maikl duglas Благодаря дружбе с директором довильского Hotel Royal я точно знала день, час и дверной проем. И действительно, хлопнула дверца авто, и вот он сам, Майкл Дуглас, в бежевой паре. С неподвижным лицом. Потом я отметила это как его особенность. У него бедная мимика. Или это политика против морщин, или амплуа… Холодный и страстный мужчина! И тут мне страшно захотелось соврать. Ну, написать про нас, знаете, с Майклом. Как иду я, скажем, по гостиничному коридору, навстречу, естественно, Майкл. Я ему: “Ну что, брат Дуглас?”

А он, потрясенный моею красотой, мигает мне этак двусмысленно и норовит плечом задвинуть в свой номер-свит. Ну и естественно, тут я предвижу крупный заголовок в журнале “Домовой”: Майкл Дуглас соблазнился на нашего корреспондента… По-моему, неплохо, и я эту идею еще отработаю, но не на Майкле Дугласе. Майкл — это святое. Назвать его “девственником”, наверное, гипербола, но… Майкл Дуглас, имевший экранно-сексуальные связи со всеми лучшими актрисами Голливуда (и с Деми Мур! и с Шэрон Стоун! и с Кэтлин Тернер!), в жизни чертовски целомудрен. Про это знает весь Голливуд. Только его собственная жена считает, что все это трюки. Подробности читайте ниже. Так что “соблазниться на нашего корреспондента” придется кому-нибудь другому, и я еще подумаю кому.

Пункт первый. Довиль. Hotel Royal

В сентябре в Довиле проходит фестиваль американского кино. Майкл Дуглас прилетает сюда чуть больше чем на три дня. В понедельник назад, в Лос-Анджелес. Рад был, наверное, такому уик-энду: в Довиле сентябрь — несказанное, тихое, розовое время. Очей очарованье, простите. Время в стиле начала века и Антона Павловича Чехова, как и сам Hotel Royal в его стиле — с этими полосатыми обоями-диванами, собачками, пампушками поутру и коньяком ввечеру, и если здесь и есть страсти, то как в новеллах Антоши Чехонте. А вот поди ж, Майкл Дуглас, античеховский совершенно герой, любит это место, и каждый сентябрь вы его здесь встретите в баре.
Утром следующего дня Дуглас появился на премьере “Идеального убийства”. Это был красивый и бесполезный фильм. Всю дорогу герой Майкла пытался в красивых интерьерах пригробить Гвинет Пэлтроу, чего я ему от всей души желала. Но герою не везло. Герой был явно не в лучшем периоде жизни.
“Майкл, простите за этот вопрос, но у нас семейный журнал, ‘Домовой’, и нас интересует семейная тематика. В фильме вы играете мужа-убийцу. Приходилось ли вам, работая над ролью, вспомнить собственные чувства к жене? Вот вы сейчас в процессе развода с Диандрой…”
В зале захохотали. Председатель зазвякал, диктофоны щелкнули, софиты вспыхнули. Народ, усыпленный было мирным ходом пресс-конференции, взбодрился. У Майкла и мускул не дернулся. “Да, я сейчас в процессе очень болезненного для меня развода. Но если вы внимательно смотрели фильм, то заметили, что в фильме конфликт мужа и жены вокруг денег. Это не вопрос чувств. В моей личной истории деньги ни при чем. Хотя, конечно, я думаю, что, когда играл эту роль, невольно проигрывал и то, что происходит сейчас в моей душе”. Так ответственно ответил Майкл Дуглас семейному журналу. И этот безобидный, на мой взгляд, диалог попал не только во все телевизионные сообщения про фестиваль в Довиле, но еще и в популярную передачу на канале M-6 вместе с другими “вопросами года”… Хотя моя совесть чиста, я же объяснила: семейный журнал у нас, “Домовой”, и обсуждаем мы дела семейные. Мне кажется, Майкл идеальный герой для рубрики именно семейного журнала. Я подозреваю в нем бездну сыновних комплексов, которые он получил вместе с внешностью и профессией Керка Дугласа. Майкл был обречен конкурировать с отцом. Но должен же он испытывать… Ну пусть не ревность. Ну пусть не зависть. Но что-то особенное должен испытывать сын к отцу, которого он сменил на экране, не заменив его…
Хотя! Во-первых, тут я пристрастна к Майклу. А во-вторых, как сказал бы Иосиф Бродский и был бы прав, все это Фрейд для бедных.

Пункт второй. Беверли-Хиллз. Папаша Керк

Впервые увидев лицо Майкла Дугласа на экране, я испытала чувство разочарования. На экране был лже-Керк. Очевидная грубая подделка. Отсюда неприязнь к Майклу. Вместо рефлекса приязни, на который рассчитывали его продюсеры. Но тут я должна объяснить, что же у меня вышло с Керком.

 

duglas otez

Чтобы решить извечную проблему отцов и детей, Майкл Дуглас сделал невозможное: он стал еще более знаменитым и богатым, чем его отец. На фото: троица голливудских гигантов — Джек Николсон, Керк и Майкл Дугласы

Мне было двенадцать лет, и это был вполне возраст потрясений. Я увидела Керка Дугласа в “Викингах”. Керк там был рыжий, дикий, одноглазый, влюбленный в принцессу Моргану. Скакал перед ней по веслам корабля на берег. Трудная задача. Моргана же, в соответствии со сценарием, предпочитала Керку бородатого брюнета. В отличие от меня, которая раз и навсегда предпочла Керка. Фильм “Спартак” с Керком Дугласом в главной роли я смотрела уже три раза, поскольку дело происходило на следующей фазе пубертата и любовь к Керку стала осмысленной. Хотя у меня не было его фотографий и других фильмов с его участием я не видела. Для любви и верности мне хватило и двух. И для того, чтобы не принять замены в лице дьявольски похожего на него Майкла. Впрочем, это вовсе не означает, что так же о Майкле думают другие зрительницы. Как раз напротив: зрительницы думают о Майкле хорошо, и им папаша Керк не помеха в их отношениях с Майклом. Также о Майкле хорошего мнения коллеги по работе. “Он взял лучшее от своих родителей. От Керка — силу, энергию, жизненность. От Дианы — нежность, внимательность к людям. И добавил к этому собственные хорошие качества” (цитирую по биографической книге).

Те же коллеги, вспоминая папашу его, Керка, только что не плюются: “Актер, наиболее ненавидимый собратьями по профессии”. “Гордый и тщеславный эгоист”. “В ‘Викингах’ я работал на камеру так же, как и Керк, но у меня постоянно было ужасное ощущение, что камера отдалена от меня и берет только крупные планы Керка. Когда я отсмотрел материал, то увидел, что все так и есть. У Керка дьявольская энергетика” — свидетельство того самого актера, который играл в “Викингах” главную роль и совершенно мне не запомнился. И это с таким Керком предстояло бороться совсем молодому Майклу Дугласу. Конечно, ему было трудно, психологически. И тогда, в 1969-м, Майкл ушел из респектабельного отцовского дома (в Беверли-Хиллз) и поселился в коммуне хиппи, где и занялся на некоторое время черт-те чем: принимал ЛСД, галлюциногенные грибы и курил. Керк был шокирован. Вдобавок масс медиа, широко расположенные к Керку, распознали ахиллесову пяту старика и буквально поселились в лагере хиппи, ведя оттуда репортажи о пропащей жизни Дугласа-младшего. “А все дело было в том, что мой отец был для меня не просто Керк Дуглас, но божество, которое знал весь мир. Бог мой, да это был сам Спартак. Я чувствовал, что никогда не смогу приблизиться к нему. И тогда я отказался от борьбы. Я бросил это дело. Я решил стать прямой противоположностью ему”, — так романтично объяснил Майкл сегодня свое тогдашнее поведение. Надо признать, что все кончилось хорошо. Майкл единственный из четырех сыновей Керка, который стал не просто известен, но добился финансового и творческого успеха того же масштаба, что и Керк в свою эпоху. Майкл получил своего “Оскара” как лучший актер. Майкл имеет 14 млн долларов за участие в кинофильме и 350 000 за участие в телефильме. В семейном альбоме Дугласов есть много фотографий, в том числе где отец вместе со старшим сыном, потому что, в конце концов, Майкл был не только первый, но и самый любимый сын.

Пункт третий. Вашингтон–Санта-Барбара–Нью-Йорк

Пункт последний. Лос-Анджелес. 137, Лачмонт-бульвар. Квартира Майкла ДугласаПочему не задалась дипломатическая карьера Диандры Лакер?
Диандре было 19 лет, она училась, готовилась стать дипломатом, но однажды надела белое платье и пришла на вечеринку к друзьям. Там был Майкл. Белое платье и печать непорочности на челе студентки поразили его. “Я издали увидел божественное создание в белом платье. Я сказал себе: О!” Приблизительно так описывал Майкл впоследствии свои чувства. Диандра и Майкл поженились три месяца спустя, в доме Керка в Беверли-Хиллз, свидетелями были Джек Николсон и Грегори Пек. Список приглашенных насчитывал 30 персон. К моменту женитьбы Майкл был в том состоянии, что, по выражению Николсона, “у него была просто мания создать семью”. Незадолго до того он расстался со своей многолетней любовницей и хотел теперь изменить сам стиль своей жизни. Чета с новорожденным сыном вела свое очень даже неплохое существование между Беверли-Хиллз, Санта-Барбарой, Нью-Йорком и Майоркой, где Дуглас купил дом. Причем, по свидетельству наблюдателей, Майкл все свое время проводил с новорожденным сыном (с которым и потом останется в близких отношениях), в то время как Диандры постоянно не было дома: она то и дело порывалась продолжить образование и начать дипломатическую карьеру. Время от времени супруги расставались на длительное время. С самого начала их брака масс-медиа приписывали Майклу любовниц. И это в то время, когда добродетельность Дугласа-младшего была в Голливуде предметом шуток! В “похождения” Майкла не верил никто, даже писавшие про них журналисты. Но этому свято верила Диандра. Ее проблема в том, что она обладает слишком логическим мышлением. Например, она считала, что проводить три месяца съемок “Зеленого бриллианта” в джунглях Мексики в компании с актрисой Кэтлин Тернер и заниматься там только съемками и перечитыванием сценария — это против логики. Весь Голливуд хором твердил ей, что Майкл самый нелогичный мужчина в США в этом смысле. Диандра верила только своим аналитическим выкладкам. Та же история повторялась с каждой партнершей Майкла. Единственно к Шэрон Стоун Диандра парадоксальным образом не ревновала. (Кстати, пятнадцатилетие свадьбы Дугласов совпало с днем нью-йоркской премьеры “Основного инстинкта”). В конце концов, когда брак Диандры и Майкла исчерпал себя и они объявили о разводе (несколько месяцев назад), публика, двадцать лет недоумевавшая, что у этой пары может так уж не ладиться, поняла, что у Диандры всегда была счастливая соперница и в своем хроническом недовольстве Майклом Диандра, выходит, права. “Когда я работаю, у меня один приоритет — работа. И когда она закончена, мы можем проводить время вместе. Конечно, время от времени она может прийти ко мне на съемочную площадку повидаться со мной… Дилемма в том, что я страстно люблю свою профессию, профессия делает меня счастливым”, — сказал Майкл Дуглас. То есть вы поняли, да?
Итак, Майкл Дуглас — невинный трудоголик, примерный семьянин и завязавший наркоман. Такой образ утверждает сам Майкл. И я, например, ему верю. А не верю фотографу, который однажды описал свою любовь втроем с Майклом и Шэрон Стоун во время съемки рекламы к “Основному инстинкту”. Я также не верю аналитическим способностям Дианы, а кроме того, считаю, что, в очередной раз застав мужа в кровати рядом с существом женского пола, Диандра должна была бы не подавать спешно на развод, а спокойно обсудить с Майклом его версию события — например, ту, что он в потемках принял эту лежащую рядом чужую женщину за Диандру. Ну и т. д. В общем, мне есть что посоветовать Диандре с моего 15-го места 12-го ряда.

Мне обещали, что жить я буду в одном доме с Майклом Дугласом. В одном подъезде (он в доме один). Я приехала. Вальяжный провинциальный город. Напоминает хорошо раскрашенный Сочи. После Парижа витрины и реклама режут глаз. Лос-Анджелес размазан по побережью, как манная каша по блюдечку с голубой каемочкой. От Санта-Моники, где проходил кинорынок, до Лачмонт-бульвара, где стоит дом, в котором живет Майкл Дуглас, тридцать минут езды на автомобиле. Других способов передвижения здесь, похоже, не признают. Сам Лос-Анджелес плоский, низкорослый. И на Лачмонт-бульваре торчит этот номер 137, где на 27-м этаже проживает Майкл. А под ним на 24-м этаже я поселилась у друга моих друзей.
Хозяин квартиры Филипп был не так чтобы сильно холост, но и не чересчур женат. Его герл-фрэнд Сандра — серьезная и деловая девушка 38 лет, президент фирмы по недвижимости… И поскольку Сандра была хронически занята, а Майкл Дуглас отсутствовал (был в Нью-Йорке), а “кинорынок” оказался сущим базаром, то и развлекались мы с Филом собственными силами. Ездили на Филовом белом линкольне с открытым верхом по ночным заведениям Лос-Анджелеса, Фил поминутно выбегал в туалет, как бы писать, а на самом деле звонил с мобильного Сандре: “Сандра, я твой!”
Как и все лосанджелесцы, Филипп мечтал об актерской карьере и полгода назад бросил наконец свой страховой бизнес. И поступил в актерскую школу. Теперь он счастлив. “Вот вчера, — говорил мне Фил, — я был юрист в шляпе. А сегодня я Джек”. “Сумасшедший дом!” — подумала я.
Однажды мы с Филом поехали “на гору”, то есть в пресловутые Беверли-Хиллз, где, как вы понимаете, и происходят главные события жизни Голливуда (а не на экране): благодаря удачной маскировке (белый линкольн с открытым верхом) мы преодолели все посты (в одном месте Фил все-таки что-то там предъявил — кажется, это был студенческий билет). Немного дорожного серпантина, вверх-вверх, и вот он, дом Керка. Хорошо виден сквозь заросли розового терновника. Огромный, подсвеченный прожекторами… Да нет, собственно, не такой уж и большой. Просто подсветка эффектная в ночи. “Вот здесь ихнее самое гнездо и есть”, — что-то вроде этого сказал по-английски Фил. Но ничего не дрогнуло во мне, не сжалось сердце, нет. Постояли, посмотрели. Тишина тишайшая. Соседние особняки тоже не дышат. “Поехали отсюда, Фил, что тут делать”, — сказала я.
Возле дома Филиппа (и Майкла) на Лачмонт-бульваре бил фонтан, и попасть туда можно было только через контрольно-пропускной пункт. Внутри дома #137 тоже все было непросто. Хотя мебель в холле могла бы быть поотвязней и розы в вазе на этажах — покрасивее. Главный администратор подъезда, леди с большой буквы, тяжелая, отказалась показать мне квартиру-музей Дугласа (квартира-музей потому, что Дуглас здесь бывает приблизительно раз в месяц). Зато показала две другие квартиры, сдаваемые хозяевами внаем. Квартиры были хорошие, с окнами во всю стену, с видом на весь размазанный Лос-Анджелес, но отвратительного дизайна — рококо, с розочками и золочеными завитушками. Про рококо я сказала вслух. Администратор обиделась и, помолчав, заметила: “У Майкла-то в двести раз лучше”. Приходилось верить на слово.
Поскольку в Лос-Анджелесе центральное отопление отключили (или не включали), я решила посушить свой купальник на электрообогревателе у Филиппа… Вот везде пишут для дураков: не сушите… Ладно. Пожар мы потушили своими силами. Но не за это меня Филипп чуть не убил, а за шутку. “Представляешь, возвращается Майкл Дуглас из Нью-Йорка… Что такое? А на Лачмонт-бульваре посреди черненького пепелища бьет фонтан”.

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: