uma turman zvezdaУму Турман постоянно сравнивают со звездами золотой эпохи Голливуда – Гретой Гарбо, Марлен Дитрих, Лорен Бэколл. Ее красоту часто называют загадочной и непостижимой, ее глаза – очами сфинкса, ее улыбку – улыбкой Мадонны (не той, что играла в «Эвите», а той, которую воплощали живописцы эпохи Возрождения). Наконец, она – одна из немногих актрис, которым поклоняются не только киноманы (что вполне естественно), но и рокеры, которые чаще всего относятся к кино весьма пренебрежительно. Даже Уинона Райдер, частенько меняющая бойфрендов-музыкантов, не удостоилась песен в свою честь, в то время как Уме Турман посвящены композиции «Ума» (группа Majesty Crush) и «Ума – 14 раз» (группа Zoinks!)

Но самое удивительное – это то, что за 10 лет работы в кино Ума Турман еще ни разу не сыграла большой роли в большом хите! Правда, она может похвастаться тем, что снималась в «Криминальном чтиве» и в «Опасных связях».

Но роль очаровательной наркоманки Мии в «Чтиве» невелика по объему и по большому счету декоративна (со съемочной площадки даже доходили слухи, что Турман называла себя «звездной статисткой Тарантино»); а в фильме Фрирса список исполнителей читается как мини-справочник «Кто есть кто в Голливуде», и в этом перечне фамилия Турман в 1989 году явно терялась на фоне таких имен, как Джон Малкович, Мишель Пфайффер, Гленн Клоуз и Кийану Ривз.

Фильмы же, где Ума Турман играет главные (или «почти главные») роли, с удивительным постоянством проваливаются в прокате – словно на них лежит печать проклятия.
Терри Гиллиам снял с ее участием самый злополучный из своих проектов – «Приключения барона Мюнхгаузена», который студия Columbia Pictures долго кромсала в монтажной, а потом практически заморозила на полке. Триллер «Дженнифер 8» англичанина Брюса Робинсона был изуродован до неузнаваемости и почти не шел в прокате. Вокруг эротической драмы Фила Кауфмана «Генри и Джун» в течение целого года не прекращались скандалы и дебаты; американский Совет по рейтингам даже придумал специально для этого фильма особую прокатную категорию «NC-17»! Лента «Безумный Пес и Глория», где партнером Умы Турман стал сам Роберт Де Ниро, бесследно исчезла из проката через пару недель после выхода. Помпезно разрекламированный кинокомикс «Бэтмэн и Робин», в котором Турман играла злодейку-отравительницу с экзотическим именем Ядовитый Плющ, оказался самым неудачным в серии фильмов о приключениях Человека-Летучей мыши и практически «закрыл» один из самых популярных и прибыльных сериалов в истории Голливуда. Прошлогодняя футуристическая драма «Гаттака», преподносившаяся как событие сезона, прокатилась по фестивалям и мгновенно заглохла в прокате при полном равнодушии критиков и зрителей. Наконец, всего несколько месяцев назад в прокате бесславно провалился фантастический боевик «Мстители», в котором Ума Турман играла две роли – бесстрашного агента британской разведки Эмму Пил и ее двойника-робота, созданного гением зла Августом Де Винтером (Шон Коннери), вознамерившимся подчинить себе человечество путем управления погодой на всей планете.

Последний провал кажется поистине необъяснимым. На проекте «Мстителей» собрались такие мощные силы, что успех можно было считать гарантированным.
Продюсер Джерри Уайнтрауб много лет назад задумал снять «Мстителей» по мотивам популярного телесериала 60-х годов. В 1985 году он купил всю телефильмотеку компании EMI только потому, что эта сделка обеспечила ему права на создание киноверсии «Мстителей»; но только в середине 90-х годов сценарист Дон Макферсон смог представить Уайнтраубу сценарий, который его удовлетворил. Могущественный продюсер видел в роли Стида только Мела Гибсона, а на роль Эммы Пил собирался пригласить Эмму Томпсон или Николь Кидман. Но Гибсон особого энтузиазма не проявил, и на роль Стида в конце концов был приглашен Рэйф Файнс. С женской ролью хлопот было еще больше: Эмма Томпсон не подошла по типажу, а Николь Кидман незадолго до этого дала согласие сниматься в ленте «С широко закрытыми глазами» Стэнли Кубрика. Она полагала, что управится за несколько месяцев и успеет к началу съемок «Мстителей», однако работа у Кубрика затянулась на два года! Тогда роль Эммы Пил предложили Гвинет Пэлтроу, но и она отказалась, так как не хотела расставаться с любимым (в ту пору) Брэдом Питтом… В конечном итоге отказ Кидман и Пэлтроу помог Уайнтраубу найти идеальную Эмму Пил – Уму Турман. Ибо эта актриса, снискавшая титул «Альберт Эйнштейн от лицедейства», славится не только красотой, но и интеллектом, а Эмма Пил стала первой героиней экшн, отличающейся не только красотой, но и умом.

Имя Эмма Пил происходит от популярного в Англии 60-х годов выражения «m-appeal», что значит «man-appeal», мужское обаяние. Эмма Пил была первой телегероиней, которая вела себя совершенно по-мужски: знала приемы дзюдо, дралась с мужчинами врукопашную и практически не пользовалась такими «дамскими» приемами, как обольщение и обман. Обычно напарники, подобные Стиду и Пил, становятся олицетворением мужского и женского начала, но на сей раз герои – старомодно-элегантный Джон Стид в котелке и с тросточкой и модерново-элегантная Эмма Пил в обтягивающих кожаных нарядах – символы традиционной и современной Англии.

Съемки кино-«Мстителей» получились очень масштабными: они начались 12 июня 1997 года и продолжались почти все лето и осень. Порой не хватало места в павильонах; натурные съемки проводились в самых роскошных домах и дворцах Великобритании, которые Уайнтрауб соглашался арендовать по любой цене. Иногда съемки оказывались не только изматывающими, но даже опасными, как это произошло во время работы над вступительными сценами фильма, когда на съемочной площадке в Лондоне начался пожар. Позже Ума Турман шутила, что это она подожгла павильон, чтобы заполучить несколько выходных. Цена проекта росла день ото дня: почти каждую вторую сцену приходилось «доводить» с помощью отдела спецэффектов. Именно таким образом были, например, доработаны сцены с двойниками: каскадерше, с которой «сражалась» Ума Турман, впоследствии пририсовали лицо актрисы. Не менее сложной стала сцена схватки Эммы Пил и ее соперника в воздухе, когда оба висят на канатах воздушного шара. Ума Турман мужественно продержалась энное количество дублей на фоне зеленого экрана, на который впоследствии наложили «окружающую действительность». А впереди были волшебные превращения деревьев, бури, снегопады и прочие чудеса…

В результате фильм обошелся в 60 миллионов долларов. Перед премьерой Турман очень хвалила «Мстителей», заявив, что это «фантастическая, экстравагантная, искрометная, колоритная комедия». Увы – по выходе этот фильм ждали мизерные кассовые сборы и разгромные рецензии. «Ума Турман играет так, что мужчины всего мира будут вздыхать по неувядаемой Дайане Ригг, игравшей Эмму Пил в 60-е годы», – написала Variety. Англичане, обычно склонные к «особому мнению», на сей раз согласились с заокеанскими коллегами: английский журнал Empire написал, что «восковое лицо Умы Турман и ее искусственный английский акцент абсолютно не срабатывают… герои фильма одинаково неуклюжи в любви, бою и стебе».
Но, похоже, Уму Турман не очень огорчил провал «Мстителей». Как раз к премьере она успела родить дочку Майю Рэй, и материнские хлопоты на время заслонили карьерные проблемы. Сейчас она живет вместе с дочкой и мужем, актером Итаном Хоуком, в недавно купленном особняке в штате Нью-Йорк, неподалеку от Манхэттена.

Они официально поженились в мае 1998 года, всего за два месяца до рождения дочери. Свадьба была пышной: Турман прибыла на церемонию бракосочетания в неоготический Манхэттенский собор на лимузине в сопровождении пяти полицейских машин. Вокруг церкви дежурили охранники. Прессу на свадьбу не пригласили, и поначалу рассерженные таблоиды возвестили, что Турман и Хоук были вынуждены вступить в брак. Но многочисленные свидетели утверждают обратное. «Они смеялись весь вечер. Они очень, очень счастливы», – сказал официант, обслуживавший свадебный банкет. Церковные служители рассказали, что Хоук заказал огромное количество цветов и вся церковь во время церемонии была пропитана запахом фиалок. «Это идеальный союз, – сказал один из священников. – Они прекрасная пара». На свадьбу прекрасная пара пригласила многих своих друзей – в том числе актеров Ричарда Гира, Роберта Шона Леонарда и других.

Когда же свадебные колокола отгремели, Ума Турман временно переквалифицировалась в домохозяйку. Особняк, который купили молодожены, был очень красив, но невероятно запущен: в нем никто не жил несколько десятков лет. В маленькой нью-йоркской квартире, где Турман и Хоук обитали ранее, не было места для детской комнаты: по словам Турман, им даже некуда было приткнуть колыбель и стол, на котором можно было бы перепеленать ребенка. И поэтому Турман в срочном порядке начала ремонтировать и заново обставлять свой новый особняк. Хоук не мог ей помогать – он в это время снимался в Канаде в фильме «Снег падает на кедры». Его жена сама консультировалась со строительными подрядчиками, выбирала сантехнику, командовала грузчиками, расставлявшими мебель…

«Все эти годы я откладывала на потом саму жизнь, – признавалась она позже. – Я работала, и мне казалось, что жить я буду потом».
Ситуация изменилась, когда в 1996 году на съемках фильма «Гаттака» она познакомилась со своим партнером Итаном Хоуком. Он был на год моложе нее, но тоже имел довольно впечатляющее досье: играл в фильмах «Общество мертвых поэтов», «Реальность кусается», «До рассвета»; основал в Нью-Йорке театральную труппу Malaparte; написал роман «Самое горячее состояние» (The Hottest State). Одним словом, Хоук – довольно нестандартный персонаж для голливудской тусовки.
Поначалу на главную роль в «Гаттаке» долго «сватали» Брэда Питта, но когда уговорить его не удалось, продюсер Денни ДеВито согласился взять менее знаменитого Хоука в фильм о будущем, где людей выращивают из пробирок. Герой Хоука – один из немногих, «сделанных» естественным путем, а не с помощью генной инженерии. По этой причине ему категорически возбраняется занимать какие-либо ответственные посты, однако он не желает мириться с уготованной ему участью человека второго сорта. С помощью хитрых уловок он проникает в космическую корпорацию «Гаттака», где знакомится с холодной, прекрасной и недосягаемой работницей отдела кадров (Турман), задача которой – проверять и отсеивать всех «неблагонадежных»…

Сама Турман очень уклончиво говорит о своем знакомстве и романе с Хоуком, а вытянуть из этой «железной леди» что-нибудь интересное можно только в том случае, если она сама того хочет. Но зато режиссер Эндрю Никкол, поставивший «Гаттаку», говорит, что в жизни Турман оказалась совершенно не такой, какой он ее представлял. Ума постоянно шутила и прикалывалась ко всем, в том числе и к своему напарнику. Однажды, по воспоминаниям Никкола, он снимал крупный план Хоука, а Турман в это время подкралась к нему снизу и связала шнурки на его ботинках! «Она гораздо забавнее и хулиганистее, чем может показаться на первый взгляд, – уверяет Никкол. – Даже ее пороки полны очарования. Я бы не советовал вам ее провоцировать – она может быть опасной. И вместе с тем она милый, домашний человек, хотя и может заказать обед в ресторане на 12 языках!»
Итан Хоук признавался впоследствии, что поначалу страшно робел в присутствии своей знаменитой и сексапильной партнерши. Конечно, Хоук – тоже крепкий орешек по части личных секретов, но во время рекламной кампании «Гаттаки» его все же удалось раскачать на несколько слов о пресловутой «динамике взаимоотношений» на съемках «Гаттаки».

«Присутствие Умы несомненно оказало благоприятное воздействие на нашу работу, – осторожно сказал он год назад. – Потому что Ума – очень талантливая, умная и целенаправленная женщина, и она всегда все доводит до совершенства. Она выросла в кино, никогда не играла в театре, и тем не менее самодисциплины в ней больше, чем у кого-либо из нашего поколения. Мало кто из сегодняшней молодежи интересуется теорией актерской игры и сравнивает разные актерские школы. У Умы были прекрасные учителя. В то время как я снимался в «Обществе мертвых поэтов», она играла у Стивена Фрирса в «Опасных связях». Ей посчастливилось работать со многими великими людьми. При росте в шесть футов Ума невероятно красива – и это невольно внушает робость каждому, кто впервые ее видит. Но стоит только познакомиться с ней поближе, и ты сразу видишь, как она доброжелательна и справедлива».
Хоука явно сердит вопрос, были ли влюблены в Уму Турман другие члены съемочной группы.

«Этого я не знаю, хотя она того стоит. Как бы то ни было, но Ума ухитрялась со всеми быть ровной, приветливой и сердечной».
Стала ли она для него «одной-единственной на свете»?
«Не думаю, что у мужчины может быть «одна-единственная» женщина. К тому же вряд ли на этот вопрос можно ответить с полной определенностью. Слова часто звучат фальшиво, когда речь заходит о любви. И вообще, давайте закроем эту тему!»
Похоже, Ума Турман нашла спутника жизни под стать себе: Хоук такой же, как и она, яростный борец за неприкосновенность частной жизни и такой же интеллектуал, сопротивляющийся навязываемому ему амплуа «культурного секс-символа».
Ума Турман недавно призналась, что «порой специально старалась казаться неинтересной», чтобы на нее поменьше обращали внимания. Но с самого начала карьеры интерес к ней был огромен. Так получилось, что в своих первых ролях она неизменно представала перед зрителями обнаженной, обольстительной и сексапильной. Сегодня Терри Гиллиам уверяет, что страшно жалеет о задержке выпуска на экраны его «Мюнхгаузена» – не из-за сражений со студийными цензорами, а потому что из-за этого зрители впервые увидели Уму обнаженной в «Опасных связях»!

«Я считаю, что мир должен впервые увидеть ее прелести такими, какими хотел показать их я! – полушутя-полусерьезно говорит он. – У Умы есть уникальное качество – она умеет вести свою линию даже на фоне знаменитых исполнителей. В «Мюнхгаузене» ее партнерами были Олли Рид, которого в лучшем случае можно назвать опасным человеком, и такой мощный актер, как Джон Невилл, и она не потерялась рядом с ними, а ведь ей было всего 17 лет!»
К 18 годам у Турман уже был титул самой сексапильной молодой звезды. Сегодня 28-летняя Турман называет раннюю стадию своей карьеры «шизофренической» и объясняет это следующим образом: «Я очень рано созрела физически, но чувствовала себя в ту пору совершенно не сексуальной. Конечно, я любила провокации, и мне хотелось побыстрее все испытать. Порой я чувствовала себя неловко в ролях, которые требовали от меня проявления сексуальности. Я пыталась играть то, чего никогда не испытывала. Это было очень странно – я словно раздваивалась».
Кульминацией «эротической стадии» карьеры Турман стала лента Фила Кауфмана «Генри и Джун», где 19-летняя актриса сыграла жену писателя Генри Миллера, бисексуалку Джун, которая стала музой Миллера и их общей любовницы, французской сочинительницы эротической прозы Анаис Нин.

«Мы с Кауфманом не очень ладили, – вспоминает сегодня Турман. – Он требовал как можно больше сексапильности – гораздо больше, чем было заложено в официальном сценарии. Мне это было неприятно. Я не считаю себя ни жеманницей, ни ханжой и там, где это эстетически оправданно, охотно иду на риск. Но здесь я взбунтовалась. До этого я никогда не пыталась противиться режиссеру, и мне было страшно. Я избрала тактику непрямого сопротивления: никогда не заявляла открыто, что не буду чего-то делать, но когда включалась камера, я играла сцену так, как считала нужным. Конечно, я понимала, что потом режиссер все сделает по-своему с помощью дублерш, но все равно старалась играть так, как считала правильным. Наверное, он решил, что вместо профессиональной исполнительницы получил маленькую глупенькую невротичку. Но для меня этот фильм был настоящим посвящением в актрисы, и я горжусь им, потому что из этого поединка я вышла сильнее, чем была раньше».
Кауфман уверяет, что не использовал никаких дублерш, и что вся обнаженка, появляющаяся в кадре – самые что ни на есть «натуральные» Ума Турман и ее партнерша Мария Де Медейрос. Похоже, он совершенно не сердится сегодня на Турман, доставившую ему столько хлопот.

С тех пор Турман часто шла на конфронтацию с режиссерами, ухитряясь при этом оставаться с ними в хороших отношениях. Порой ей удавалось все сделать по-своему, иногда она терпела поражение. К числу последних случаев относится работа в «Бэтмэне и Робине»: для роли злодейки по имени Ядовитый Плющ она специально изучала пластику движений актеров японского театра Кабуки и, по ее признанию, «использовала многие приемы роковых женщин, оставшиеся в истории мирового искусства».
«Ядовитый Плющ – героиня оперных масштабов, – считает Турман. – Это существо – из тех, кто думает и говорит, а не из тех, кто дерется или царапается. Мне было страшно представить себе, что она кого-то ударит. Вся финальная драка была совершенно бесполезной, она была ниже достоинства Ядовитого Плюща… Но я не могла ее отменить, поэтому все осталось, как в сценарии…»
Наверное, из Умы Турман вышел бы неплохой режиссер или продюсер. Остается только пожалеть, что она, в отличие от многих коллег, не пытается заниматься иными сторонами кинопроцесса: у нее есть для этого все задатки.
Родившаяся 29 апреля 1970 года в Бостоне Ума Турман выросла в семье теолога и знатока буддизма Роберта Турмана. Ее мать, шведка Нена, приехала в Америку, чтобы стать хиппи, но преуспела в амплуа манекенщицы. Вскоре она стала женой лидера контркультуры Тимоти Лири, а после развода с ним – супругой его лучшего студента Роберта Турмана.

У Умы Турман эффектная родословная. Ее бабушка по отцовской линии – театральная актриса Элизабет Фаррар, которая когда-то была подругой Бэтт Дэвис. Отец Умы – первый американец, который официально стал буддийским монахом. Некоторое время он жил в тибетском монастыре, но потом вернулся в США, где стал главным специалистом по буддизму и деканом религиозного факультета в Колумбийском университете. Мать Умы, походив несколько лет в манекенщицах, постепенно остепенилась и тоже обрела солидную профессию – стала психотерапевтом.
Своим детям супруги дали имена индуистских божеств – Дечен, Ганден, Мирам и Ума (последнее слово означает «возлагающая благословение»). Увлечение родителей Востоком продолжалось долго, они жили в Индии, пока Ума училась в начальной школе. Средние и старшие классы Ума окончила в Вудстоке; но даже в Америке отец с матерью постоянно «причащались» к восточной мудрости: к ним часто приезжали монахи со всего мира, среди них был даже Далай-лама, которого Турман-старший сегодня называет своим большим другом. Несколько лет назад отец Умы Турман вместе с Ричардом Гиром основал общество «Тибетский дом», помогающее беженцам, преследуемым китайскими коммунистами.

Еще во время учебы в школе Ума поняла, что она не такая, как все – слишком умна и слишком… некрасива. Тощая, как жердь, с длинными ногами и руками и странными чертами лица – такой была она в подростковом возрасте. В 15 лет, устав от постоянных издевательств одноклассников, Ума бросила все и уехала в Нью-Йорк, где несколько месяцев зарабатывала на жизнь мытьем посуды и позированием для модельных агентств. Она уверяла впоследствии, что обе профессии ее не прельщали: «Работа фотомодели мне ужасно не нравилась – ведь мы по сути все время призывали: «Покупайте! Покупайте больше!» Не честнее ли было пойти работать за прилавком?»
К счастью, она решила пойти не в продавщицы, а на кинопробы. В 16 лет Турман получила первую роль в малобюджетном триллере «Поцелуй папочку на ночь», который по выходе был разруган в пух и прах; однако исполнительницу главной женской роли заметили и пригласили в более престижные проекты.

Карьера Турман-вамп с самого начала имела интеллектуальный оттенок: она играла в экранизациях классики («Опасные связи»), у элитарных режиссеров (Кауфмана, Фрирса, Гиллиама). Но долгие годы она оставалась просто красивой женщиной-загадкой, известной в основном своим странным браком с Гэри Олдманом – браком, который чуть ли не мгновенно распался (разумеется, и эта тема строго-настрого исключена из разговоров с журналистами). И только «Криминальное чтиво» слегка приоткрыло миру иную Уму – бесшабашную, отчаянную авантюристку, готовую в любую минуту ринуться навстречу приключениям. «Впервые за много лет мне было забавно на съемках, – говорит она, вспоминая работу с Тарантино. – Я почувствовала, что актриса может быть полноправным партнером режиссера, а не дурочкой, которая не понимает, чего от нее хотят».
Сегодня в планах Турман нет ни одного проекта. Предполагается, что ее творческий отпуск затянется как минимум на год. Будем надеяться, что ко времени возвращения Турман в кино Тарантино предложит ей еще одну настоящую роль!

Сьюзен Хоуард

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: