tom chenks kino«Я бы не хотел жить в Америке, которой управляет Том Хэнкс!» Эти слова произносит не кто иной, как… Том Хэнкс. Очевидно, ему уже до смерти надоели вопросы о том, намерен ли он в 2004 году баллотироваться на пост президента США. Никто не знает, откуда взялись эти слухи, однако накануне премьеры своего нового фильма «Изгой» Хэнкс вынужден вместо кино говорить о политике, к которой, по его словам, он не испытывает ни малейшего интереса.

Впрочем, если бы Хэнкс действительно баллотировался на пост президента, у него были бы отличные шансы на победу. За последние десять лет он стал для Америки олицетворением правильности и стабильности, а его фильмы неизменно завоевывают симпатии зрителей и приносят многомиллионные доходы.

А ведь большинство ролей Хэнкса, что называется, «с чудинкой». Он прославился фильмом «Всплеск», где его герой влюблялся в русалку. Затем закрепил успех лентой «Большой», где играл 12-летнего мальчишку в теле взрослого человека. О Форресте Гампе и говорить нечего. И вот перед нами новое творение Хэнкса – фильм «Изгой», в котором он оказывается на необитаемом острове, где его лучшим другом становится волейбольный мяч. «Этот фильм помог мне разобраться в себе, – говорит 44-летний Хэнкс. – Я чувствовал, что звездная слава изолирует меня от других людей, и меня это тревожило. Все мы боимся одиночества, потому что знаем, оно ведет к отчаянию. Лекарства от отчаяния не существует. И единственным способом разобраться в себе для меня стала роль сотрудника Federal Express, который терпит авиакатастрофу и оказывается на необитаемом острове. Это помогает ему понять себя, свои поступки и решения. Это и мне помогло. Мне уже пятый десяток, и я все время думаю об этом. Каждый день человек оказывается на перекрестке судеб. Но мы не задумываемся об этом. Мы вспоминаем о таких вещах только тогда, когда кто-то из наших близких умирает или когда нас увольняют с работы».

По словам Хэнкса, в работе над ролью он опирался на личные переживания. «Я разведен с первой женой, я редко вижусь с детьми от первого брака, – говорит он. – Каждый раз, когда они приезжают ко мне, повзрослевшие, изменившиеся, внутри меня что-то обрывается. Это ощущение быстро проходит, но я снова и снова задаю себе вопрос: «Могу ли я до бесконечности продлить этот момент? «Разумом я понимаю, что это невозможно, и смиряюсь. Воспоминания о таких моментах очень помогали мне в работе над фильмом». У Хэнкса четверо детей (двое – от первой жены). Старшему сыну Хэнкса, Колину, уже 23 года, он начинает актерскую карьеру – в настоящее время снимается в фильме «Округ Орандж» (Orange County). «Мне был 21 год, когда родился Колин, – вспоминает Хэнкс. – Я стал отцом еще до того, как это стало модным. Но я не мог быть все время рядом с ним, потому что много работал. С одной стороны, мне везло – я все время получал роли. С другой – не везло, потому что на детей у меня почти не было времени. В те годы я был таким же, как герой «Изгоя». Идею этого фильма Хэнксу подкинул сценарист Уильям Бройлс, который ранее написал «Аполло 13». Хэнкс сразу же заинтересовался фильмом, в котором он должен был почти все время работать в кадре без партнеров. «Я привык, что актерская игра – это в основном реагирование, – говорит он. – Самое страшное испытание для актера – одиночество в кадре. Я строил хижину, мастерил лодку, плясал у костра, разговаривал с мячом, а за мной наблюдала вся съемочная группа – человек 60-70, не меньше. От этого, разумеется, испытываешь дискомфорт. Кажется, еще чуть-чуть – и у тебя поедет крыша».

Героя Хэнкса в этом фильме зовут Чак Ноланд. No Land по-английски значит «нет земли». А марка мяча, который становится «другом» Ноланда – Wilson, и поэтому герой называет его Уилсоном. Кстати, жена Хэнкса – актриса Рита Уилсон. Интересно, кто придумал эту игру с именами? «Это все Билл Бройлс, – машет рукой Хэнкс. – Я не вмешивался в его работу. Он сначала прошел курс выживания, а потом сел писать сценарий. И в нем сразу же появился этот мяч». В сценарии герой, попав на необитаемый остров, сильно худеет, поскольку там ему почти нечем питаться. Для того чтобы подчеркнуть контраст между Ноландом-чиновником и Ноландом-робинзоном, Хэнкс сначала набрал 40 фунтов веса, а потом сильно похудел, чтобы выглядеть изможденным и слабым. Он не считает это подвигом и уверяет, что иначе было просто нельзя. «Зрители требуют, чтобы внешность актера полностью соответствовала внешности его героя, – говорит он. – Здесь нельзя было отделаться бородой и длинными волосами. Нужна была шоковая степень достоверности. Как еще показать на экране тысячу лет одиночества Чака Ноланда?»

Вначале Хэнкс надеялся, что сбросит вес за месяц-полтора. Посоветовавшись с диетологом, он понял, что такая гонка веса может здорово подорвать его здоровье. И тогда режиссер фильма Роберт Земекис предложил сделать иначе. Сначала они отсняли все сцены с «толстым» Хэнксом, а потом работа над фильмом на полгода была заморожена, чтобы у актера было достаточно времени, для того чтобы похудеть. «Боб заявил на студии: «Если у нас хватит на это мужества, мы снимем первую половину фильма и остановим проект». Нам ответили, что мы сошли с ума. Никакая съемочная группа не согласится ждать полгода. Была идея подписать со всеми по два контракта на разные сроки. Но в конце концов Боб нашел идеальный выход: за эти полгода он снял еще один фильм – «Что скрывает ложь» – с той же съемочной группой», – вспоминает Хэнкс.
Дважды возвращаться к фильму пришлось и партнерше Хэнкса Хелен Хант. В начале картины она играет подругу Ноланда, страдающую от его невнимательности; в финале он снова встречается с ней, но она уже замужем. Хелен Хант говорила, что была удивлена и тронута, когда Хэнкс прислал ей после съемок письмо, в котором говорил, как много значило для него ее участие в этой работе. «Совершенно верно, – кивает Хэнкс. – В «Изгое» снимались я, мяч и фотография Хелен. Эта фотография была чертовски важна. Будь моя воля, я бы показывал ее чаще. Для моего героя она стала путеводной нитью». Хэнкс признается, что не знает, смог ли бы он сам выжить в подобных обстоятельствах. «Однажды я четыре дня провалялся с гриппом в отеле, – говорит он. – На четвертый день я был готов застрелиться. Знаете, в сценарии была реплика, которую потом выкинули – это когда Чак Ноланд говорит Уилсону: «Еще один fucking день в раю!» Если человеку нечего делать – это ужасно. Это убивает».

Впрочем, трудоголизм тоже может привести к малоприятным последствиям. Во время съемок на атолле Мону-рики на Фиджи Хэнкс едва не заработал заражение крови из-за лопнувшего на ноге мозоля. Он сполна вкусил прелестей дикой жизни, выпавших на долю его героя – даже отведал сырой рыбы. «Чтобы запечатлеть это, было сделано два дубля, – говорит Хэнкс. – Я надеялся, что Бобу хватит и одного. Но после команды «Стоп!» он сказал: «Том, давай еще раз!» Многие считают, что добиться успеха «Изгою» помогла популярность телешоу «Выживший», в котором исследуется поведение реальных людей на острове, отрезанном от цивилизации. «Я не смотрю это шоу, – говорит Хэнкс, – но мне кажется, что мы все-таки создали нечто совершенно иное, нежели «Выживший». Мы хотели показать, как человек находит в себе силы выжить. В шоу же главное – кого выкинут с острова на этой неделе. Совершенно иной подход». Хэнкс часто высказывает мнение, не совпадающее с точкой зрения большинства. Так, например, когда в кинотеатрах появился рекламный ролик «Изгоя», поговаривали, что Хэнкс был недоволен его подробностью и длиной. Он морщится, когда ему об этом напоминают.

«Рекламные ролики – это целая философия, – говорит он. – Я не буду углубляться в эту тему, но скажу вам, что зрители вовсе не такие, как это представляют чиновники на студии: они гораздо умнее. Не важно, знают ли зрители, чем кончится фильм, или нет. Если бы все зависело только от этого, видеорынка вообще не существовало бы, потому что на видео фильм засвечивается уже после того, как большинство людей знают его конец. И никто тогда не смотрел бы «Касабланку». Что же касается меня, то я предпочитаю ничего не знать о фильме, приходя на сеанс. Но я видел рекламные ролики, которые рассказывали мне о фильме абсолютно все – и тем не менее я получал на сеансе огромное удовольствие. Дело в том, что в сегодняшних фильмах все очевидно с самого начала. Я называю это «синдромом Рокки». А с другой стороны, зрители сегодня стали гораздо умнее и эрудированнее, поэтому удивить их очень и очень трудно. Для этого нужен совершенно иной подход к кино. И М.Найт Шьямалан в «Шестом чувстве» просто взорвал сюжет изнутри». Споры шли не только о рекламном ролике. Фильм «Изгой» обвиняли в непрямой рекламе службы доставки Federal Express. Ранее говорили, что другой фильм Хэнкса – «Вам письмо» – рекламирует American On Line. «А если бы Ноланд работал не на FedEx, а на Tampax?» – вопрошали голливудские остряки.

«Мы хотели снять достоверный фильм, – терпеливо объясняет Хэнкс. – Для этого герой должен быть погружен в реальность. Было бы странно, если бы мы придумали для «Изгоя» несуществующую почтовую компанию, а для картины «Вам письмо» – фальшивого Интернет-провайдера. Мы вовсе не занимались тем, что нынче называется «размещением продукции в кадре» – когда, например, у героя на столе стоит бутылка с пепси этикеткой к зрителю. Мы просто хотели играть без поддавков». Игра без поддавков или игра наверняка? За десять лет у Тома Хэнкса не было ни одного неудачного фильма. Он уверяет, что пресловутого «рецепта успеха» у него нет, и никогда не было. «Сегодня я волнуюсь перед премьерой точно так же, как и 20 лет назад, – говорит он. – Я всегда думаю только об одном: «Покажется ли это важным для зрителей?» Я думал об этом перед премьерой «Филадельфии», «Форреста Гампа», «Зеленой мили». Кинопроизводство – это ходьба по минному полю. Когда-то я пытался найти некую общую составляющую всех моих фильмов и пришел к выводу, что в них практически нет плохих парней, нет стандартного противостояния героя и злодея. У всех персонажей есть свои резоны, и зрители их понимают. Это вам не бондовские злодеи, которые хотят захватить мир, чтобы стать диктаторами и упиваться своим злодейством».

Кстати, о злодеях. Несколько раз Тома Хэнкса упрекали в том, что он играет только положительных героев. «Я не понимаю – неужели всем в мире станет лучше, если я сыграю злодея? – кисло улыбается он. – Я вовсе не боюсь за свой имидж. Мне нравится играть что-то новое. Но я всегда спрашиваю себя: «Что мы хотим сказать этим фильмом?» Мне важно бросить вызов не только себе, но и зрителям. А иначе зачем вообще работать? Денег мне и так хватит. Я берусь за фильм только в том случае, если в нем говорится что-то важное для меня. Даже такая пустячная на первый взгляд комедия, как «Вам письмо», говорит о серьезных вещах – о внутреннем и показном в человеке, о том, что Америку захлестывает корпоративный дух». Если Хэнксу нравится все новое, то, может быть, ему стоило бы попробовать свои силы на сцене? «В ближайшие годы – вряд ли, – качает он головой. – Моему младшему ребенку сейчас пять лет. Я не хочу семь вечеров в неделю работать допоздна. Мои старшие дети выросли без меня, потому что я все время работал. Я не хочу пропустить взросление младших детей. Рита, моя жена, время от времени играет в театре. Недавно она выходила на сцену в Бостоне, играла в спектакле «Обед с друзьями». Перед этим я уезжал на съемки, она оставалась с детьми. Сейчас мой рабочий график очень простой – один фильм в год. Но это должен быть очень важный для меня фильм».

В настоящее время Хэнкс заканчивает съемки в драме «Дорога к смерти» (The Road to Perdition) режиссера Сэма Мендеса. В его планах на следующий год – военный фильм «Кхе Санх» (Khe Sanh). На этом проекте Хэнкс снова встретится со сценаристом Уильямом Бройлсом. Воевавший в молодости во Вьетнаме Бройлс написал предельно честный сценарий, вдохновляясь 1500-страничным дневником военного священника Рэя Стабба, который в 1967 году вместе с солдатами три месяца находился в осаде в местечке Кхе Санх. Хэнкс согласился продюсировать этот фильм, который поставит Эдвард Звик, хотя до сих пор не уверен, что будет в нем сниматься. «Я еще не решил, хватит ли у меня сил, мужества и таланта, чтобы сыграть эту роль», – говорит на прощание самый положительный голливудский актер.

Статьи про актеров

2 комментария

  1.  

    СТУДИЯ 6 » Том Хэнкс дружит сос Спилбергом пишет

    27 марта 2017 @ 9:01 дп

    […] который не лежит целиком на моих плечах, – говорит Том Хэнкс о своей работе в ленте Спилберга «Поймай меня, если […]

  2.  

    СТУДИЯ 6 » НЕХОЖЕНЫЙ ПУТЬ ТОМА ХЭНКСА пишет

    12 мая 2017 @ 10:29 дп

    […] Том Хэнкс дает интервью в роскошном пятизвездочном отеле, но даже здесь порой случаются накладки. Перед началом беседы дважды лауреат премии «Оскар» вежливо просит чашечку кофе. Через несколько минут появляется служащий отеля и приносит… сливки. Хэнкс ждет, но больше ему ничего не подают. Он хочет снова сделать заказ, но служащий к этому времени уже уходит. […]

Комментарии RSS · Адрес для трекбека