю, Шепард является воплощением всего лучшего, что есть в американской драматургии, – говорит Шэрон Стоун. – Он и Эдвард Олби – единственные драматурги, которые пишут умный материал и при этом умеют преподносить события с эмоциональной точки зрения. Это замечательно – играть в фильме, который рассказывает не о событиях, а об их последствиях».
«Симпатико» – это история трех закадычных друзей. Они задумывают и проворачивают сложное мошенничество вокруг лошадиных скачек. Кажется, что им все отлично удалось – они заработали миллионы долларов. Но на самом деле обман деморализует всех троих, губит их души и в конечном итоге разрушает дружбу.
Действие фильма начинается через 20 лет после совершенного троицей преступления. Превратившийся в неопрятного алкоголика Винни (Ник Нолти) живет в Калифорнии; Лайл Картер (Джефф Бриджес) стал миллионером в штате Кентукки и на первый взгляд у этого красавчика есть все, чего может пожелать человек. Рози (Шэрон Стоун), жена Картера, до сих пор страдает и не может примириться со случившимися 20 лет назад событиями, которые навсегда изменили ее жизнь.
История начинается с того, что Винни неожиданно решает покаяться в грехах, совершенных этой троицей в прошлом. Особенно его волнует то, что они сделали с букмекером Симмзом (Альберт Финни). 20 лет назад, шантажируя его на сексуальной почве, они подставили Симмза, заставив его промолчать об их аферах на скачках.

Если Винни хочет предстать перед Симмзом и покаяться в преступлениях прошлых лет, то Лайл Картер готов сделать все, чтобы остановить его, потому что прошлое может погубить его сегодняшнюю репутацию. Все знают Картера как уважаемого владельца племенного завода. К тому же скоро ожидаются торги, где будет продаваться его лучший жеребец Симпатико, который должен получить первый приз. Когда Рози, обожающая этого жеребца, узнает о торгах, она совершает несколько радикальных поступков…
Стоун не скрывает, что роль Рози была для нее эмоционально тяжелой.
«Мозг и душа неврастенички – очень опасная среда обитания для актрисы, – со смехом говорит Стоун. – К тому же в отличие от Рози за моими плечами нет 20 лет пьянства, которое приводит ее к сильному отупению!»
Она считает, что ей очень помог режиссер Мэтью Маркус, который ранее прославился спектаклями на бродвейской и лондонской сцене. Дебютант в кино, Маркус два года назад был номинирован на высшую бродвейскую премию «Тони» за постановку популярной пьесы «Искусство» с участием Алана Алды.
«Мэтью обезопасил мне вход во внутренний мир Рози, – говорит Стоун. – Поэтому я шла, не оглядываясь, и меня это завораживало».

Ей также понравилось ездить на жеребце по кличке Симпатико в элегантном красном платье.
«Я люблю верховую езду, я езжу верхом с детства, – говорит Стоун. – Снова сесть в седло было счастьем. А сделать это в роскошном платье было еще заманчивее!»
Режиссер Маркус считает, что присутствие Шэрон Стоун помогло фильму обрести поэтичность и глубину.
«Я считаю, что Сэм Шепард – великий поэт, – говорит Маркус. – Думаю, в этом заключалась главная трудность экранизации – как передать на экране такой накал поэтичности? В кино невозможно выразить словами все, что есть в пьесе, зачастую мы должны заменять текст его визуальными эквивалентами. Поэтому нам очень помогло участие Шэрон. Она сама по себе является таким мощным символом женственности и противоречивости, что ее появление на экране придает происходящему дополнительную смысловую нагрузку. Надеюсь, нам удалось не ухудшить материал, который мы получили, и сохранить основные достоинства драматургии Сэма Шепарда».
Хотя Стоун готова с пеной у рта отстаивать достоинства фильма, она не спорит, что «Симпатико» ждет трудная прокатная судьба. «Многие классические фильмы в момент выхода на экраны не пользовались успехом, – говорит она. – Вспомните, например, «Бешеного быка» Скорсези. Он не смог завоевать «Оскара», однако сегодня считается одним из самых замечательных фильмов декады. Фильм не обязан иметь успех сразу же. Сегодня многие ленты обретают вторую жизнь на видео».
Самое удивительное в роли Шэрон Стоун – ее небольшой объем, у знаменитой актрисы всего три большие сцены, и только раз за весь фильм она появляется на экране вместе с Нолти. Но актриса уверяет, что без колебаний согласилась на эту роль.
«Сегодня у меня в душе мир и покой, – говорит она. – С этой точки зрения я и выбираю роли. На мой выбор оказывают влияние драматургический материал и люди, с которыми мне предстоит работать, а не сенсационность проекта или же его предполагаемый успех. Для меня это огромный шаг вперед».
Стоун считает, что фильм «Симпатико» – из тех, что делит зрителей на восторженных почитателей и яростных хулителей. «Люди либо в восторге от фильма, либо в гневе на его героев, – говорит она. – Фильм будоражит душу, но кому-то это нравится, а кому-то нет. Все считают, что Шепард пишет для интеллектуалов, но почему-то забывают, что его пьесы обладают всеми приметами жанровой драматургии. В каждом его произведении два уровня: для любителей интеллектуальных загадок и для любителей захватывающих историй. Это исключительный автор. Для меня работа с его драматургией стала самым увлекательным приключением в кинокарьере!»

«Я верю в такие фильмы, – продолжает Стоун. – В отличие от боевиков они остаются со зрителем и через 10, и через 20 лет. Я считаю, что все мы делали работу, которой можем гордиться. Эта работа пройдет испытание временем. Это важнее, чем деньги. Конечно, я люблю получать большие чеки, но некоторые роли важнее денег. Эмоциональное и духовное вознаграждение не имеет себе равных. Наверное, это звучит высокопарно, но в данном случае это голая правда».
Вслед за «Симпатико» Стоун снялась еще в нескольких необычных малобюджетных проектах.

Сначала она встретилась с Вуди Алленом в черной комедии Альфонсо Арау «Собирая черепки» (Picking Up Pieces). Аллен играет человека, который убивает жену (Стоун), расчленяет ее тело и закапывает в разных частях Мексики. Когда люди находят руку убитой, она мгновенно становится предметом религиозного культа.
«Сначала я думала, что это роль-камео, – говорит Стоун. – Потом оказалось, что героиня несколько раз появляется во флэшбеках. Впрочем, я в любом случае согласилась бы играть с Вуди. Двадцать лет назад я снималась у него в эпизоде фильма «Воспоминание о звездной пыли» – играла девушку его мечты. Все эти годы я ждала, что он снова пригласит меня в свой фильм. И вот я снова снималась с Вуди, хотя и под руководством другого режиссера! У нас с ним есть замечательная сцена: мой призрак приходит к нему в тюремную камеру. На меня надели кукольное платье, нацепили рыжий парик с длинными волосами, а затем заставили надеть искусственную меховую шубу и туфли на высоченных каблуках. А в сумочку мне посадили собачку. Такого наряда у меня еще не было! Ради одной этой сцены стоило согласиться на роль!»
После этого Стоун переключилась на телевидение: она сыграла в телефильме «Если бы эти стены могли говорить-2», посвященном проблемам сексуальных меньшинств в США. Ее партнершей в фильме стала Эллен Де Дженерес, а написала сценарий и поставила фильм тогдашняя подруга Де Дженерес, Энн Хэйч.

«Работать с ними было восхитительно, – говорит Стоун. – Эллен замечательная актриса, у нее потрясающее чувство юмора. Энн оказалась не только хорошей актрисой, но и умным, чутким режиссером. На съемках собралась стопроцентно женская команда. Сначала было непривычно. Потом мне понравилось. Было очень забавно, потому что в женской компании обсуждаются совершенно иные проблемы, нежели в мужской».
И, наконец, Стоун снялась в романтической ленте «Красавчик Джо», где ее партнером стал Билли Коннолли. Во время работы над этим фильмом она испытала и радости и горе. Когда до конца съемок оставалось всего пять дней, Стоун узнала, что ее муж, Фил Бронстайн, живущий в Сан-Франциско, попал в больницу с сердечным приступом. Актриса бросилась к нему, но буквально через сутки была вынуждена вернуться на съемки. К счастью, все обошлось, и Бронстайн быстро поправился.
«Я не могла подвести моих коллег, – говорит она. – С юридической точки зрения я вообще не имела права уехать даже на сутки. Мне пошли навстречу, и я за это благодарна. Но возвращение на съемки было адом. Я не могла думать ни о чем, кроме самочувствия Фила. Мне хотелось закончить все как можно скорее и вернуться к нему. Но все же с удовольствием вспоминаю начало съемок. Работать с Билли Коннолли было счастьем. Он талантливейший актер».

Работа в независимом кино стала для Стоун кратчайшим путем к хорошей драматургии и к талантливым партнерам. Тем более что крупнобюджетное студийное кино недавно сыграло с ней злую шутку.
Многие годы ходили слухи, что студия MGM будет снимать продолжение «Основного инстинкта». Права на сиквел принадлежали разорившейся кинокомпании Carolco, а также продюсерам Энди Вайне и Марио Кассару. Когда имущество Carolco стали распродавать на аукционе, MGM выкупила долю Carolco и начала переговоры с Вайной и Кассаром о второй серии «Основного инстинкта». Одновременно Стоун предложили 15 миллионов долларов и участие в прибылях.
Актриса говорит, что между ней и MGM была заключена сделка, которая на голливудском жаргоне называется pay or play. Это означает уплату гонорара даже в том случае, если проект не состоится. Поэтому весь 2000 год Стоун не снималась и ждала, когда же ее вызовут на съемочную площадку «Основного инстинкта-2». Первоначально съемки намечались на конец прошлого года, потом они были перенесены на весну этого года. Предлагались разные кандидатуры режиссеров – от Пола Верхувена до Дэвида Кроненберга. Но ни с одним из них не удалось договориться.

Недавно на совещании инвесторов MGM было решено закрыть проект. Кинокомпания объявила, что в связи с надвигающейся актерской забастовкой второй серии «Основного инстинкта» не будет. Вину свалили на Стоун: мол, студии не удалось найти ни режиссера, ни исполнителя главной мужской роли, которые были бы ей по вкусу.
Шэрон Стоун немедленно подала в суд на продюсеров Энди Вайну и Марио Кассара, требуя возмещения морального и материального ущерба. Ее адвокат требует, чтобы ей заплатили 15 миллионов долларов независимо от того, будет фильм снят или нет.
«Дело не в деньгах, – говорит Стоун. – Дело в том, что с ними нужно действовать только теми методами, которыми пользовалась моя героиня в «Основном инстинкте». Надеюсь, сегодня я еще внушаю страх студийным чиновникам. Они помнят меня с ледорубом в руках. И это хорошо. Пусть помнят. Я хочу пугать студийных чиновников до самой смерти!»


Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: