intervju dzhim kerri(«Аферисты: Дик и Джейн развлекаются»)

Джим Кэрри входит в номер нью-йоркской гостиницы «Уолдорф-Астория», и на его знаменитом «резиновом» лице сияет широкая улыбка. Чему же он радуется?
«Я счастлив, что снова оказался в Нью-Йорке, – говорит актер. – Мне так тут нравится!..»
44-летний Кэрри считает Большое Яблоко магическим местом: «Каждый раз, когда я хожу по здешним улицам, у меня такое чувство, как будто я нахожучь внутри фильма. Каждый угол здесь удивителен…»

На Кэрри темные брюки и футболка с буддистской символикой и надписью Buddha on the Inside («С Буддой в сердце»). Мы беседуем с ним о комедии «Аферисты: Дик и Джейн развлекаются» (Fun with Dick and Jane, 2005), где он и Тея Леони играют Дика и Джейн Харперов – супругов из среднего класса, которые встают на преступный путь, когда «американская мечта» начинает ускользать от них. Поначалу эти новички в мире криминала выглядят нелепо и смешно, а их дилетантские ограбления заканчиваются неудачно, но постепенно они обретают нужные навыки, пополняя свои денежные ресурсы за счет тех, кто, на их взгляд, заслуживает экспроприации.
Новая комедия режиссера Дина Паризо – это ремейк фильма 1977 года с участием Джорджа Сигала и Джейн Фонды (старая лента, поставленная Тедом Котчеффом, шла в советском кинопрокате под названием «Забавные приключения Дика и Джейн»). Действие картины разворачивается в 2000 году, в «невинное», по утверждениям ее создателей, время – до шумной истории с компанией Enron и других недавних корпоративных скандалов. Джим Кэрри, на счету которого немало бесшабашных комедий, говорит, что счастлив быть частью фильма, обладающего помимо юмора еще и социальной значимостью…

Анджела Доусон: Вы с Теей давно хотели поработать вместе. Почему это случилось только сейчас?
Джим Кэрри: Да, мы в течение нескольких лет думали о каком-нибудь совместном проекте, но все складывается тогда… когда складывается. Мы со Стивеном Спилбергом тоже давно мечтаем сойтись на съемочной площадке. И сойдемся, когда звезды наконец нам это позволят.
– Известно, что вы с Теей блестящие импровизаторы. Старались ли вы превзойти друг друга по этой части?
– Я не пытаюсь никого превзойти. В этом залог взаимного уважения и сосуществования. У каждого из нас свой талант, и мы получали удовольствие от совместного творчества. В нашей паре «Сонни и Шер» я был Шер, а она играла роль Сонни…
– Как вы думаете, не вдохновит ли ваша картина жителей пригородов на криминальные «подвиги»?
– Нет, не думаю, что кто-нибудь, посмотрев ее, пойдет грабить магазины. Наш фильм – вовсе не удар по нравственности; это скорее протест против жадности…
– Ходили слухи, что на съемках возникли какие-то проблемы, что многое пришлось переснимать…
– Действительно, над некоторыми сценами работа велась довольно долго, но мы видели в этом возможность отшлифовать их, добавить в них больше смешного, поднять их на другой уровень.
– В этой ленте, как и во многих других с вашим участием, много физического действия. Наверное, без синяков и шишек не обошлось?
– Точно! На каждом фильме мне достается. Что ж, это часть моей жизни. Словно я участник экстремальных игр… У меня одна лодыжка больше, чем другая, – результат многих вывихов. Когда мы снимали сцену с Рене Зеллвегер в картине «Я, снова я и Ирэн» (Me, Myself & Irene, 2000), где она швыряет меня через забор, я во время репетиций сильно повредил эту лодыжку, но дубль за дублем продолжал прыгать и приземляться на ту же ногу… Знаете, когда ты работаешь, тебе все нипочем. Чувствуешь себя сверхчеловеком. И если предстоит много физической нагрузки, то нужно быть готовым к синякам и ушибам…
– Вы родились в Канаде, в провинции Онтарио, но сейчас стали натурализованным американским гражданином. Как по-вашему, что такое «американская мечта»?
– Мне кажется, что самая великая американская мечта состоит в том, чтобы все люди смогли обеспечить достаток своим семьям. Это никогда легко не достается, но настоящие проблемы возникают тогда, когда в дело вступает жадность. Мне могут сказать: «Ну хорошо, у тебя уже есть куча денег, чего же ты не угомонишься?». А я отвечу, что просто продолжаю делать свою работу, которая у меня получается лучше всего. Еще я считаю, что нужно повысить ответственность корпораций перед обществом и обращать больше внимания на то, как к нам относятся в остальном мире. Мы должны прислушиваться к другим…
– А не может ли «остальной мир» воспринять Дика и Джейн как типичных американцев-материалистов, пытающихся сохранить свое положение в обществе любой ценой?
– Это верно для начала фильма. Ими руководит чувство страха. Вот где корни жадности: она появляется тогда, когда ты думаешь, что тебе все недостаточно. На эту удочку попадаются Кен Лэй и ему подобные (Кен Лэй – один из бывших руководителей скандально знаменитой корпорации Enron, входившей в число крупнейших компаний в Америке и развалившейся в результате грандиозного финансового мошенничества. – Прим. ред.). Они ведь думают, что обретут уверенность в завтрашнем дне, заработав больше нулей, чем остальные… Дик и Джейн искупают свои грехи, когда начинают отдавать награбленные деньги другим. Есть то, что важнее них самих, – вот урок, который они получили. Дик и Джейн продолжают нарушать закон, но теперь они по крайней мере руководствуются более высокими мотивами…
– Можно ли сказать, что фильм отражает наше общество?
– Безусловно, в Америке силен дух соревнования. Лозунг «Быть не хуже людей» сейчас актуальнее, чем когда бы то ни было. Посредством всяческих передач, рассказывающих о том, как стать миллионером, на зрителей оказывается колоссальное давление. Человек уже хочет стать не просто миллионером, а сверхчеловеком. Однако это давление и неспособность ему противостоять порождают в людях депрессию и отчаяние.
– Выходит, финансовый успех не означает счастье?
– Ни в малейшей степени. Да нет, конечно, неплохо иметь много денег. Я, например, благодарен судьбе за то, что имею. Но истинную радость я испытываю, когда мне говорят: «Джим, мне очень понравился твой фильм». Я наслаждаюсь, рассказывая языком кино хорошие истории и проводя время с друзьями и семьей. Чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, что это – самое главное в жизни.
– Бывают ли у вас моменты, когда вы испытываете полное блаженство?
– Я достигаю нирваны, когда успешно подавляю в себе желание съесть сырный сэндвич или еще что-нибудь в этом же духе. Когда вы поступаете правильно, то всегда тем или иным образом вознаграждаетесь. Я сам постепенно прихожу к такому выводу… А накануне Хэллоуина мы с моей дочкой вместе вырезали тыквенные головы – и это было лучшее, что случилось со мной за последнее время…
– Без какого предмета роскоши вы не смогли бы обойтись?
– У меня есть солнце, и никто его у меня не отнимет…
– Бывает, что вы устаете от комедий?
– Если бы они мне надоели, я бы перестал в них сниматься, ведь денег, которые я заработал, хватит на десять жизней. Я согласился на роль в «Аферистах», потому что меня вдохновила идея картины и я подумал, что это будет забавно делать и забавно смотреть. Но вообще-то я, если пожелаю, могу сняться в десяти серьезных фильмах подряд. Я совершенно не озабочен поддержанием своего статуса – для меня это уже в прошлом. Не думаю, что это плохо – давать людям то, чего они хотят, но и идти ради успеха на все я тоже не хочу… Честно говоря, я бы с удовольствием сыграл в исторической ленте.
– Над чем вы работаете сейчас?
– В январе я начал сниматься у Джоэла Шумахера в триллере под названием «Роковое число 23» (The Number 23). Мой герой находит книгу, в которой рассказывается о человеке, одержимом числом 23. Оно сводит персонажа книги с ума и заставляет его совершать ужасные поступки. Когда нечто подобное начинает происходить с моим героем, он замечает странные параллели между книгой и своей собственной жизнью… Кстати, у меня самого с числом 23, так же как и с числом 7, очень многое связано. Я родился в 2.30 утра. Моя дочь родилась в 12.11, что в сумме дает 23. И так – всю мою жизнь…
– Надо же, какое совпадение, что вам досталась роль в этом фильме…
– А может и не совпадение!.. (Смеется)
– Некоторые актеры уверяют, что никогда не оглядываются назад, но вы, судя по всему, задумываетесь над тем, как протекала ваша карьера…
– Они лгут. Все мы в какой-то момент оцениваем, к чему мы пришли и чего достигли. Когда оказываешься среди людей, добившихся успеха, то спрашиваешь себя: достоин ли я быть здесь? – и предъявляешь счет самому себе. Это нормально. Но нужно быть благодарным уже за то, что имеешь.
– А есть ли у вас какая-то цель на ближайшие пять или десять лет?
– У меня есть цели и духовного, и материального плана, но они не связаны с определенным местом или временем. Я постоянно нахожусь в поиске места, где мог бы обрести душевный покой, стать тем, кто заслуживает любви и восхищения. Чтобы достичь совершенства, нужно воспитать в себе такие качества, которые привлекают тебя самого в других людях… У меня смешные цели. Они настолько грандиозны, что меня могут принять за чокнутого лунатика… (Смеется)
– Например?
– Я мечтаю превратиться в светящийся шар, распространиться по планете и заполнить собою все и вся. Иногда это у меня получается: я смотрю на дерево, и мне кажется, что это моя нога. Странно, правда?
– Предаетесь ли вы медитации?
– Предаюсь.
– У вас есть духовный наставник?
– В моей жизни было много учителей, которые оказали и продолжают оказывать на меня большое влияние. На свете есть знающие люди, у которых я набираюсь ума, и еще я много читаю. Я привык думать и обо всем принимать самостоятельные решения. К церкви я отношусь сдержанно, но не вижу ничего плохого в том, чтобы люди собирались вместе по воскресеньям и читали молитвы. Должен, однако, признаться, что разочаровался в католицизме, где сильно репрессивное начало. Иисус ведь ничего не говорил о подавлении сексуального желания – это была наша идея. Сработала деловая установка: платить за семью гораздо труднее, чем за одного человека…
– Что последует за «Роковым числом 23»?
– Комедия Джея Роуча «Подержанные парни» (Used Guys), где моим партнером станет Бен Стиллер. Действие происходит в мире будущего, где правят женщины, поскольку мужчины доказали свою полную несостоятельность. Мужчин покупают и продают, словно машины. Мы с Беном играем клонов различных моделей, предназначенных для удовлетворения сексуальных надобностей. Наши герои отправляются на поиски Мэнтопии («Страны мужчин»), где сильный пол сможет вновь обрести себя.
– Существует ли такая роль, которую вы бы хотели сыграть, но которая также страшит вас?
– Я с радостью берусь за все, чего никогда не делал раньше, неважно, ждет ли меня провал или успех…

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: