uesli snaips kino«Одно дело – получить возможность сыграть супергероя в одной картине, и совсем другое – раскрутить франшизу, которая может продолжаться многие годы!» – с энтузиазмом говорит Уэсли Снайпс о второй ленте про получеловека-полувампира Блэйда.
«Первый фильм был похож на выстрел в темноте, – продолжает он, вспоминая неожиданный для всех успех «Блэйда» в 1998 году. – Мы не знали, понравится ли зрителям такой герой, примут ли они его. Теперь мы знаем, что Блэйд может рассчитывать на зрительские симпатии, и поэтому на нас ложится еще большая ответственность».

В основу первой серии были положены одноименные комиксы издательства Marvel Comics, написанные Марвом Уолфманом и нарисованные Джином Коулэном. Используя их, сценарист Дэвид Гойер сочинил историю Блэйда, который борется с имеющимся в его крови вирусом вампирства, не желая полностью превращаться в кровососа. Но при этом он не стесняется пользоваться преимуществами своего положения – огромной силой и ловкостью, которыми традиционно обладают вампиры.
«Блэйд» стал одним из первых успешных боевиков с афро-американцем в главной роли. Создатель комикса Марв Уолфман говорит, что Дэвид Гойер, написавший сценарии обеих серий, великолепно уловил дух героя и атмосферу, которая его окружает. А Снайпс, с его кошачьей грацией и великолепной пластикой, стал идеальным исполнителем главной роли.

39-летний актер говорит, что с радостью вернулся к роли. Отчасти – потому что Блэйд сложная и неоднозначная личность. Отчасти – потому что в этом фильме он мог продемонстрировать отличную физическую форму и владение приемами восточных единоборств.
«А главное, – говорит Снайпс, – это возможность наверстать и доделать то, что не было сделано в первой серии. Во второй фильм мы вложили наши сердца, души и кровь – много крови!»

Если в первом фильме исследовалось происхождение героя (вампир укусил его мать за несколько минут до того, как она родила сына), то во втором – резко набирает скорость «экшн», возрастает и число трупов. На сей раз Блэйду приходится вступить в альянс со своими бывшими врагами-вампирами, чтобы плечом к плечу сражаться против новой разновидности тварей из потустороннего мира – тварей, одинаково опасных и для людей, и для вампиров. В новый фильм вернулся также Крис Кристофферсон в роли ментора Блэйда, Уистлера. Из «новеньких» мы увидим Рона Перлмана, Нормана Ридуса, Люка Госса и Леонор Варелу.

В реальной жизни Снайпс похож на супермена не меньше, чем на экране, но здесь он кажется совершенно иным суперменом, похожим скорее на Джеймса Бонда, чем на полувампира. Снайпс приходит на интервью в черном костюме от Армани и в черных очках. Эффектный актер уверяет, что нас ждет эффектный фильм.
«В фильме практически не прекращаются драки, – Снайпс смеется. – По сравнению со вторым фильмом первый покажется вам занудным ток-шоу!»
«Я, конечно, преувеличиваю, – добавляет он. – Я люблю первую часть нашей трилогии. Сценарист Дэвид Гойер с самого начала задумывал «Блэйда» как трилогию, и первая часть – в некотором роде экспозиция. А во второй – мы переходим к настоящему «экшн». Думаю, многие чернокожие будут рады, увидев на экране Блэйда. Но цвет кожи не имеет значения. Блэйд – воплощение энергии, которая кипит в жилах любого человека – черного, белого или индейца. Блэйд – супермен, но при этом он удивительно человечен в своих слабостях и сомнениях».

Снайпс оживляется, когда речь заходит о двойственной сущности его персонажа. «В нем невероятно сильна человеческая сторона, – говорит он. – Именно человеческая сила воли помогает ему использовать во благо вампирскую мощь. Но нам хотелось, чтобы Блэйд примирился со своей двойственной сущностью. В каждом человеке есть частичка вампира – в переносном смысле, конечно. Все мы так или иначе пьем жизненные соки окружающих нас людей, то есть используем их в своих целях. В новом фильме Блэйд осознает это до конца, и теперь он гораздо спокойнее относится к своему пограничному состоянию между человеком и вампиром. По большому счету у него нет другого выхода. Перед съемками второго фильма я пересмотрел первый. Блэйд принял это решение в конце первого фильма, когда впервые согласился выпить крови. Это означало, что он принимает себя таким, каков он есть.

Теперь он учится радоваться жизни. Думаю, в третьем фильме у него будет куча девушек. Да, нам стоит поместить в начало третьего фильма сцену, в которой Блэйд развлекается в борделе с компанией шлюх-вампирш!»
Снайпс смеется. «Мы хотели, чтобы у Блэйда появилась девушка и у него была личная жизнь, тогда – как следствие – мог бы возникнуть свет в конце тоннеля».
Итак, Блэйд идет по той же дорожке, что и остальные герои комиксов. Может быть, скоро он появится в одном фильме вместе с Суперменом или Бэтменом?
«Думаю, Блэйд разберет по частям Бэтмобиль, а потом снова его соберет, но вставит в него мощный музыкальный центр! – говорит Снайпс в ответ на это предположение. – А если Бэтмен попытается ему помешать, он выпорет его тем самым знаменитым бэтменовским поясом!»

В отличие от традиционных кинокомиксов, где герои живут в искусственной среде, обе серии «Блэйда» были сняты на натуре. Действие первого фильма разворачивалось в Лос-Анджелесе, но в последних кадрах переносилось в заснеженную Москву. Для второй серии была выбрана Прага, где, по словам Снайпса, было не менее холодно. Съемки были долгими и тяжелыми – снимать приходилось по 14-18 часов в день, шесть дней в неделю – и так на протяжении четырех с половиной месяцев.
«Гильермо лично выбрал Прагу, – говорит Снайпс. – Он хотел, чтобы атмосфера была аутентичной. Когда идешь по улицам Праги, легко поверить, что здесь могут водиться вампиры. Там полно средневековых зданий с толстыми стенами и крохотными окошками. Кажется, что в каждом таком доме прячется вампир. И массовку нам удалось набрать именно такую, какая требовалась, – у всех ее участников типично вампирские физиономии».

На вопрос, чувствовал ли он себя «экзотической птицей» в Праге, Снайпс снова смеется. «Да, там не так уж много черных парней, – говорит он. – Но не могу сказать, что пражанам были в диковинку американские киношники. Там на каждом углу снимаются голливудские фильмы. Я рад, что мы поехали в Прагу. Мы хотели сменить обстановку. Была идея отправить героя в Лас-Вегас, но потом у нас появилась возможность снимать в Праге, и мы с радостью ухватились за нее».
Во второй серии произошла и еще одна «смена обстановки». Вместо Стивена Норрингтона, снявшего первый фильм, режиссером был приглашен маэстро ужасов Гильермо дель Торо, который прославился фильмами «Кронос» и «Мутанты».
«Вообще-то я не любитель крови и насилия, – говорит Снайпс. – Даже первая серия «Блэйда» была, на мой вкус, слишком жестокой. Но я понимал, что таковы правила жанра. Поэтому мы искали человека с подходящим видением мира. Нам нужно было соединить «экшн», ужастик, восточные единоборства и вампиров. Сначала мы колебались, потому что Гильермо обычно снимает очень мрачные кровавые фильмы, а у нас все-таки кинокомикс. Но у Гильермо было столько замечательных идей относительно монстров, вампиров, оружия, у него такой фантастический вкус к деталям, что он стал идеальным постановщиком для проекта, где реальное переплетено с вымыслом. К тому же нам хотелось поднять градус накала страстей, чтобы это было похоже на древнегреческую трагедию, а Гильермо великолепно умеет нагнетать эмоции, он способен вклинивать их даже в сцены «экшн». Гильермо – гораздо более опытный режиссер, чем Стивен Норрингтон, поставивший первую серию. Его сила в деталях и концептуальных идеях. Он решил, что второй фильм по стилю будет близок к японским «аниме» с их насыщенными цветами и головокружительными передвижениями камеры. У Гильермо уникальный стиль и фирменное отношение к хоррору».

В отдельном интервью Дель Торо уверяет, что ему не пришлось практически ничего домысливать и изменять в сценарии Дэвида Гойера. «Он написал великолепную драматургическую основу, мне оставалось только превратить текст в образы, – говорит Дель Торо. – Дэвид мыслит стратегически, но не забывает о деталях, благодаря которым герои обрастают плотью».
Перед премьерой «Блэйда-2» Гойер дал интервью в Интернете, в котором сообщил сенсационную новость. На сайте Scifi.com он рассказал, что действие третьей серии будет скорее всего разворачиваться в будущем, когда вампиры покорят Землю.
«Все киновампиры ведут себя как злодеи в бондовском кино, – сказал Гойер. – Может быть, хватит? Пусть они добьются желаемого. Будем считать, что по прошествии многих лет они победили. Что же за мир получится, и найдется ли в нем место для Блэйда?»

Гильермо Дель Торо поддержал концепцию Гойера и даже поставил условие, что вернется для постановки третьей серии лишь в том случае, если она будет сниматься по сценарию Гойера.
«Этого еще никто не показывал и не исследовал, – заявил он. – Представьте себе мир, целиком завоеванный вампирами. Люди стали для них чем-то вроде дойных коров, а Земля превратилась в огромный концлагерь. Такой фильм помог бы нам углубить наши представления о добре и зле».
Но сам Снайпс категорически отказывается говорить о следующем сиквеле.
«Кто вам это сказал? – восклицает он с наигранным удивлением, услышав про мир, завоеванный вампирами. – Я лично пока не слышал ничего подобного!»
Но ему нравится такой поворот сюжета? Или он предпочел бы что-нибудь менее радикальное?

«Мне нравится путь, по которому мы идем во второй серии, – осторожно отвечает Снайпс. – Мне кажется, нам удалось найти хороший сюжетный ход, и зрителям будет интересен такой поворот событий. Они смогут лучше понять сегодняшнего Блэйда. Но пока об этом рано говорить. Мы начнем заниматься «Блэйдом-3» не раньше следующего года. Думаю, в третьей серии будет еще больше драк. Нужно делать этот фильм побыстрее, пока я в хорошей физической форме. А потом я уберу наряд Блэйда в шкаф, залягу на диван и буду смотреть мультики!»

Для съемок в «Блэйде» Снайпсу пришлось много тренироваться. «Перед этим я снимался в боксерском фильме «Неоспоримый», – рассказывает он. – Поэтому ко времени съемок «Блэйда» был в хорошей форме. А когда мы начали съемки в Праге, я тренировался каждый день. Поскольку я занимаюсь восточными единоборствами, йогой, медитацией, сижу на диете, мне не так уж трудно войти в хорошую форму. Я тренировался каждый день, но не по часам. С утра я немного занимаюсь йогой. Днем – растяжкой, кикбоксингом. А по вечерам мне нравится качать мускулы, потому что мой знак зодиака – Лев, во мне сильна ночная энергия».
Создатели фильма хотели, чтобы в этом фильме Блэйд продемонстрировал разные стили поединков. «Нам было важно показать в начале фильма эпизод, поставленный в духе гонконгской школы, а потом развивать типично американский урбанистический стиль поединков; мы внедряли в него элементы джиу-джитсу, африканских способов борьбы. А иногда мы разбавляли поединки каким-нибудь забавным приколом».

Хореограф боевых сцен Донни Йэнь объявил, что 85% всех трюков Снайпс исполнил самостоятельно.
«Исполнить их было легче, чем придумать, – скромно говорит актер. – Мы рассуждали так: раз «Блэйд» – это в некотором роде фильм-гибрид, образец смешения жанров и стилей, значит, мы можем смешивать разные стили восточных единоборств. Нам очень повезло, когда мы смогли заполучить хореографа боевых сцен Донни Йэня, он даже смог сыграть одну из ролей. Он великий мастер. Я очень его уважаю и согласен быть марионеткой в его руках. К сожалению, мы не смогли задействовать его на полную мощность перед камерой, потому что у него маленькая роль. Но он очень помог нам во вступительной сцене».
Снайпс и сам большой мастер. Он прекрасно владеет кикбоксингом и бразильским стилем капоэйра, у него черный пояс по карате. Но он уверяет, что «черный пояс еще не означает, что вы сможете драться. Для настоящего поединка нужно особое состояние души».

По словам Снайпса, несмотря на сложные трюки, у него на съемках практически не было травм. «Один раз мне слегка порезали ножом ладонь, – говорит он. – Один раз шишку на лбу набил. Я не пытаюсь стать Джеки Чаном. Я не понимаю Джеки Чана – зачем он так страшно рискует?»
Когда риск становился слишком явным, сцены «вытягивали» с помощью компьютерных спецэффектов. «Мы с самого начала решили, что будем усиливать кое-какие элементы при помощи компьютеров. Но нам не хотелось полностью преображать реальность, как в «Матрице». Среда должна была оставаться знакомой, но в ее рамках мы постарались создать сцены, какие зрители раньше не видели».

Снайпс сам стал продюсером обоих фильмов. Он уверяет, что на съемках ему пришлось заниматься «абсолютно всем».
«До «Блэйда» я сделал пару неудачных фильмов, – признается он. – Люди, ругающие актеров за плохие фильмы, не задумываются над тем, что на фильме работают режиссеры, монтажеры, продюсеры, студийные чиновники, отдел маркетинга, люди, которые не имеют никакого отношения к искусству… А потом ты идешь по улице, и тебе говорят: «Мне ваш последний фильм не понравился». А ты отвечаешь: «Мне – тоже». У меня нет никакого желания вести такие разговоры; чтобы избежать их, я и занимаюсь всем, до чего могу дотянуться. В случае неудачи все шишки валятся на актера. Правда, и хвалят в случае успеха тоже в основном нас».
Уэсли Снайпс родился во Флориде, но вырос в Южном Бронксе. В детстве его любимыми героями были Росомаха из «Людей Икс», Супермен, а также реальные люди – Джеймс Браун и Брюс Ли. В детстве Снайпс учился в Нью-Йоркской школе исполнительских искусств (New York’s High School for the Performing Arts), а в 1986 году дебютировал в комедии «Дикие кошки» (Wildcats) с участием Голди Хоун. За прошедшие с тех пор годы он снялся во многих фильмах самых разных жанров, в том числе в «Лихорадке джунглей», «Белые люди не умеют прыгать», «Уонг Фу, спасибо за все, Джули Ньюмар». Среди боевиков с участием Снайпса – «Разрушитель», «Пассажир 57», «Денежный поезд» и «Служители закона».

Свой звездный статус Снайпс использовал для создания собственной кинокомпании Amen Ra. Он уверяет, что это название означает не только имя египетского бога, оно также расшифровывается как «Африканские умы, вовлеченные в королевские дела» (African Minds Engaged in Royal Affairs).
Уэсли не сомневается, что вскоре Amen Ra вплотную приступит к работе над третьей серией «Блэйда».
«Блэйду пока не везло с девушками, – с усмешкой говорит Снайпс. – Думаю, в третьей части он свое наверстает».


Статьи про актеров

1 комментарий »

  1.  

    СТУДИЯ 6 » Чего достиг Уэсли Снайпс к 36 годам пишет

    18 января 2017 @ 2:12 пп

    […] Снайпса встречаются малоприятные моменты. Порой Уэсли Снайпса критикуют за резкие высказывания в адрес политиков, […]

Комментарии RSS · Адрес для трекбека

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: