aktrisa Newton ThandieТесные контакты с Томом Крузом? Тэнди Ньютон вступила в них задолго до того, как была создана лента “Миссия невыполнима-2”. Еще в 1994 году они с Крузом снимались в незабываемой сцене из фильма “Интервью с вампиром”: она играла первую жертву его вампира Лестата, обольстительную креолку Иветту. Времена меняются – и пять лет спустя после укуса Тома Круза Ньютон дождалась поцелуя Тома Круза. В фильме “Миссия невыполнима-2” она играет обольстительную авантюристку Ниа Холл, которая по воле судьбы оказывается между героем Круза Итаном Хантом и его злейшим врагом. И, разумеется, оба в нее влюблены.

Ньютон смеется над журналистами, пытающимися выстроить линию ее карьеры “от эпизодической партнерши Круза до ведущей партнерши Круза”. Она говорит, что на самом деле ее знакомство с Крузом состоялось еще раньше: десять лет назад через третье лицо.

А нельзя ли пояснее? Пожалуйста. В 1990 году Ньютон снималась в фильме “Флирт” с будущей женой Круза Николь Кидман. Правда, во время съемок “Флирта” Кидман еще не была знакома со своим будущим мужем, а вот со своей партнершей Тэнди Ньютон она очень подружилась. А когда Кидман вышла замуж, она познакомила с мужем и свою подругу. “Таким образом, – спокойно заключает Ньютон, – вы можете считать нас старыми добрыми знакомыми”. Она уверяет, что нисколько не стремилась заполучить роль Ниа. Известно, что Круз с самого начала хотел видеть в этой роли чернокожую актрису и встречался в связи с этим с такими красавицами, как Холли Берри и Лорин Хилл. Когда роль досталась Ньютон, таблоиды написали, что Кидман, мол, специально “сосватала” мужу свою подружку, чтобы не волноваться по поводу их отношений во время съемок.

“Я не знаю, обсуждали ли Том с Николь мою кандидатуру, – улыбается Ньютон. – Мне позвонил агент и предложил встретиться с Томом Крузом и Джоном Ву, которые будут проездом в Лондоне в ходе подготовки к своему новому проекту”. Ньютон говорит, что ей захотелось сниматься в фильме “Миссия невыполнима-2” еще до того, как она узнала, какая у нее будет роль: “Я подумала: “Эти двое решили работать вместе – вот здорово!” Я много лет была большой поклонницей Джона, а Тома в основном знала через Николь. Мне было интересно встретиться с ним как с деловым партнером, а не как с мужем подружки. Я была рада принять участие в работе сразу с двумя такими интересными людьми и уже тогда почувствовала, что у них сложилась отличная команда. Странно, что раньше они никогда не работали вместе”.

По словам Ньютон, поначалу Круз и Ву даже не говорили, будет ли у ее героини роман с героем Круза. “Они сказали: “Это мы решим в рабочем порядке!” – смеется Ньютон. – Я до сих пор подозреваю, что они боялись утечки информации, и поэтому дали мне сценарий только после подписания контракта”. А саму встречу, во время которой Ньютон узнала, какую роль ей предстоит сыграть, она называет не иначе как “странной”. “Я пришла на собеседование относительно работы, и мы с Томом целый час трепались о семье и детях. Сначала я спросила Тома о его малышах, и он начал рассказывать. Потом он начал расспрашивать меня о замужестве – как раз незадолго до этого я вышла замуж. Я рассказала, как познакомилась с Оливером, как он сделал мне предложение. Потом они спохватились, что им пора идти на другие встречи и в течение пяти минут мы торопливо обсудили фильм. Они спрашивали, хочу ли я, чтобы в фильме была большая романтическая любовь, как в старом кино. Уже направляясь к двери, я сказала: “Да, конечно, это будет здорово!” Это было самое странное собеседование в моей жизни”.

По словам Ньютон, она не знала, чего ей ждать от этого собеседования. “Если бы я потом узнала, что роль досталась другой актрисе, я бы не обиделась, – говорит она. – Мы практически не говорили о фильме. Много позже я поняла, что Джон Ву очень внимательно наблюдал за моим разговором с Томом. Он хотел, чтобы у Тома была хорошая алхимия с партнершей. Когда он увидел, как мы болтаем, он убедился, что я им подойду”. Ньютон не скупится на похвалы своему знаменитому партнеру. “Том столько делал для успеха фильма! – говорит она о Крузе. – Он обладает неисчерпаемым запасом энергии, но я все же удивляюсь, как он успевал делать все то, что ему нужно было делать. Он живет удивительно полной жизнью, он ухитряется преуспевать во всем – в лицедействе, продюсировании, скалолазании. Вы знаете, что он сам делал трюки на отвесной скале? Не менее эффектно смотрелась и сцена погони на горной дороге, в которой машины Ньютон и Круза выписывают сложные кренделя на краю обрыва. Правда, актриса уверяет, что в этих сценах ее даже близко не подпустили к рулю.

“Я самая плохая водительница на свете! – говорит она. – Я даже машину из гаража не могу нормально вывести!” Поэтому на крупных планах Ньютон сидела за фальшивым рулем фальшивого автомобиля, который вместе с камерой находился на платформе грузовика. А на общих планах снимали дублеров. Но зато Ньютон ждали “трюки” иного рода. В одной из сцен фильма ее героиня пытается украсть дорогое колье, и в конце концов они с Томом Крузом оказываются в ванне, прячась от охраны. “Смешная сцена, – говорит Ньютон. – Смешнее всего то, что мы снимали ее в три приема. В начале съемочного периода снимали проходы, в середине – крупные планы, ближе к концу – развязку. Это было ужасно смешно, мы с Томом все время подкалывали друг друга”.

На просьбу рассказать об этих приколах подробнее Ньютон смеется: “Нет, я не могу! Чтобы все понять, нужно было быть там. Но я хочу сказать, что впервые снималась в сцене кражи, которая выглядит сексуальнее, чем сцена в постели! Ниа пытается сделать свое дело и забыть о том, что вырез ее блузки находится на уровне глаз красивого парня. Для нее главное – украсть это ожерелье”. Интересно, кто поставил эту сцену – режиссер или сами исполнители? “Джон предоставил нам полную свободу действий. Мы сами расположились в ванне так, как нам было удобно. Тому пришла в голову мысль, что каждый из нас будет стараться оказаться наверху. И со стороны будет казаться, будто мы занимаемся сексом. А я должна была сама определить, насколько у меня задерется юбка и должна ли я обхватить его ногами. В сценарии об этом написана всего одна фраза: “Они прячутся в ванне”, – а мы напридумывали вокруг нее кучу всяких смешных штучек. Главное – что оба героя не понимают, насколько двусмысленно выглядит их поведение. Если бы они это осознавали, получилось бы не так забавно”. Интересно, а Николь Кидман не приезжала на съемки посмотреть, что проделывают в ванне ее муж и ее подруга?

“Нет, ни разу! – говорит Ньютон. – Она сказала, что посмотрит готовый результат. Понимаете, когда снимаешь или смотришь много дублей одной и той же сцены, впечатление притупляется! Да и вообще, на экране все выглядит гораздо эффектнее, чем во время съемок. На съемочной площадке ты просто работаешь. “Тэнди, ты загородила Тома!” “Том, поверни голову вправо!” Уже после сцены в ванне (происходящей в первой трети фильма) стало ясно, что 26-летняя Ньютон сделала уверенную заявку на амплуа роковой женщины нового поколения – сексапильной, обольстительной, умной и не боящейся быть забавной. Сама актриса, однако, уверяет, что вовсе не стремилась сделать свою героиню неотразимой красоткой. “Ниа не осознает себя роковой женщиной, – говорит она. – Я бы не смогла ее играть, если бы она была такой, как кинозвезды золотой эпохи Голливуда. Я и шик – несовместимые понятия. Я даже туфли на каблуках никогда не ношу. Мне неудобно в них ходить. Мне было интересно сыграть Ниа, потому что она оказывается в центре событий, в которых – если следовать традиционной кинологике – обязательно должен действовать мужчина. Я боялась, что она окажется всего лишь “подружкой героя”, этакой красивой декорацией на обочине действия. Но она оказалась девицей с характером, мне было что играть”.

Саму Ньютон тоже можно назвать “девицей с характером”. В сентябре она родила своего первенца, дочь Рипли, причем решила, что роды должны быть “натуральными” – то есть без обезболивания. Многие удивились, что жительница Лондона решила рожать дома, а не в больнице. Некоторые считали, что на Ньютон повлияла Мадонна, которая незадолго до родов заявила: “Лондонские больницы – это ужасно”. Ньютон говорит, что с самого начала планировала “натуральные роды”, поскольку легко переносит боль. “Конечно, если бы существовала опасность осложнений, мы с мужем не стали бы рисковать, – уверяет она. – Но поскольку все шло отлично, мы решили, что не стоит ехать в больницу. Женщины испокон веков рожали дома. Конечно, рядом был врач. Мой муж Оливер тоже все время был рядом”. Режиссер и сценарист Оливер Паркер познакомился со своей будущей женой во время съемок телефильма BBC “В твоих мечтах” по его сценарию. “Моего мужа постоянно путают с другим Оливером Паркером, – говорит Ньютон. – Имейте в виду: в Англии два Оливера Паркера. Мой муж – тот, который моложе и красивее! Мы с ним решили, что я буду называть его Ол Паркер – чтобы его не путали с другим Паркером”. Она смеется.
“Мой муж – писатель и сценарист. В этом году я снялась еще в одном фильме по его сценарию – “Это был несчастный случай”. Это комедия, несмотря на грустное название. И это было так здорово – снова работать вместе”. Прошлый год был довольно утомительным для Ньютон. Она снялась в ленте “Миссия невыполнима-2” и сразу же отправилась на съемки картины “Это был несчастный случай”. Ньютон успела закончить его до того, как стала заметна ее беременность, но теперь, после рождения ребенка, она уверяет, что намерена долго отдыхать от кино. “Я бы и так ушла на время, – говорит она. – Я знала, что после “Миссии…” мне начнут предлагать роли красавиц авантюристок, и не ошиблась. Многие говорят мне: “Как, ты решила прервать карьеру сейчас, когда снялась в суперхите?!” А я отвечаю им: “Вот именно! Я хорошо поработала, теперь можно и отдохнуть!” Все смотрят на меня, как на чокнутую, считая, что я в первую очередь должна думать о карьере. Но у меня так не получается. Когда я думаю о карьере, у меня начинается депрессия”. Похоже, Ньютон в последнее время вообще не думает о карьере. Она выглядит сияющей, безмятежной и довольной жизнью. “Я действительно очень счастлива, – соглашается она. – Главное для меня – личное счастье. Я люблю мужа, он любит меня, у нас замечательная дочка. Он уважает мою работу, я уважаю его работу. Что может быть прекраснее? Если Ол сможет зарабатывать достаточно денег, чтобы нас прокормить, я окончательно разленюсь и вообще брошу кино”.

Интересно, помнит ли она, как десять лет назад заявляла, что намерена стать кинозвездой? А пять лет назад уверяла, что ее сердцу гораздо милее роли в маленьких фильмах, потому что такие роли позволяют исследовать потаенные уголки ее души. Ньютон снова смеется. “Вот что значит начать кинокарьеру в раннем возрасте! – говорит она. – За те одиннадцать лет, что я снималась в кино, чего я только ни говорила! Я вообще не умею давать интервью, я смущаюсь и начинаю говорить глупости про себя и свою жизнь. Поэтому я стараюсь ограничиваться разговорами о кинопроцессе. Сегодня я знаю только одно: я хочу быть счастливой и хочу играть интересные роли”. Год назад ее звали сниматься в женский боевик “Ангелы Чарли” (на роль, которую сыграла Люси Лиу). Ньютон отказалась. “Этот проект подвернулся в неподходящее время, – говорит она. – Если бы его снимали на полгода позже… или на год… Впрочем, дело не в этом. Наверное, я могла бы втиснуть “Ангелов Чарли” между “Миссией…” и лентой “Это был несчастный случай”. Если бы мы с мужем нажали на продюсеров последней ленты, они бы согласились сдвинуть сроки съемок. Но зачем? Я давно уже решила, что буду сниматься только в тех фильмах, которые мне по-настоящему интересны”.

Долгое время Тэнди Ньютон считала, что кинокарьера – случайная глава в книге ее судьбы. Дочь англичанина и жительницы Зимбабве, она вовсе не стремилась попасть в кино. “Моя мама была принцессой племени шона!” – гордо говорит Ньютон, когда речь заходит о ее родословной. Она родилась 6 ноября 1972 года, до четырех лет жила с родителями в Африке, потом политическая нестабильность вынудила семью перебраться в Англию. Они поселились на родине отца, в городе Пензанс, графство Корнуолл, где чернокожие в то время были редкостью. “Я не помню ни одного случая проявления расизма, – говорит Ньютон, вспоминая детство. – Окружающие были заинтригованы нашим семейством, но не проявляли к нам никакой вражды. В школе детям было интересно со мной общаться, они расспрашивали меня об Африке, а я ничего толком не могла им рассказать, потому что почти ничего не помнила. Но я чувствовала, что я не такая, как все. Родители очень за меня беспокоились, им казалось, что у меня могут быть проблемы в классе. Сегодня я сама удивляюсь, почему у меня их не было. Наверное, во мне был какой-то ненормальный ген. В детстве я ужасно любила выпендриваться – перед детьми, перед взрослыми. Я культивировала в себе непохожесть на других и совершенно не комплексовала из-за этого”. Ей было 11 лет, когда родители решили направить ее энергию в мирное русло и определили дочку в Лондонскую школу-интернат исполнительских искусств. Расставание с родителями, братом и друзьями прошло довольно болезненно, но вскоре Ньютон открыла для себя балет и часами тренировалась у станка, решив стать великой балериной.

Newton Thandie kinoЕй было 16 лет, когда в Англию приехал австралийский режиссер Джон Дайген искать исполнительницу главной роли в школьной драме “Флирт”. “Я просто оказалась в нужном месте в нужное время, – рассказывает Ньютон. – Режиссер по кастингу обзванивал все лондонские исполнительские школы и приглашал на кастинг чернокожих девочек в возрасте от 14 до 16 лет. Я была единственной чернокожей во всем колледже. Незадолго до этого звонка я сильно потянула мышцы и не могла тренироваться. Преподаватель сказал мне: “Не переживай – лучше сходи на кастинг. Не говори им, что не умеешь играть, просто поезжай, посмотри, как это происходит. А потом у тебя останется еще полдня, чтобы погулять по Лондону”. Я поехала. На пробах выяснилось, что я могу играть. Они взяли меня. Я была в шоке. Мне казалось, что они сошли с ума. Какая из меня актриса?” Но как бы то ни было, 16-летняя Ньютон отправилась в Австралию сниматься в фильме, где ее партнершей была Николь Кидман. Она вернулась домой, зараженная любовью… нет, не к лицедейству, а к путешествиям. Вскоре она уехала в Лос-Анджелес к одному из своих друзей, и тот, узнав, что она снималась в кино, порекомендовал ей найти агента. Вооружившись кассетой с “Флиртом” и телефонным справочником, Ньютон нашла себе агента за три дня. Тот, в свою очередь, сразу же отправил ее на пробы.

“Я не успела открыть рта, как мне сказали, что я им подхожу, – вспоминает она. – Но едва я заговорила, они обалдели. Почему я говорю с английским акцентом? Они долго не могли поверить, что я англичанка. Я сказала им, что могу попробовать поставить американский акцент – но не ручаюсь за результат. Ведь у меня по сути не было никакого актерского опыта. Они подумали-подумали – и отказались от моих услуг. Мне было обидно, но не очень – ведь я не собиралась становиться актрисой”. После этой обескураживающей неудачи Ньютон вернулась домой, в Англию, и поступила в Кембриджский университет на отделение антропологии и мировой литературы. В перерыве между семестрами она успевала сниматься. Это был сравнительно легкий способ заработать деньги на учебу и снять с родителей бремя оплаты ее образования. За время учебы она успела сняться в фильмах “Молодые американцы”, “Под кайфом”, “Интервью с вампиром”, “Джефферсон в Париже”. Друзья убеждали Ньютон, что ей пора бросать Кембридж и делать настоящую актерскую карьеру. Но даже когда Ньютон сама в это поверила, она решила, что сначала должна закончить университет.

“Дело не в дипломе, не в официальной бумаге, – объясняет она. – Ведь актер имеет дело не только с внутренней, но и с внешней стороной жизни. Половина успеха в каждой роли – это умение двигаться, разговаривать, вести себя в соответствующем стиле. Этот стиль зависит от эпохи, страны, общества. Поэтому мне полезно знать особенности поведения людей в разные века и в разных социальных прослойках. Я одновременно готовилась к роли в “Джефферсоне” и писала диплом “Распространение европейской культуры в XVIII веке”. Одно дополняло другое”. Это не просто слова. В “Джефферсоне в Париже” Ньютон потрясла зрителей и критиков в роли неграмотной рабыни-наложницы Томаса Джефферсона, ставшей матерью его незаконнорожденных детей. Ньютон безупречно воспроизвела акцент южных штатов, великолепно исполнила афро-американские народные песни – спиричуэл. Трудно было поверить, что эти роли играет англичанка.

“Я надеюсь, что сыграла более объективно, чем это сделала бы американская актриса, – говорит Ньютон. – Американцы расценивают такие роли прежде всего как политические заявления. Мне же хотелось показать, что самое важное в личности этой женщины – осознание ею своей вечной несвободы. Отсутствие выбора растлевает ее душу. Ее несвобода – ее крест. И вместе с тем – источник ее могущества и власти над свободным Джефферсоном. В отличие от него, ей нечего терять и нечего стыдиться”. После этой роли Ньютон играла еще в двух фильмах – “Путешествие Августа Кинга” и “Возлюбленная”, – которые были посвящены проблемам рабства. Последний фильм задумывался как большое полотно – “Возлюбленную” снимал знаменитый Джонатан Демми по роману лауреатки Нобелевской премии Тони Моррисон, главную роль играла Опра Уинфри. Увы – фильм провалился в прокате. “Мне было грустно, что американские зрители не приняли “Возлюбленную”, – говорит Ньютон. – Но мне кажется, что этот фильм будет долго жить на видео, потому что его создателям есть что сказать людям. Я до сих пор получаю письма зрителей, посмотревших этот фильм. Они пишут, что “Возлюбленная” изменила их жизнь. Иногда мы встречаемся с Опрой, вспоминаем съемки. К сожалению, это бывает редко – она очень занятой человек”.

А год спустя после “Возлюбленной” Ньютон выпала возможность поработать с другим мэтром – Бернардо Бертолуччи, который взял ее в фильм “Осажденные”. “Я пробовал многих актрис, – вспоминал позже Бертолуччи. – Тэнди Ньютон в то время закончила сниматься в “Возлюбленной” Джонатана Демми, с которым я дружу. Я позвонил Джонатану, и он очень рекомендовал мне обратить на нее внимание. Я встретился с Тэнди и удивился: зачем Джонатан рекомендовал мне эту очень красивую, образованную, очень утонченную женщину? Я сказал ей, что мне нужна “сырая” актриса, более похожая на простую африканку и внешностью, и повадками. Тэнди сказала, что ее мать родом из Зимбабве и что это ее работа – найти африканский акцент, с которым она никогда раньше не говорила, и обрести повадки, которые необходимы для роли. Она очень много работала, но когда смотришь на экран, этого совершенно не чувствуется – она кажется простой и естественной. Потрясающая актриса”.

Ньютон, в свою очередь, тоже не скупится на комплименты Бертолуччи. “Я преклоняюсь перед этим человеком, – говорит она. – Он по-особому смотрит на мир, по-особому воспринимает вещи, по-особому говорит и думает. Его взгляд на мир сексуален, но не назойлив. В его глазах всегда дрожит искорка смеха. Он замечательный человек, настоящий поэт. А его фильмы – это поэмы”. Со стороны кажется, что судьба Ньютон складывается, как у героини волшебной сказки. Мама-принцесса, переезд в Корнуолл, где когда-то жил король Артур и рыцари Круглого стола, танцы, принц (в лице Джона Дайгена), открывший красавице ее истинное призвание.

aktrisa Newton ThandieНьютон смеется и легко соглашается: да, ей очень повезло. “Мне везет до сих пор – удается играть разные роли и не повторяться, – говорит она. – Наверное, это происходит потому, что люди не знают, в какую нишу меня приткнуть. Некоторые считают меня австралийкой – ведь мой первый фильм был австралийским! Некоторые полагают, что я американка, которая училась в Англии актерскому мастерству. Но как бы то ни было, мне всегда предлагают интересные роли. У меня есть приятель, очень красивымй белый молодой человек, хороший актер, и он с очень большим трудом находит работу. Однажды он сказал мне: “Глядя на тебя, я страшно жалею, что не отношусь к этническим меньшинствам!”

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: