silverstoun kinoГолливуд готовится к расправе. Нет, не над очередным киноманьяком и не над нехорошими инопланетянами, а над симпатичной 20-летней девушкой, трогательной блондинкой, которую голливудские герои обычно спасают из бедственных положений. Девушку зовут Алисия Силверстоун, и год назад ей пели дифирамбы. Но сегодня похвалы сменились издевательствами, ибо последний фильм юной актрисы «Лишний багаж» провалился в прокате. Выпущенный в традиционно не прибыльном сентябре, «Лишний багаж» собрал всего 14 миллионов долларов. Конечно, это не самый не прибыльный комедийный боевик с женщиной в главной роли, но шум из-за его провала был большой. Причина проста: Силверстоун была не только исполнительницей главной роли, но и продюсером фильма, который был поставлен на производственной фирме, недавно ею основанной.

Юная актриса сама нашла сценарий; сама наняла режиссера Марко Брамбиллу, который несколько лет назад удачно дебютировал в кино фильмом «Разрушитель»; самолично выбирала себе партнеров – Бенишио Дель Торо, Кристофера Уокена и других. Короче, сама проложила себе дорогу в преисподнюю.
Два года назад 18-летняя Силверстоун подписала контракт с кинокомпанией Columbia Pictures на разработку двух проектов, первым из которых стал «Лишний багаж». Финансовые условия сделки не разглашались, однако в Голливуде поговаривали, что начинающей продюсерше заплатили от 7 до 10 миллионов долларов.
На первый взгляд, в подобной сделке не было ничего особенного: еще свеж был в памяти успех комедии “Бестолковый”, где Силверстоун играла главную роль. Наверное, никто бы не стал муссировать эту историю, если бы Силверстоун было за 30 или хотя бы 25 лет. Но 18-летняя «крошка Алисия», получившая право распоряжаться крупнобюджетным кинопроектом, возмутила многих 30- и 40-летних голливудцев.

«Все говорят мне: «Ах, ты актриса, значит, все на тебя любуются, восхищаются тобой – одним словом, целуют тебя в задницу, – говорила Силверстоун два года назад, когда ее слава новой голливудской кошечки только начиналась. – Имейте в виду: никто не целует меня в задницу. Наоборот, люди обращаются со мной очень жестоко. Большинство из тех, с кем я встречаюсь по делу, заставляют меня чувствовать себя ничтожеством. Многие девчонки в толпе статисток то и дело говорят: «Почему она получает все эти роли? Она просто покупает их своим телом». Если бы они знали, как это далеко от истины! Я вообще на сегодня занималась любовью только с одним человеком! Мне не очень нравятся современные мужчины – чаще всего это просто распаленные самцы… Предпочитаю общаться с мужчинами чисто по-дружески. Ведь у парней сегодня правило: иметь как можно больше девчонок. Мне это кажется смешным. Они не понимают, что это свидетельство их страха перед жизнью и серьезными отношениями. Наверное, именно поэтому я предпочитаю из всех радостей жизни коробку с европейскими шоколадными конфетами – это надежнее и вкуснее, чем секс».

Что ж, как говаривал Форрест Гамп, жизнь похожа на коробку с шоколадными конфетами – никогда не знаешь, какая начинка тебе достанется. Так и невинные глупости, оброненные 18-летней девчонкой в минуту откровенности, газетчики начинили самыми невероятными толкованиями. Раз не встречается с парнями, значит, лесбиянка, решила желтая пресса.
Вместо того, чтобы опровергнуть вымыслы, Силверстоун только подлила масла в огонь. Когда ее спросили, насколько она доверяет своему менеджеру-женщине Кэролайн Кесслер, актриса сказала: «Мои отношения с Кэролайн – как в браке. Она всегда будет моим другом. Кэролайн помогла мне стать тем, кем я стала. Ей важнее мое счастье, нежели мой успех. Больше я никому в Голливуде не доверяю».

Лишь немногие восприняли слова о браке в переносном смысле. Пресса взахлеб печатала самые невероятные выдумки об отношениях Силверстоун и Кесслер. Никто не принимал в расчет, что Кесслер замужем и что ее муж тоже работает на Силверстоун. Сама Кесслер категорически отказалась что-либо сообщать на этот счет, ограничившись коротким замечанием – «Не ваше собачье дело», – мелькувшим в одном из бульварных листков (не исключено, что эти слова были просто придуманы).
Однако, если перелистать интервью Силверстоун за прошлые годы, можно узнать, что в 1995 году актриса жила с Муазом Шаббу, французским парикмахером, который был на 10 лет ее старше. Впрочем, актриса и сегодня охотно вспоминает о том, что было два года назад. «Я была примерной девочкой, – говорит она. – Познакомилась с Муазом, когда мне было 15 лет, и впервые поцеловалась с ним через полгода после знакомства. Мне не хотелось быть ничьим трофеем». Но постепенно их отношения зашли так далеко, что Силверстоун даже отправилась во Францию познакомиться с родителями Шаббу.

Однако путешествие было приятным лишь отчасти. «Мне очень хотелось поехать во Францию, потому что Муаз не видел своих родных восемь лет. Но парижане оказались ужасными людьми! Я бы с удовольствием всех их перестреляла! Париж невероятно красив, но люди… Они такие надменные и высокомерные! Тем не менее я не жалею о поездке, потому что была там с Муазом и его семьей. У них нет денег, но у этих людей богатая душа!»

Вскоре после большого успеха Алисии в фильме “Бестолковый” Силверстоун и Шаббу расстались. Ходили слухи, что актриса встречается с Леонардо ДиКаприо, но сама она это отрицает. «Мы с ним знакомы, но не более, – говорит она. – Мы познакомились на Форуме – это интенсивная программа актерской психотерапии. После нее я усвоила, что ни в коем случае нельзя считать себя жертвой. Когда я впервые приехала в Голливуд, то всем верила и каждый день обжигалась… Когда я снялась в «Увлечении без взаимности», надо мной смеялись и называли звездой второсортного кино, и я страшно обижалась. Впрочем, я хотела говорить не об этом, а о Лео. Меня немного удивило, что он тоже ходил на Форум. Мы здоровались, улыбались друг другу – и все. Почему-то все считали, что мы влюблены. Но потом я окончила занятия, а он остался для прохождения усложненного курса. В последний день моих занятий мы пошли в ресторан втроем: я, Лео и еще одна слушательница – Кэтлин. Самое забавное, что именно ее кто-то спросил, не играет ли она в «Увлечении без взаимности»! Люди готовы бесцеремонно приставать к незнакомому человеку, но при этом толком не знают, о чем идет речь. Кэтлин ответила этому парню: «Нет». Тогда он повернулся ко мне и говорит: «Значит, это ты играла в «Увлечении!» Слушай, подпиши автограф для моего друга!» Я жутко разозлилась и сказала: «Если твой друг хочет получить автограф, пусть подойдет сам – только после того, как мы поедим, хорошо?» Когда он ушел, я чувствовала себя отвратительно. Мне всегда так хочется оставить о себе хорошее впечатление. Лео заметил это и начал меня утешать – ему ведь гораздо чаще приходится сталкиваться с подобными выпадами поклонников. Он сказал мне: «В таких случаях нужно действовать быстро и без жалости. И сразу же об этом забывать. Когда я снялся в фильме «Что гложет Гилберта Грейпа», мне все время говорили: «Так это ты тот парень, который играет умственно отсталых?»

Может быть, именно из-за боязни навязчивых поклонников одна из самых желанных и сексапильных актрис Голливуда живет сегодня в одиночестве. Единственными официальными спутниками жизни Силверстоун являются пять собак разных пород и размеров. Но, может быть, образ жизни Силверстоун объясняется ее застенчивостью?
Летом 1997 года на вручении очередных наград МТВ актриса стала объектом внимания Джима Кэрри, который начал разыгрывать на сцене юмористическую импровизацию, рассчитывая, что Силверстоун к нему присоединится. Но вместо того, чтобы поучаствовать в хулиганствах неукротимого комика, стоявшая рядом с ним на сцене Алисия Силверстоун мучительно краснела и стеснялась.
«Джим очень смешной человек, – говорит она. – Наверное, со стороны все это было очень забавно. Но я в это время думала: «А мне-то что делать?!» Я же не героиня из фильма, а реальный человек. Еще до его выхода я чувствовала себя не в своей тарелке: там нужно читать свой текст по бегущей строке, а у меня это плохо получается. Не могу сосредоточиться на тексте, если вижу только его крохотную частичку. И вот я все дочитала, мне сразу полегчало, я приготовилась уйти со сцены, и вдруг такой сюрприз. Мне хотелось сказать ему: «Ты меня убиваешь!» Пока он говорил, мне казалось, что все смотрят только на меня. Мне было ужасно конфузно. Потом за сценой Джим извинился, сказав, что не думал, что его глупости вызовут у меня такую реакцию. Не знаю, чего он ждал? Что я поцелую его взасос?»

Эта история тоже стала предметом муссирования в бульварной прессе, и некоторые газетчики увидели в ней подтверждение того, что «мужчины Алисии не интересны».
Но оставим в стороне сплетни о личной жизни Силверстоун и посмотрим, каковы ее кинодостижения в уходящем сезоне. Картина получится довольно грустная. Летом она снялась в четвертой серии кинокомикса про Бэтмэна – «Бэтмэн и Робин», – и этот фильм стал самым малоинтересным и неприбыльным из всего сериала. А ведь во время съемок было сломано столько копий по поводу героини Силверстоун – Бэтгерл!
В начале 1996 года, накануне съемок «Бэтмэна и Робина», в прессе появились фотографии Алисии, на которых она казалась сильно поправившейся. Тотчас же недоброжелатели фильма переименовали Бэтгерл в Фэтгерл («Толстуху»). Влиятельный в шоу-бизнесе еженедельник Entertainment Weekly написал: «На церемонии присуждения «Оскаров» Алисия Силверстоун выглядела более достойным представителем семейства поросячьих, чем поросенок Малыш».

Режиссер «Бэтмэна и Робина» Джоэл Шумахер был в ярости. Будучи хорошим другом актрисы (они познакомились, когда она снималась в фильме «Няня», где он был исполнительным продюсером), Джоэл знал, насколько она профессиональна, и не сомневался, что роль Бэтгерл Алисии по плечу. «Я не понимаю, откуда берется такая ненависть ко всем, кто имеет успех, – заявил Шумахер в прессе. – Вопрос о весе особенно жесток по отношению к молодой девушке. У меня много друзей, чьи дочери изнуряют себя голодовками. Родители говорят им: «Неважно, как ты выглядишь, главное нравиться самой себе». А девчонки отвечают: «Посмотрите, как издеваются над Алисией! Она позволила себе съесть пару лишних пирожков, и теперь ее буквально расстреливают в упор!»

Но Силверстоун в очередной раз показала себя бойцом. Никто не знает, сколько часов она тренировалась и на каких диетах сидела, но за пару месяцев до начала съемок на разворотах ряда журналов появились фотографии актрисы в амплуа Бэтгерл – стройной, подтянутой и без единого лишнего грамма!
«Это была обычная трепотня прессы, – говорит сегодня актриса. – Но из-за этого я вдруг почувствовала большую ответственность за свой имидж. Я не хочу, чтобы мои ровесницы считали, будто я пропагандирую какие-то диеты или стремлюсь стать тощей. Для роли Бэтгерл мне нужно было выглядеть мускулистой, поэтому пришлось пойти на небольшие уступки, но в целом я осталась все той же Алисией – и душой, и телом».
Силверстоун признается, что не особенно волновалась из-за «Бэтмэна и Робина», потому что в тот момент гораздо больше думала о своем продюсерско-актерском проекте «Лишний багаж».

«Мне было смешно смотреть на все эти «сенсационные разоблачения», которыми были окружены съемки «Бэтмэна и Робина», – говорит она. – Хотя, конечно, когда все это касается тебя лично, становится грустно. Я была очень польщена, когда меня пригласили в «Бэтмэна…», но, наверное, в то время я еще не умела справляться с безумствами масс-медиа и просто плыла по течению, не очень хорошо понимая, что вокруг меня происходит. Все мои мысли были о «Лишнем багаже».
Сегодня, после относительной неудачи четвертой серии похождений крылатого мстителя, вопрос о следующей серии «Бэтмэна» висит в воздухе, но Силверстоун говорит, что ее это мало волнует. «Я не уверена, что пятую серию нужно снимать», – говорит она. Единственным положительным аспектом возни вокруг фильма для Силверстоун стали письма, в которых матери подростков благодарят ее за положительный пример, который она подает их дочерям. «В такие дни мне приятно быть кинозвездой, – говорит Силверстоун. – Нет ничего приятнее, чем строки: «Спасибо за то, что вы делаете для моего ребенка. Дочка посмотрела ваш фильм и перестала сидеть на диете. Теперь она не боится, что парни отвергнут ее из-за нескольких лишних фунтов веса». Здорово, когда и родители, и дети тебе симпатизируют».

«Лишний багаж» не принес актрисе даже таких маленьких радостей: фильм не имел успеха ни в одной возрастной категории. Силверстоун говорит, что «Лишний багаж» был приговорен студией задолго до выхода в прокат, потому что студийные чиновники видели его как авантюрную комедию, а актриса-продюсер хотела сделать трагикомедию о человеческих взаимоотношениях.

…Героиня фильма, богатая наследница Эмили Хоуп, страдает от невнимательности отца, вечно занятого бизнесмена. Чтобы проверить силу отцовской любви и обратить на себя его внимание, она идет на отчаянный шаг: организует собственное похищение с целью выкупа. Эмили прячется в багажник своего БМВ, рассчитывая, что скоро ее обнаружат, однако ее планы срывает мелкий мошенник Винсент (Бенишио Дель Торо), который крадет машину в самый неподходящий момент. Тем временм отец платит выкуп и, не получив взамен дочери, обращается в ФБР, а для подстраховки нанимает частного детектива и по совместительству наемного убийцу – некоего «дядюшку Рэя» (Кристофер Уокен). Теперь только от Эмили зависит, спасет ли она свою жизнь, а заодно и жизнь невольного похитителя, в которого она, естественно, влюбляется.
Студийные чиновники (как, впрочем, и зрители) ждали милой легкомысленной молодежной комедии в духе “Бестолковый”. Но актриса, которая с самого начала дала понять, что распоряжаться на съемках будет она, яростно воевала с режиссером Марко Брамбиллой, стремясь добиться того, чтобы атмосфера фильма была более мрачной. Во время съемок «Лишнего багажа», по сообщениям репортеров, на съемочной площадке то и дело вспыхивали скандалы… «Скандалы, – язвительно перебивает Силверстоун. – Берите больше – битвы! Космические сражения! Обо мне писали, что я веду себя как сумасшедшая».
А как было на самом деле?

«Были споры. Можно назвать их битвами, но никак не скандалами. Потому что даже во время самых яростных споров я и Брамбилла не теряли уважения друг к другу. Снять фильм без синяков и шишек невозможно. Но когда боль от ударов проходит, оказывается, что руководить проектом чертовски забавно! Возможно, Марко не сразу сориентировался: он-то считал, что его наняли делать «кино про красотку Алисию», а пришлось снимать кино про похищение и выживание».
После выхода фильма Силверстоун спрашивали не боится ли она подать дурной пример подросткам, среди которых много ее поклонников, ведь героиня фильма курит и пьет.
«Если зрители видят, что человек пьет и курит из-за того, что страдает, вряд ли это поощрит их курить и выпивать, – говорила Силверстоун. – Я умею серьезно относиться к своей работе и прекрасно понимаю, что на человеке, снимающем фильм, лежит большая ответственность. Я старалась показать пороки героини так, чтобы зрителям они не нравились. На свете есть много такого, что мне не нравится. Я не люблю жестокости, жадности, эгоизма и поэтому стараюсь говорить об этом в своих фильмах. Но послушайте, я же не президент Америки, я не в силах изменить мир!»
Конечно, в молодости хочется изменять мир по своему усмотрению, но Силверстоун уже в 20 лет осознала, что может лишь слегка повлиять на окружающую действительность. Тем не менее со свойственной молодости энергией актриса старалась внести свою лепту в кинопроцесс.

«Я не хотела делать привычную историю, – говорит она. – В сценарии был скрыт глубокий подтекст – о том, что такое надежда и как трудны уроки самопознания, что ты не можешь изменить одного человека, но способна найти другого, который лучше тебя поймет. Конечно, это звучит банально, но если подобные идеи рассматривать в безумной, экстремальной ситации, может получиться что-то интересное… Вернее, могло бы. Мне просто хотелось, чтобы происходящее на экране казалось совершенно правдивым и достоверным, как в реальной жизни. И тогда это должно было стать и забавным и поучительным».
Однако конечный результат не был ни забавным, ни поучительным. Попытка соединить развлекательное кино с проблемностью обернулась полным фиаско. Зрители откровенно скучали, пока герои говорили о своих проблемах, потому что все ждали очередной порции приключений. Возможно, Силверстоун и Брамбилле следовало точнее определиться с проектом до начала съемок; может быть, актриса должна была в чем-то пойти на уступки студии или, наоборот, более уверенно стоять на своем. Но поезд ушел, и сейчас поздно задавать вопросы: «А что, если?»… Сама Силверстоун, однако, по-прежнему настаивает на правильности своего представления о том, каким должно быть кино. «Почему нас обвиняют в затянутости? Эмили и Винсент долго узнают друг друга. Но зато они получают заслуженное вознаграждение.

Мы старались сделать их реальными людьми. Ведь в большинстве киношных любовных приключений зритель понимает, что ничего подобного не может быть. Все получается как по маслу, словно в сказке».
Наивность юной актрисы порой кажется умилительной. Похоже, Алисия Силверстоун забыла, что голливудское кино (по крайней мере, в его студийном воплощении) – действительно всего лишь сказка. Впрочем, Силверстоун признается, что в кино ходит редко и никогда не была ярой поклонницей девятой музы. Она даже не может правильно произнести имя актрисы, получившей в этом году «Оскар» за лучшую женскую роль. «Франсин… кажется Дорманд», – неуверенно произносит она, имея в виду Фрэнсис МакДорманд. Правда, Силверстоун сразу же, чуть ли не оправдываясь, говорит, что самостоятельно занимается киноликбезом: недавно пыталась смотреть «Дзету» Коста-Гавраса. «Приходилось прокручивать в замедленном режиме, – признается она. – Субтитры мелькают так быстро – ничего не разберешь!»

Может быть, Силверстоун ищет свои европейские корни? Ее отец Монти Силверстоун родился в Англии, занимался куплей-продажей недвижимости, но в душе мечтал стать актером. Он выпустил книгу «Советы Монти», а недавно все-таки смог реализовать свою мечту, сыграв в эпизоде сериала «Нераскрытые преступления». Но это было потом, а в начале своей карьеры агента по продаже недвижимости Монти Силверстоун переехал во Флориду, где познакомился с еще одной представительницей британской державы, проживающей в США, стюардессой Диди. Вскоре они поженились, и Диди приняла иудейскую веру своего мужа.
Силверстоуны жили в небольших городках Калифорнии, много путешествовали по миру, и каждое лето родители с детьми выбирались в Англию. Когда Алисии исполнилось шесть лет, отец, пытаясь реализовать с ее помощью свои актерские амбиции, начал усиленно проталкивать Алисию в фотомодели. Силверстоун говорит, что она терпеть не могла позировать, но хотела заслужить одобрение отца и потому старалась произвести на всех хорошее впечатление.

Позирование не помогло ей попасть в кино. Заинтересовались ею только однажды – во время проб на фильме «Бесконечная история-2», но ей не удалось пройти финальный конкурс. И тогда она решила взяться за дело сама. Записалась на курсы актерского мастерства, и через своего учителя нашла себе агента – Кэролайн Кесслер.
Это было летом, перед началом занятий в 10-м классе. Вскоре, благодаря стараниям Кесслер, Силверстоун удалось получить роль в быстро угасшем сериале «Я и Ник» (сняли несколько эпизодов, которые ни один канал не захотел купить), а через год она экстерном закончила школу, перебралась в Лос-Анджелес, получила главную роль в фильме «Увлечение без взаимности» и легально оформила свою независимость от родителей.

«Я нырнула в эту жизнь, как в водоворот, – вспоминает она. – У меня не было никаких связей».
Первая большая роль в 15 лет – тяжелое испытание. Опыта у начинающей актрисы не было никакого, и поэтому она согласилась играть в пресловутом «Увлечении…» – идиотской истории о 14-летней школьнице, влюбленной в журналиста и преследующей своего избранника с психопатологической настойчивостью.
«Когда я приехала на съемки в Ванкувер, мне было так страшно, что я вообще не могла говорить, – вспоминает она. – Мой партнер Кэри Элвис старался помочь мне, как мог. Он все время повторял: «Все будет хорошо, с тобой ничего не случится». Наверное, у меня был затравленный вид».
Потом критики пощадили наивную дебютантку, но зато беспощадно издевались над глупым сценарием, неуклюжей режиссурой и скованностью Кэри Элвиса в роли объекта ее страсти.
За ролью в «Увлечении без взаимности» последовали не менее глупые роли в фильме «Крутой и чокнутый», который снял по дешевке кабельный телеканал Showtime, и «Настоящем преступлении» с Кевином Диллоном, про который Силверстоун отзывается следующим образом: «Это было ужасное, омерзительное испытание. Мне приходилось быть неофициальным продюсером, помощником режиссера, его личным ассистентом. Мы с Кевином были единственными людьми, которые хотели сделать что-нибудь для спасения фильма. Каждый день я говорила себе, что нужно оттуда уматывать. Я была очень несчастна».

Несостоявшийся сериал, глупые роли в плохих фильмах, скандалы с продюсерами (Силверстоун категорически отказывалась сниматься обнаженной, и никакие уговоры продюсеров не могли ее поколебать), отсутствие знакомств с влиятельными людьми в шоу-бизнесе… Казалось бы, карьера начинающей актрисы вот-вот сойдет на нет. Но летом 1994 года грянул гром: на церемонии вручения наград на МТВ выяснилось, что в молодежной среде выпущенный на видео фильм «Увлечение без взаимности» пользуется огромной популярностью. Поскольку премии МТВ присуждают не академики, а сами зрители, получатели наград автоматически становятся самыми модными актерами сезона.
Конечно, фильм «Увлечение без взаимности» не был событием, но событием стала сама Алисия Силверстоун. Никому не известная блондинка получила сразу две премии – за лучшую роль-прорыв и лучшую злодейскую роль сезона (обойдя в этой категории Джона Малковича в картине «На линии огня», Рэйфа Файнса в «Списке Шиндлера» и динозавра Рекса в «Парке юрского периода»). Вскоре после этого имена Силверстоун и маэстро Спилберга пересеклись весьма нестандартным образом: после того, как фотографии Алисии с двумя наградами МТВ (словно пародирующие снимки Спилберга с двумя «Оскарами») обошли все печатные издания, родилась знаменитая формула: «Алисия Силверстоун – это Спилберг от МТВ!»

Однако зрители МТВ, проголосовавшие за Алисию, вовсе не имели в виду ее киноработы. Конечно, они голосовали за нее по кинокатегориям, потому что это был киноконкурс. Но популярной у молодежи Силверстоун стала благодаря трем знаменитым видеоклипам группы «Аэросмит», в которых она прыгает с моста, кадрит простодушного фермера и гоняет на открытой машине по американским шоссе. Роли эти опять-таки нашла ей неутомимая Кесслер.
Кстати, именно тогда и начались первые разговоры о лесбийских склонностях Силверстоун. Дело в том, что история создания этих клипов довольно необычна. Помимо Силверстоун, в них снялась Лив Тайлер, дочь Стивена Тайлера, вокалиста группы «Аэросмит». Вот что рассказывает сама Тайлер об этих клипах:
«Когда был готов первый монтажный вариант, мы с папой его посмотрели и очень удивились. Они снимали нас с Алисией просто как дурачащихся девчонок, но потом так смонтировали, что получалось, будто мы лесбиянки. А еще они склеили момент, когда я выхожу раздетая из спальни, с кадром, где папа рассматривает свой пупок. По-моему, он просто обалдел, когда это увидел. Он закричал, что уничтожит эту пленку к чертовой матери. Конечно, они были вынуждены все переделать».
Хотя окончательная версия клипа получилась довольно целомудренной, история его создания с аппетитом обсуждалась по всей Америке. Алисию и Лив назвали новыми секс-символами поколения.

«Не думаю, что я играла секс-символ, – говорит Силверстоун. – Мне кажется, героиня клипов – обычная девчонка, просто у нее в тот день было паршивое настроение, вот она и взбунтовалась. Конечно, она делает все то, что хотели бы делать подростки, если бы им не запрещали родители. После выхода клипа мне писали девушки-поклонницы, но не о сексе, а о том, как это здорово, красиво, забавно. А парни – послания с признаниями в любви».
Радуясь любви зрителей, Силверстоун, однако нисколько не обольщалась относительно любви Голливуда. Ее слава держалась на сомнительных фильмах и клиповой популярности. Поэтому с первых же шагов в кинобизнесе она начала искать возможность стать настоящей актрисой.
Силверстоун отчаянно добивалась главной роли в «Ускользающей красоте» Бертолуччи, но тот, по иронии судьбы, предпочел ей Лив Тайлер – подружку Алисии по клиповым безумствам. Силверстоун никогда не затрагивала этой темы в интервью, но именно это свидетельствует, как глубоко она была уязвлена отказом итальянского маэстро. Актриса попыталась компенсировать эту неудачу участием в проекте другого европейского маэстро – француза Алена Корно, незадолго до этого собравшего обильный урожай «Сезаров» за «Все утра мира». Но его следующий фильм «Новый свет», в котором снялась Силверстоун, провалился во Франции, а в американский прокат не вышел вообще.

После этого актриса свернула на более проторенный путь: летом 1995 на экранах Америки появилась ее романтическая молодежная комедия “Бестолковый”. Если первый фильм Силверстоун «Увлечение без взаимности» критики обозвали молодежным вариантом «Рокового влечения» Лайна, то оценивая “Бестолкового”, провели куда более высоколобые параллели, в частности с «Эммой» Джейн Остин.
Именно после успеха этого фильма руководитель Columbia Марк Кэнтон в припадке расточительства предложил ей производственную сделку. Через год его уволили за то, что он заплатил Джиму Кэрри 20 миллионов за роль в «Кабельщике», но контракты и обязательства остались, и их нужно было выполнять. Силверстоун оказалась под перекрестным огнем: молодые и симпатизирующие ей сотрудники зачастую были не опытнее ее самой, а старшее поколение голливудцев чувствовало себя оскорбленным из-за того, что ими руководит девчонка.
Легкомысленные высказывания актрисы о своем новом статусе не помогли ситуации. «Думаю, Деми Мур и Вупи Голдберг все-таки зарабатывают больше, – обронила Силверстоун после подписания контракта. – Но я не очень задумываюсь о деньгах. Приятно, конечно, когда тебе много платят, но я до сих пор не могу представить себе эти суммы живьем. Сразу же возникает вопрос: а что делать с такой кучей долларов? Я хочу основать собственный фонд защиты животных, хоть какая-то польза будет».
Любовь Алисии к животным широко известна. Мало того что дома у нее пять собак, она еще и защищает наших меньших братьев во всех интервью.

«Животные ближе к Богу, чем люди! – безапелляционно заявляет она. – Откуда взялась эта дурацкая идиома «пробудить в человеке зверя»? Когда в человеке пробуждается его животное начало, он становится добрее и понятливее».
Может ли она поделиться с читателями, кто является ее идеалом мужчины?
«Конечно. Мой английский дедушка. Ему 94 года, и я люблю его больше всех мужчин на свете. Он самый симпатичный и милый, у него восхитительные взгляды на женщин и очень красивые уши и руки».
Что, по мнению Алисии, стало причиной ее травли в последнее время?
«Меня уже не раз спрашивали об этом. Причин две: моя молодость и то, что я женщина. Люди могут простить один из этих «грехов», но оба – никогда! Отчасти я их понимаю. Во мне еще много наивности, и я по-прежнему огорчаюсь, когда приходится кому-то отказывать или кого-то обижать. Мне не хочется скатываться в цинизм, но, наверное, в здоровых дозах он необходим каждому, кто работает в Голливуде».

Хотелось бы ей, чтобы ее все любили, как легкомысленную героиню фильма “Бестолковый”?
«Не думаю, что я тогда всем понравилась. Возможно, в этом и заключался секрет успеха фильма. “Бестолковый” – странная история. Сначала, когда я пришла на пробы, мне показалось, что режиссер Эми Хекерлинг меня ненавидит. Она молча сидела во время собеседования с продюсерами – ангельское лицо, мрачный взгляд… После встречи я сказала моему агенту: «Я отвратительна этой женщине, не понимаю, зачем она хотела со мной встретиться». И услышала в ответ: «Она со всеми так общается, но пригласить в свой фильм хочет только тебя» Подписав контракт на съемки в “Бестолковом”, я осмелилась сказать Эми, что она кажется мне немного странной. Она только пожала плечами. До сих пор не знаю, что она обо мне думает. Когда мы снимали фильм, я думала, что над моей героиней будут потешаться на всех углах, но многие ее полюбили, хотя некоторые приняли в штыки. А главное – все почему-то подумали, что она – это я, Алисия! Клянусь вам, Алисия Силверстоун не имеет с этой легкомысленной девчонкой ничего общего. У меня своя жизнь, свои проблемы и мне приходится очень много работать».
Бывают ли в жизни Алисии моменты, когда она чувствует себя непривлекательной?

«Еще бы! Более того, мне очень трудно чувствовать себя привлекательной. Гораздо уютнее спрятаться за старыми брюками и темными очками, чтобы тебя никто не узнал».
Собирается ли она учиться дальше, или ей хватит школы?
«Пока – хватит. Если захочу учиться, обязательно пойду в университет, но сейчас мне с лихвой хватает уроков, получаемых на съемочной площадке».
Уроки, полученные в нынешнем сезоне, стали для Силверстоун уроками унижения. Но Голливуд любит лицезреть не только падения, но и взлеты. Именно так и рождаются легенды.
Сегодня в планах Силверстоун – несколько проектов, висящих в воздухе («Деньги на халяву» и «Я мечтаю о Дженни»), и один, который она клянется осуществить обязательно. Это – «Разрушительницы» (Breakers), проект, в котором она будет сниматься с легендой Голливуда Анжеликой Хьюстон. Они будут играть мать и дочь – тандем мошенниц, которые терроризируют мужчин.
Нет ли противоречия в том, что экс-возлюбленная Америки будет играть мошенницу и хищницу? Нет, наверное, поскольку личность Силверстоун соткана из противоречий. Она может быть милой, как кошечка, и в то же время сильной как доберман; она романтик в душе, но не может найти свою половину в этом мире; у нее невероятно независимый характер, но она говорит, что не выживет без своего менеджера. Это кинозвезда, которая не любит Голливуд; продюсер, который не ищет легкого успеха; наконец, девушка, которая дома питается только вегетарианской пищей, но в ресторане охотно доест бифштекс за своего спутника.
«Не пропадать же добру!» – смеется она.

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: