jilian anderson fotoИмя Gillian по-английски традиционно звучит как Гиллиан. Однако Джиллиан Андерсон на заре карьеры при каждом удобном случае старалась напомнить, что в ее имени G звучит “как в слове “джем” , это легко запомнить, не правда ли?” – очевидно, чтобы все знали: поскольку она особенная женщина, то и произносить ее имя следует по-особому. Впрочем, сегодня Андерсен это уже не беспокоит: вряд ли хотя бы один телезритель, смотрящий сверхпопулярное шоу “Секретные материалы” , может забыть об особенностях имени и внешности исполнительницы главной роли.

Умопомрачительная карьера Джиллиан Андерсон – одна из самых необычных в шоу-бизнесе. Шесть лет назад (ей тогда было 23 года) она приехала в Голливуд, никому не известная нью-йоркская театральная актриса, искренне презирающая коммерческое кино и тем более – телевидение. Пошла на пробы в пилотный выпуск сериала про инопланетян и секретных агентов, не испытывая ни малейшего интереса ни к инопланетянам, ни к секретным агентам. Более того, как она признавалась впоследствии, телевизор она в то время практически не смотрела и даже не знала термина “пилотный выпуск” . Невзначай спросив у своего агента, чем этот самый пилотный выпуск отличается от обычного телефильма, Андерсон повергла агента в легкий шок своим дремучим невежеством. Дальше произошло невероятное. Телешоу “Секретные материалы” имело огромный успех. Новое лицо вскоре стало родным в каждом доме. Ни на кого не похожую актрису стали называть “секс-символом для мужчин с мозгами” .

Во время первого сезона чиновники на телекомпании Fox далеко не сразу смогли запомнить фамилию дебютантки, к обвальному успеху которой они вовсе не были готовы: на гала-вечеринке для сотрудников ее представили гостям как “Гиллиан Армстронг” , перепутав с известной австралийской постановщицей. Однако вскоре уже никто не путал Андерсон с другими актрисами. Бесстрашная и скептичная Дэна Скалли, женская половина тандема суперагентов ФБР, расследующих паранормальные явления, проникающие в нашую обычную жизнь, стала для Америки родным человеком. За те пять лет, что шоу идет в эфире, имидж Джиллиан Андерсон претерпел разительную трансформацию. Если в первый год своей огромной славы она казалась робкой Золушкой на голливудском балу, то сегодня Андерсон выглядит уверенной в себе, яркой и обольстительной примадонной. Может быть, ее, как и Дэну Скалли, похитили инопланетяне и заменили дубликатом?andersen gollivud Но Дэна Скалли на телеэкране по-прежнему отводит от людей паранормальные угрозы, а вот исполнительница ее роли флиртует с партнерами, охотно позирует для фотографов в нарядах от Армани и Леже, появляется на всех светских вечеринках, щедро даря журналистам материал для публикаций. Расставшись с мужем, она встретила 1997 год в компании актера Эдриана Хьюза, который снимался в одном из эпизодов “Секретных материалов” . Через несколько месяцев стало известно, что Хьюз ранее обвинялся в сексуальных домогательствах, и Андерсон, узнав об этом, его бросила. Через несколько месяцев ее стали замечать в компании другого актера, снимавшегося в “Секретных материалах” – Родни Роуленда. В прессе сообщалось, что на благотворительной вечеринке, организованной фирмой Gucci для сбора средств в Фонд борьбы со СПИДом, Андерсон и Роулэнд “очень страстно целовались” . Летом огромная телеаудитория MTV увидела их целующимися в прямом эфире во время церемонии вручения премий MTV, а осенью 1997 года Роуленд сопровождал Андерсон на церемонию вручения премий “Эмми” .

Сегодня жизнь и карьера Джиллиан Андерсон вступает в новую фазу. “Секретные материалы” идут в эфире пятый год. Практика показывает, что для сериала это предел – как правило, после пятого сезона даже лучшие шоу скатываются в маразм и глупость. Очевидно, создатель “Секретных материалов” Крис Картер не захочет повторить судьбу своих предшественников. Возможно, он решится “уйти эффектно” – после того как выпустит полнометражный художественный фильм “Секретные материалы” , в котором любимые народные герои завершат расследование всемирного заговора земных правительств и инопланетян… Впрочем, сюжет будущего фильма держится в строжайшем секрете, и никто, кроме самого Картера и его актеров, не знает, что ждет в конце тоннеля бесстрашную Дэну Скалли и ее напарника Фокса Малдера в исполнении Дэвида Дуковни. Известно только, что фильм выйдет в прокат летом, после завершения пятого сезона “Секретных материалов” . А будет ли шестой сезон? Об этом пока ничего не сообщается. Не исключено, что с 1998 года “Секретные материалы” перекочуют на большой экран, и тогда вместо 22 эпизодов в год будет выходить один полнометражный фильм.

Если для самого Картера предстоящее расставание с сериалом “Секретные материалы” не так уж страшно (он одновременно выпускает еще один хитовый сериал – “Тысячелетие” ), то для его актеров это критический этап в карьере. В особенности для Андерсон, которая до “Секретных материалов” снялась только в одном малобюджетном фильме “Поворот” в неглавной роли (после успеха “Секретных материалов” этот фильм вновь появился на прилавках видеомагазинов, причем на коробке была изображена Андерсон, расстегивающая блузку). В текущем сезоне Андерсон начала постепенно осваивать “большой” кинематограф. Она сыграла в фильме независимой киностудии “Великан” – эксцентричной притче о мальчике, который, когда ему исполнилось 6 лет, перестал расти. Партнершами Андерсон в этой ленте Питера Челсома стали – ни много ни мало – Шэрон Стоун и Джина Роулендс. Еще она сыграла в “черной” комедии “Такси в преисподнюю” в компании с Джоном Кьюсаком и Джулианной Мур. Но конечно же проект номер один для нее на сегодня – киноадаптация “Секретных материалов” , носящая пока полуофициальное название “Блэквуд” .

На съемках этого фильма в Малибу для Андерсон был специально арендован роскошный особняк на берегу океана, который актриса смеясь называла “противоядием от ванкуверских туманов” (большая часть эпизодов “Секретных материалов” снималась в Ванкувере). “Неожиданно для меня открылась совершенно иная сторона жизни, – говорит Андерсон о своем временном пребывании в особняке. – Я впервые поняла, как приятно чувствовать солнце на коже. Раньше я всегда жила в мрачных домах, где мало света. Впрочем, возможно, я сама стремилась к мрачности” .
Подростком Джиллиан Андерсон обожала шокировать обывателей. Она наряжалась в попугайные платья, делала прическу типа “ирокез” и регулярно перекрашивалась то “под Мадонну” , то “под Синди Лаупер” . На нее пялились прохожие, она посылала их непечатными словами и считала себя очень крутой. Сегодня она говорит, что никому не желала зла и просто пыталась понять, кто она и чего хочет в жизни. Этому есть еще одно объяснение. Возможно, ужасавшее родителей и школьных учителей поведение юной Джиллиан было результатом резкой смены обстановки.

Джиллиан Ли Андерсон родилась в Чикаго 9 августа 1968 года. Вскоре после ее рождения семья переехала в Пуэрто-Рико, а потом – в Лондон, где прошли первые девять лет жизни Джиллиан. Ее отец Эдвард Андерсон изучал кинопроизводство в Лондонской школе кинотехники, а вернувшись на родину, стал руководителем отдела постпродукции на киностудии. Семья поселилась в городке Гранд-Рапидс, штат Мичиган. Джиллиан пошла в школу и быстро обнаружила, что ее английский акцент здесь не ко двору. “Во-первых, мне все время приходилось повторять слова, чтобы меня поняли, – вспоминает она. – А во-вторых, надо мной часто смеялись” . Вначале, говорит Джиллиан, ей нравилось быть не такой как все. Но постепенно ей осточертели постоянные приколы, и она начала активно осваивать неформальную американскую лексику. Новые слова Джиллиан опробовала не только на одноклассниках, но и на учителях. “Был момент, когда все в школе меня просто ненавидели, – вспоминает она. – И мне это даже нравилось. Мне хотелось установить дистанцию между собой и всем остальным миром” . Ей было 12 лет, когда в семье родился второй ребенок. Потом появился третий. “Первое время это меня очень удручало, – вспоминает сегодня Андерсон. – Я привыкла к тому, что внимание родителей всегда было направлено только на меня, но теперь все изменилось. Мне доставалась только малая часть их любви, а в этом возрасте ребенку особенно необходимы родительские ласка и нежность. Иначе он пойдет по моим стопам” .

Джиллиан стала грубить родителям, курить, презрительно относилась к малышам. В 14 лет она потрясла родных (а заодно – всех девчонок в школе), связавшись с 21-летним панком, последователем Сида Вишеса, организовавшим свою панк-группу. Джиллиан пела в его группе в качестве бэк-вокалистки, выходила на сцену, обмотавшись бинтами, под которыми больше ничего не было, и очень гордилась своим бунтарством. На карманные деньги покупала своему дружку пиво и сигареты. Повесила серьгу в нос. “Я упала в обморок, когда мне прокалывали ноздрю, – вспоминает она. – Пришла домой с сережкой, мама увидела и чуть тоже не грохнулась. Отец был в ярости” . В школе новоявленная панк-рокерша успела совершить столько подвигов, что учителя вздрагивали при одном упоминании ее имени. Однажды Джиллиан приковала себя наручниками к двери кабинета, в другой раз попыталась сорвать школьный выпускной бал: ее поймали в тот момент, когда она заливала клей в замочную скважину, чтобы дверь школы нельзя было открыть. “Вообще-то нас было трое или четверо, – смеясь, вспоминает она. – Но попалась я одна!”

Этот инцидент повлек за собой первый арест, и, как ни странно, первый актерский этюд Джиллиан, за который она получила вознаграждение. В полицейском участке она так развлекала персонал, что развеселившиеся полицейские, заполняя ее досье, охарактеризовали ее проступок вовсе не так строго, как следовало. “Я поняла, что человек может расположить к себе других людей, если сумеет их рассмешить, – вспоминает Андерсон. – Я все болтала и болтала с ними – от страха, наверное, – и под конец они все стали мне симпатизировать. Меня привели со статьей “взлом” , а отпустили со статьей “незаконное проникновение на чужую территорию” , что наказывается гораздо менее сурово. Мне не пришлось платить штраф. Меня не стали задерживать в участке. Пришлось, правда, отработать несколько часов на общественно-полезных работах. Было ужасно обидно – лето, все отдыхают, а я мою полы!”

Если первое актерское крещение Андерсон получила в полицейском участке, то само ее увлечение театром началось немного раньше. Джиллиан с детства называли клоунессой, она даже завоевала титул “Самой странной девочки в классе” , однако настоящий интерес к актерской профессии в ней проснулся в 13-14 лет, когда она впервые пришла в школьный театр. До этого она попеременно мечтала стать то археологом, то биологом. “Помню, в детстве я охотно возилась с червяками, от которых девчонки разбегались с визгом, – вспоминает она. – Я воображала себя ученой, в лаборатории, среди сложных приборов…” Но стоило ей впервые попасть на сцену, как она осознала свое истинное призвание. В воспитательных целях учительница сразу поручила ей главную роль в “Ромео и Джульетте” , и никогда прежде не игравшая Джиллиан смогла, по воспоминаниям одноклассников, во время представления растрогать их до слез. Мать Андерсон, компьютерный программист Розмари, вспоминает: “С того дня все мы поняли, что у Джиллиан актерский дар. Я до сих пор помню сцену на балконе. Не знаю, откуда она набралась опыта игры. Мне казалось, она даже не знала раньше, кто такой Шекспир, я уж не говорю про книги об актерском искусстве. Никто в нашей семье никогда не проявлял склонности к сцене. Отец Джиллиан интересовался кино, но с чисто технической точки зрения. А Джиллиан сумела не просто выучить текст, но и сыграть так, что у меня мурашки по коже пошли!”

С того дня главным в жизни Джиллиан стали театр и панк-движение. Закончив в 1986 году школу, Джиллиан поступила в престижный Театр Гудмэна – актерский факультет университета ДеПол, занималась в театральных лабораториях, а по окончании университета 22-летняя обладательница актерского диплома отправилась в Нью-Йорк, чтобы играть на сцене. Предварительно она дала себе клятву – никогда не соблазняться коммерческими предложениями, не искать киноролей и не переезжать в Лос-Анджелес. Чтобы свести концы с концами, она подрабатывала в кафе. “Я была очень грубой официанткой, – вспоминает Андерсон. – Помню, я работала в ресторане здоровой пищи в Манхэттене. Жуткая дыра. Пришла клиентка и заказала жареное рыбное ассорти. Я ей приношу блюдо, а она говорит: “Нет, не надо, я не знала, что в нем рыба” . Я ей говорю: “Жареное. Рыбное. Ассорти. Какое из этих трех слов вы не поняли?” Она заказала что-то еще, но я знала, что заставила ее чувствовать себя дерьмово. А уходя, она сказала мне: “Вы очень нехорошо со мной говорили. Я все-таки человек” , – и мне стало так стыдно! С тех пор я старалась быть снисходительной к людям, насколько это возможно. У всех бывают ошибки. Может быть, придет день, когда и я не замечу рыбы в рыбном ассорти” .

Первой большой театральной удачей Андерсон стала пьеса “Отсутствующие друзья” , за которую она в 1991 году получила премию “Театральный мир” . Друзья говорили ей, что нужно ковать железо, пока горячо – пора перебираться в Голливуд и начинать ходить на кинопробы, однако начинающая актриса на протяжении целого года мужественно хранила верность своей клятве. Но когда через год она смогла сыграть только в одной пьесе, которая была показана в городке Нью-Хэйвен, ей стало ясно, что друзья правы. Вначале она согласилась сняться в малобюджетном фильме “Поворот” с Карен Аллен и Тесс Харпер, а потом, убедившись, что кино не так страшно, как кажется, поддалась на уговоры и переехала в Лос-Анджелес. Но сразу же дала себе новую клятву: кино – так и быть, но телевидение – никогда! Год она просидела без ролей. Потом сломалась и начала ходить на пробы в сериалы, на которые посылал ее агент. “Я приходила на них и молилась, чтобы меня не взяли, – вспоминает она. – Я все время надеялась, что мне подвернется роль в кино” . Один раз ее взяли на гостевую роль в один из эпизодов сериала “Класс-96” . Потом она снова сидела без работы. Измучившись от безделья и безденежья, она согласилась пойти на прослушивание в фантастический пилотный сериал, который затевала только что сформированная телекомпания Fox Television Network. Сериал, который собирались назвать “Секретные материалы” …

“Я была снобом, – вспоминает актриса. – Я не любила смотреть телевизор. Я никогда не видела ни одного фантастического шоу. Друзья не верят мне, когда я говорю, что не видела ни одной серии “Звездного путешествия” ! Меня увлекали чисто философские аспекты паранормальных явлений. Я с интересом читала сообщения о людях, которые усилием воли могут исцелять или двигать предметы. Но я не увлекалась такими историями. Правда, сценарий прочитала в один присест!” Создатель нового шоу Крис Картер искал свежие, нестандартные лица актеров, которые выглядели бы достоверно, а сверху к нему поступали указания искать “Памелу Андерсон с могзами” – имелась в виду популярнейшая телеблондинка из сериала “Спасатели Малибу” . Возможно, Картер обратил внимание на серьезную, спокойную и не проявляющую никакого любопытства к сериалу однофамилицу знаменитой красотки просто из чувства противоречия.
“Я искал актрису, которая будет выглядеть правдоподобно на фоне лабораторного оборудования, – говорит он сегодня. – А мне присылали сисястых девиц с коровьими ресницами. Это было смехотворно. В какой-то момент я подумал изменить возраст героини и сделать ее 40-летней – просто чтобы остановить этот поток девиц с роскошными формами. Но мне был нужен баланс между героями. Специальный агент Дэна Скалли молода, она только что закончила медицинский университет и была завербована на службу в ФБР со студенческой скамьи. Ей должно быть около 25 лет. Я был в отчаянии, и вдруг ко мне пришла Джиллиан Андерсон. Мрачная коротышечка с презрительным взглядом. У нее был послужной список длиной в три строки и огромное самомнение. Я подумал: если не она, значит, я идиот!”

Начальство было категорически против мрачной коротышки без громкого имени. Картер пригрозил уйти с проекта. После нескольких корпоративных баталий за закрытыми дверьми было принято решение в пользу Андерсон, и через несколько дней она вылетела в Ванкувер, где с тех пор проводит по 10 месяцев в году. “Можно сказать, что, делая ставку на Джиллиан, я рисковал всем – успехом сериала и личной карьерой, – говорит Картер. – Сегодня я знаю, что поставил на нужную лошадку” . С первой же серии “Секретные материалы” привлекли внимание любителей фантастики и ужастиков. Агенты Фокс Малдер и Дэна Скалли стали идеальным экранным дуэтом. Он – увлеченный человек с богатым воображением, она – трезвый скептик, сдержанная, насмешливая и дьявольски умная женщина. Довольно быстро стало ясно, что у шоу – большое будущее. “Я просыпалась по ночам и спрашивала себя: Господи, во что я согласилась влезть?! Ведь у этого чертова сериала нет ни начала, ни конца!” – вспоминает Андерсон. Уставшая от безработицы, она охотно принимала условия игры, но первое время ей казалось, что шоу вот-вот утратит популярность и будет снято из сетки вещания.

“Никто из нас не ждал такого успеха, – вспоминает сегодня актриса. – Первый год был для меня особенно трудным. Во-первых, я не привыкла рано вставать, а во-вторых, все время хотелось сбежать куда-нибудь – в ресторан, на концерт, в кино, в конце концов!” Актриса признается, что первое время работа на съемочной площадке казалась ей диковинной. Особенно, когда ей приходилось вставать на подставку, чтобы они с Дэвидом Дуковни были одного роста. “Время от времени я забывала, что стою на коробке. Играю какую-то серьезную сцену, забываюсь, делаю шаг в сторону и – бух!” Темп работы не оставлял участникам съемок времени на светскую жизнь – они успевали общаться только друг с другом. Во время своего первого сезона Андерсон начала встречаться с помощником художника-постановщика Клайдом Клотцем. “Не могу сказать, что это была любовь с первого взгляда, – говорит она. – Меня привлекла улыбка Клайда. Он был такой спокойный, всегда знал, что нужно делать. Я быстро поняла, что он интересный собеседник и очень умный человек. Мы встречались целых три месяца, прежде чем приняли решение пожениться” .

Накануне празднования Нового 1994 года Андерсон и Клотц взяли трехдневный отпуск и уехали на Гавайи. Там они и обвенчались на поле для гольфа, причем единственным человеком, присутствовавшим на церемонии, был буддийский монах, который их обвенчал. “Мы послали письмо маме и папе со строгой инструкцией не открывать конверт раньше Нового года, – вспоминает Андерсон. – Мама к этому времени уже была знакома с Клайдом, а папа в тот день был в хорошем настроении, так что эту новость они приняли спокойно” . Два дня спустя Андерсон и Клотц вернулись на съемочную площадку, выслушали поздравления коллег и продолжили снимать сериал, как ни в чем не бывало. Но через пару месяцев Крис Картер получил шокирующее известие – его звезда беременна! Андерсон говорит, что “не думала о последствиях” . Но Картеру пришлось серьезно взвесить все последствия своего выбора: заменить актрису или вывести ее на время из игры, придумав нестандартный сюжетный ход? “Я прекрасно понимал, что наше шоу пользуется успехом потому, что зрители верят в героев и сопереживают им, – говорит Картер. – Когда чиновники на Fox узнали о беременности Джиллиан, это произвело на них впечатление разорвавшейся бомбы!” Когда с Андерсон подписывали контракт, никому и в голову не пришло оговаривать весьма часто встречающийся в долгосрочных телесоглашениях пункт об избежании беременности, поскольку вначале все считали “Секретные материалы” типичным шоу-однодневкой. Поразмыслив, Картер снова пошел на огромный риск, решив сохранить исполнительницу и пожертвовав ради нее отдельными сюжетными линиями.

Сегодня многие критики считают, что второй сезон оказался особенно удачным именно потому, что в экстремальной ситуации Картер пошел на экстремальные решения. Он построил стратегически рискованную сюжетную арку, заставив инопланетян похитить агента Скалли, и сумел продержать героиню за рамками кадра столько времени, чтобы Андерсон успела родить. Дочка Пайпер появилась на свет в сентябре 1994 года, и, несмотря на сложные роды и кесарево сечение, через десять дней Андерсон снова была на съемочной площадке и снималась в очередном эпизоде. Сейчас специалисты считают, что с момента похищения главной героини шоу вступило в новый этап популярности. Разумеется, вся Америка знала, какова истинная подоплека “похищения” Дэны Скалли, и Картера завалили письмами в поддержку его решения не заменять актрису. А когда стало известно, что Андерсон родила, заголовки большинства статей об этом событии возвещали, что “инопланетяне готовы отпустить агента Скалли” или “Дэну Скалли отбили у инопланетян!” На глазах культурологов родился новый феномен – шоу, которое, выявляя страхи американцев перед непонятными явлениями, одновременно позволяло им активно влиять на стратегию создателей сериала путем создания мощных интернетовских сетей в поддержку персонажей.
“Тестостеронная бригада Джиллиан Андерсон” и “Эстрогенная бригада Джиллиан Андерсон” , возникшие примерно в то время, сегодня объединяют через сеть Internet десятки тысяч фанатов, следящих за малейшими поворотами сюжета, изменениями воззрений, одежды и прически агента Дэны Скалли. Они отслеживают все интервью, которые дает в печати Джиллиан Андерсон, а также все высказывания о ней других лиц.

Не страшно ли актрисе такое пристальное внимание? “Во время моего первого сезона я не могла понять, кто я такая, – говорит она. – Тем более я не понимала мою героиню. Сейчас я чувствую себя гораздо сильнее. Думаю, причина в том, что я стала матерью. После родов я поняла, что теперь я ничего не боюсь. Ни ссадин, ни царапин, ни синяков, и уж конечно меня не страшит “пристальное внимание” , проявляемое к моей персоне” . Крестным отцом дочки Андерсон выбрала создателя шоу Криса Картера. Первые четыре года жизни Пайпер провела на съемочной площадке; в то время как ее ровесницы играют в Барби, дочка Андерсон возится с муляжами отрубленных голов и инопланетными приборами. “Пайпер растет очень любознательным ребенком, – говорит актриса. – Ее окружают творческие люди, у нее масса впечатлений. Она не боится инопланетян, ей интересно их потрогать, погладить, даже посидеть у них на коленях. Недавно она общалась с персонажем, у которого глаз вытек из глазницы. Она очень ему сочувствовала и предлагала отвести его к доктору” . Неужели Джиллиан считает, что каждодневные впечатления подобного рода не повлияют на психику ее дочери? “Я думаю, что у нее совершенно здоровая психика! – безапелляционно заявляет Андерсон. – Она любит всех, с кем общается, любит вне зависимости от того, как они выглядят. Съемочная группа тоже ее любит” .

Не боится ли она, что у Пайпер со временем возникнут иные стандарты общения и поведения? Актриса смеется. “Наши средства массовой информации ей этого не позволят, – говорит она. – Не знаю, где, но она уже успела посмотреть “Красавицу и чудовище” и теперь каждый раз, когда спрашивают ее имя, она отвечает: “Я – Красавица” . Я в ее возрасте вела себя как мальчишка. В ней это тоже есть, но она, видите ли, Красавица. Я в детстве гораздо больше хотела изображать Чудовище. Мне легче было с ним идентифицироваться” . Но это – в детстве. Сейчас Андерсон конечно же тянет на Красавицу. В третьем сезоне агент Дэна Скалли буквально расцвела. Пресса стала уделять Андерсон столько же внимания, сколько и ее партнеру Дэвиду Дуковни. “Это совершенно нормально, – говорит Андерсон сегодня. – Мы с Дэвидом начинали в разных весовых категориях. У него был большой актерский опыт, у меня – ничего. С самого начала он был в центре. Но постепенно я тоже чему-то училась и стала время от времени его одергивать: “Слушай, ведь сериал – про нас обоих!” Вскоре Андерсон обратилась к начальству на Fox с просьбой повысить ей зарплату (по контракту ей платили в два раза меньше, чем Дуковни). Она рассчитывала, что дело удастся уладить тихо и без шума, однако журналисты проведали об этом и устроили очередную “сенсацию” .

“Я не понимаю, почему об этом было столько разговоров, – сердится Андерсон. – Я думала, что все разговоры о деньгах останутся между мной и студией. Мне кажется, я поступала совершенно правильно. В начале шоу я получала всего 50 процентов от гонорара Дэвида, и это было естественно, потому что я была никем. Но то, что было приемлемо в первом сезоне, стало неприемлемо сейчас, когда мой персонаж стал таким популярным” . Она права: в 1996 году Андерсон получила премию Гильдии американских актеров, премию “Золотой глобус” и номинацию на Эмми” . В 1997 году она снова завоевала премию Гильдии и “Золотой глобус” . Ее слава достигла того уровня, при котором она становится опасной для жизни. В прошлом году Андерсон приехала с визитом в Австралию рекламировать видеокассеты с отдельными сериями “Секретных материалов” , и на встречу с ней в супермаркет пришло около 10 тысяч человек! Сама Андерсон отделалась легким испугом, а вот двоих ее поклонников увезли в больницу. “В начале четвертого сезона мне страшно хотелось уйти из шоу, – вспоминает она. – Я никому об этом не говорила, но порой мне казалось, что я больше не выдержу ни одного дня. Господи, сколько же уроков преподала мне жизнь за последние годы! Несколько раз я открывалась людям, считая их друзьями, а на поверку оказывалось, что их привлекает только моя слава! Я не могу, когда ни с кем ни о чем нельзя говорить. Сейчас на свете осталось только два-три человека, которым я полностью доверяю” . Тем не менее Андерсон говорит, что сегодня чувствует себя совершенно другим человеком и способна примириться со своей нынешней жизнью.

“После рождения Пайпер я стала совершенно другой, – говорит она. – До этого я считала свою жизнь бременем, а не благом. Даже после того, как я получила главную роль в популярном шоу, мне казалось, что это случайное отклонение. А за последние три года, в основном благодаря Пайпер, мои жизненные перспективы изменились. Неожиданно у меня появилась очень большая и осязаемая причина стать взрослым человеком, совершенствоваться как личность” . Но почему этого нельзя было сделать раньше? “По не известной мне причине я пришла в этот мир полной смятения и беспокойств. Сейчас я пытаюсь найти выход из этого лабиринта. Со мной много чего произошло. Что-то было предопределено, что-то я спровоцировала сама, чего-то можно было избежать. Но я выжила и нашла себя” .

Статьи про актеров

1 комментарий

  1.  

    СТУДИЯ 6 » ДУКОВНИ И АНДЕРСОН ВЕРЯТ В «СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ» пишет

    20 сентября 2016 @ 6:02 пп

    […] Джиллиан Андерсон («Секретные материалы: Хочу верить») […]

Комментарии RSS · Адрес для трекбека