ford charisson akterХаррисон Форд говорит, что очень хорошо помнит свое детство, которое пришлось на годы холодной войны. «В школах преподавали военное дело – учили детишек, как себя вести в случае ядерной атаки, – невесело улыбается он. – А наши соседи строили во дворе бомбоубежище». Тем не менее актер уверяет, что он так и не поверил в «империю Зла», каковой рисовали Советский Союз.

Форду удалось избежать службы в армии, поскольку он написал и послал в военное министерство целый трактат о своих убеждениях. «я не знаю, что они с ним сделали, – говорит Форд, – но повестку мне так и не прислали. Наверное, решили, что с таким занудой лучше не иметь дела». Широтою взглядов Форда можно объяснить, почему актер, который всю жизнь играл типично американских героев, принял участие в фильме «К-19» – истории времен холодной войны, рассказанную с точки зрения советских военных. Форд не только сыграл главную роль в 100-миллионном эпосе, но и выступил на проекте исполнительным продюсером.

«К-19» в художественной форме рассказывает о реальных событиях, которые едва не привели к началу третьей мировой войны. В этом фильме речь идет не о знаменитом и подробно описанном историками Карибском кризисе, а о малоизвестном инциденте, происшедшем на неисправной советской подводной лодке К-19, несшей ядерные боеголовки. Только благодаря бесстрашию и самоотверженности ее капитана и команды была предотвращена самая страшная катастрофа в истории Земли.

Подводная лодка К-19 была гордостью советского военного флота. Она была своего рода ответом Советского Союза Соединенным Штатам, где уже были построены субмарины подобного класса. Изготовленная ударными темпами подводная лодка была спущена на воду летом 1961 года; в спешке, видимо, что-то не успели доделать, и во время первого же плавания в Северной Атлантике вышла из строя система охлаждения реактора. Это грозило ужасающими последствиями: в случае взрыва не только погибли бы все люди на борту, но и была бы поражена радиацией огромная территория. Но еще страшнее было то, что неполадки на советской лодке начались, когда она была неподалеку от острова, где располагалась военная база НАТО. Взрыв, вероятнее всего, был бы истолкован как нападение на американский военный объект, что повлекло бы за собой ответный удар. Предотвратить катастрофу можно было только единственным способом – вновь ввести в строй систему охлаждения. Для этого нужно было открыть изолированный отсек, в котором находился реактор. В этом случае весь экипаж в большей или в меньшей степени подвергся бы воздействию радиации. Оказавшись перед страшной дилеммой, моряки принесли в жертву собственные жизни, восстановив систему охлаждения. Вскоре после завершения ремонта мучительной смертью от радиации умерли восемь человек…

Советские власти сумели замять этот инцидент, заставив капитана и команду дать подписку о неразглашении. История К-19 более 30 лет оставалась засекреченной, о ней заговорили только после падения коммунистического режима. В 1996 году о К-19 была снята документальная лента Национального географического общества, которая послужила одним из источников при создании игрового фильма «К-19». Кстати, это первый подобный проект National Geographic Films. Форд ничего не знал об инциденте на К-19, пока ему в руки не попал один из ранних набросков сценария. История заинтриговала его, и он решил принять участие в разработке материала.

«я согласился сниматься в этом фильме еще до того, как он обрел конкретные очертания, – говорит Форд. – Обычно я не соглашаюсь сниматься в проектах, которые еще не доработаны. И раз уж я рискнул дать согласие на съемки, мне захотелось принять участие в подготовке проекта к запуску». Форд дает интервью в нью-йоркском отеле Essex. 60-летний актер в отличной форме: он по-прежнему строен и подтянут, его рукопожатие энергично, и только седина в волосах и морщинки выдают его возраст. Сегодня актер, славящийся своей замкнутостью и нелюбовью к прессе, непривычно разговорчив и дружелюбен. Возможно, он просто в хорошем настроении. А может быть, о «К-19» ему хочется поговорить больше, чем об остальных своих фильмах? Форд подробно рассказывает, как он вместе с режиссером Кэтрин Бигелоу несколько раз ездил в Москву и встречался с оставшимися в живых членами экипажа К-19. Бигелоу, которая ранее поставила триллер «На гребне волны» и футуристическую ленту «Странные дни», уже работала над сценарием, когда им заинтересовался Форд.

«Больше всего меня заинтересовали формы поведения лидера в военном коллективе, – говорит Форд, – а также проблема моральной ответственности людей, выполняющих приказы». Форд уверяет, что был сильно тронут историями, которые рассказали старики-военные, многие годы жившие в безвестности из-за того, что правительство сочло их подвиг секретным. «Это было главное событие в их жизни, – говорит Форд. – И они не имели права говорить о нем никому, даже самым близким людям. Эти люди до сих пор помнят погибших моряков и не забывают друг о друге, хотя многие не виделись со своими товарищами по многу лет». Конечно, убедить русских ветеранов, что Голливуд может снять о них правдивый фильм, было нелегко. Они привыкли, что в голливудских лентах русских чаще всего показывают злодеями.

«Почему они должны были нам верить? – риторически вопрошает Форд. – Мы – шайка голливудских халтурщиков, которые ничего не знают о настоящих экстремальных ситуациях. На их месте я тоже не верил бы Голливуду». Проект много раз натыкался на препятствия. За три недели до начала съемок две кинокомпании – Drawbridge и Intermedia Films International – приняли участие в судебных слушаниях по вопросу об авторских правах на «К-19». В конце концов дело выиграла Intermedia. Ситуация осложнялась еще и тем, что один из ранних вариантов сценария, попавший в руки реальных участников истории, показывал их в неприглядном виде. Даже не знавшие английского языка моряки были шокированы тем, как часто на страницах попадались слова vodka и drink. Один из членов экипажа выступил в прессе и пожаловался, что их изобразили «технически невежественными пьяницами и дебилами». Форд и Бигелоу уверили моряков, что сценарий будет переработан и что в фильме они будут показаны настоящими героями, какими они и были на самом деле. Они также пообещали, что ни в коем случае не введут в финальную сцену американцев, благородно оказывающих помощь своим потенциальным врагам. Но отобразить в фильме все точь-в-точь так, как было на самом деле, оказалось невозможно.

«Нам нужно было создать напряжение, а оно коренилось в драматическом развитии событий, – говорит Форд. – Главное же состоит в том, что мы смогли показать героизм этих людей, их верность долгу. я говорил морякам, что мы вынуждены домысливать многое из того, что произошло, потому что точной картины событий не было ни у кого. Каждый рассказывал нам свою версию. Меня особенно поразило, что на подводных лодках, оказывается, все отсеки полностью отрезаны друг от друга. То, что знали одни моряки, не обязательно было известно другим. Мы поняли это только после того, как услышали множество историй, не похожих одна на другую. Порой было трудно понять, кто действительно близок к истине, а кто ошибается».

Фильм «К-19» снимался в прошлом году в России, Канаде и США. На протяжении 85 съемочных дней кинематографисты побывали в таких местах, куда раньше они наверняка не смогли бы попасть. Правительство России позволило им снимать в бывших советских государственных учреждениях, которых западные зрители еще не видели. Не менее уникальные кадры были сняты на замерзшем озере Виннипег, которое «сыграло» роль Северного Ледовитого океана. Во время съемок этих сцен актерам и съемочному персоналу пришлось жить в холоде и тесноте, так что они смогли почувствовать себя в условиях, хотя бы немного приближенных к тем, в которых жили их герои. «Мне всегда было интересно играть в условиях самоограничения», – говорит Форд, сравнивая условия работы над «К-19» и «Самолетом президента», действие которого происходило на борту воздушного лайнера. Но если в фильме 1997 года Форд сражался с русскими террористами, то пять лет спустя его героем стал русский моряк – капитан подводной лодки К-19 Алексей Востриков. Этот верный своей стране офицер ВМФ получает приказ отобрать бразды правления у предыдущего командира лодки Михаила Поленина (Лиам Нисон) и быстро решить все проблемы на плохо подготовленном к выходу в море судне. В обстановке растущего напряжения в отношениях между СССР и США нужно обеспечить выполнение приказа любой ценой. Жесткие меры Вострикова, естественно, не прибавляют ему популярности, особенно если учесть, что к Поленину все относились с большой симпатией…

Почему же актер, в течение многих лет остающийся любимцем публики и воплотивший на экране образ стопроцентного американца, так резко изменил свой имидж? Во-первых, капитан Востриков – первый (если не считать «Звездные войны») персонаж Форда неамериканского происхождения. Во-вторых, капитана Вострикова трудно назвать героем в привычном смысле этого слова. «я не хочу играть героев, – объясняет Форд. – я хочу играть людей, которые правильно поступают в трудных ситуациях. Конечно, когда ты играешь президента США, тебе приходится изображать героя, но у героизма нет простой и ясной формулы. Это просто линия поведения в особых обстоятельствах». Герой Форда, Востриков, был списан с реального командира подводной лодки Николая Затеева, который командовал К-19 во время трагических событий на ее борту. Форд и другие актеры говорят в фильме с русским акцентом, чтобы зрители не забывали, что перед ними – история из жизни русских моряков. В отличие от предыдущих голливудских триллеров о временах холодной войны в фильме нет привычного противостояния хороших и плохих парней. Главным злодеем здесь стали опасные технологии.

Но назвать героя Форда милым и приятным человеком язык не повернется. Востриков – жесткий и требовательный командир, которого никто не любит. Команда считает, что он излишне суров и подвергает жизнь своих подчиненных ненужному риску. Ситуация на борту обостряется еще и потому, что Поленин оставлен при Вострикове в качестве его помощника. Стоит ли удивляться, что отношения между двумя капитанами напряженны и взрывоопасны? Форд говорит, что в отличие от героев исполнители их ролей мгновенно нашли общий язык. «Лиам – потрясающий актер, – говорит он. – Он – один из тех гениальных лицедеев, которые не разбрасываются попусту словами. Он не будет часами обсуждать с режиссером свою роль, он просто придет и сыграет с первого дубля так, что мороз по коже пойдет. Мне нравится такой подход. Мы с ним работали, как два сапожника. Один кроит подошву, другой шьет голенище, потом первый прибивает каблуки, второй кладет стельки, и сапоги готовы!»

«Лиам пришел на съемочную площадку с очень четким представлением о том, каким должен быть его герой, – добавляет Форд. – Он сумел сохранить свое видение, провести свою линию через весь съемочный период, несмотря на сложности, с которыми мы сталкивались. Наблюдать за его работой было для меня огромным удовольствием. Он сумел сделать своего героя незабываемым. К тому же он очень щедрый человек и охотно делится с коллегами своими находками. я рад, что у меня такой замечательный партнер». На просьбу рассказать, каким ему видится психологический портрет его персонажа, Форд отвечает не сразу.

«Востриков – человек, который считает, что главное для него – это долг перед государством, – говорит наконец Форд. – Но благодаря пережитому он начинает понимать и чувствовать, что у него есть еще и долг перед товарищами. Этому он учится у второго капитана. Востриков и Поленин все время находятся в состоянии скрытого конфликта, и по мере того как этот конфликт развивается, они многое узнают друг о друге, об остальных членах экипажа, о том, что такое взаимоуважение». В отдельных интервью Нисон и другие актеры, снимавшиеся в «К-19» говорят о Форде с теплотой и уважением. Они уверяют, что он не только играл свою роль, но и помогал в работе над фильмом в особенно трудные минуты, когда снимать приходилось в замкнутых пространствах узких кают. «Мне все интересно, – пожимает плечами Форд, когда ему об этом напоминают. – я работаю в кино много лет, многое повидал, но тем не менее мне все равно приходится сталкиваться с чем-то новым. Когда, например, мы снимали в отсеках, оператор почти не мог двигать камеру, поэтому нам приходилось придумывать сложные комбинации передвижений персонажей, а также монтажных склеек, чтобы создать интересный визуальный ряд. Мы не хотели снимать одни крупные планы, нам было важно сориентировать зрителя в пространстве. я люблю принимать участие в таких «мозговых штурмах», когда проблему рассматривают с обоих концов. я считаю их обязательной составляющей своей работы».

По иронии судьбы роль в «К-19» стала причиной отказа Форда от еще одного фильма о потенциальной ядерной катастрофе – триллера «Цена страха» по роману Тома Клэнси. Форд играл постоянного героя Клэнси, аналитика ЦРУ Джека Райана, в двух предыдущих лентах о его приключениях – «Игры патриотов» и «Прямая и явная угроза». Но сниматься в следующей картине он не захотел, и его сменил Бен Аффлек, который ровно на 30 лет моложе Форда. Впрочем, говорить о своем возрасте Форд не хочет. «я просто об этом не думаю, – говорит он. – Вернее, думаю, когда прикидываю, смогу ли сыграть того или иного героя. На самом деле сегодня у меня больше возможностей играть разнообразные роли, чем 20 лет назад. Конечно, нельзя не думать и о публике, – подумав, добавляет он. – У молодых актеров есть преимущество – они лучше понимают и чувствуют молодежную, то есть преобладающую аудиторию в кинозалах. Но я никогда не думал о соревновании с молодыми актерами за популярность у зрителей. Мне хватает моей популярности. я всегда хотел только одного – работать с лучшими режиссерами и сниматься в хороших фильмах. Все остальное меня мало волнует. Сегодня я не тот актер, каким был 20 лет назад. я стал гораздо опытнее. Надеюсь, что сегодня я гораздо лучше понимаю нюансы актерской игры».

Форд начал актерскую карьеру в 60-е годы. Сын сотрудника рекламного агентства, он плохо учился в школе, а в колледже не интересовался ничем, кроме студенческого театра. «В колледже я изучал философию и английский, – рассказывает Форд. – На последнем курсе у меня были плохие отметки, и я решил записаться на какой-нибудь интересный предмет, чтобы получать по нему хорошие оценки и таким образом повысить средний балл. я увидел, что в колледже есть такая дисциплина – «драма» – и решил, что это наверняка легче философии или математики. Когда я пришел на занятия, то оказалось, что нужно выходить на сцену перед публикой! я был в ужасе. Потом решил, что обязан преодолеть страх и неуверенность в себе – иначе я ничего не смогу добиться в жизни. Первые занятия я был как во сне, у меня все валилось из рук. Но в какой-то момент я все-таки почувствовал себя раскованнее и с этого момента стал получать удовольствие от игры». По окончании учебы Форд с первой женой отправился в Лос-Анджелес – покорять Голливуд.

«В 60-е годы были две системы найма исполнителей, – вспоминает он. – чаще всего студии брали актеров в штат, и тогда те подписывали контракт на несколько лет, получали стандартную еженедельную зарплату и были обязаны играть те роли, которые им давали. Актеры, не подписавшие контракт, сами искали роли на открытых прослушиваниях и пробах, и им платили только тогда, когда они находили роль. я не мог позволить себе получать деньги от случая к случаю – у меня уже была семья. Некоторое время я работал по контракту на студии Columbia, получая 115 долларов в неделю. Но сниматься в идиотских телевизионных шоу я не хотел. Мне казалось, что мое лицо буквально изнашивается от того, что я должен изображать очередную глупость. В те годы телевизионные стандарты были гораздо ниже, чем сейчас. Поэтому я нашел дополнительный приработок и получил возможность искать более интересные роли».

Под «дополнительным приработком» Форд подразумевает плотницкое дело. В 60-е годы он был одним из лучших плотников в Голливуде. «У меня всегда было только одно желание – обеспечивать себя и свою семью актерским трудом, – говорит он. – я начал с самого дна. я понятия не имел, во что это выльется. я вообще не считал себя подходящим кандидатом на главные роли и долго верил, что являюсь характерным актером». Настоящая карьера Форда началась только в 1977 году, когда ему было 35 лет. Джордж Лукас по-приятельски взял его на роль космического контрабандиста Хэна Соло в «Звездные войны». Вскоре последовали продолжения – «Империя наносит ответный удар» (1980) и «Возвращение джедая» (1983). Параллельно другой приятель Форда, Стивен Спилберг, пригласил его на роль Индианы Джонса, когда от нее отказался Том Селлек. И уже в 90-е годы Форд сыграл Джека Райана в «Играх патриотов» и «Прямой и явной угрозе», когда от роли отказался Алек Болдуин.

«я никогда не отказываюсь сняться в проекте, который поначалу создавался для другого актера, – говорит Форд. – Некоторые почему-то считают, что для актера это унизительно – играть роли, которые писались в расчете на кого-то еще. На самом же деле такие роли гораздо интереснее. Когда сценарист пишет на тебя, он заранее подгоняет героя под твои параметры. Он старается подчеркнуть то, в чем ты силен, и по возможности затушевать твои слабости. Проекты, подогнанные под звезд, играются почти на автопилоте». Однажды Форд сказал: «Известность – чума успеха». Дело было лет десять назад, когда Форд считался образцовым голливудцем. В 1983 году он вторично женился на сценаристке Мелиссе Мэтисон, которая родила ему двоих детей, и стал большую часть свободного времени проводить на своем ранчо в штате Вайоминг. Но в прошлом году разнесся слух о том, что Форд и Мэтисон разводятся, и фотографии Форда тотчас же украсили первые полосы главных американских таблоидов. А когда он начал встречаться с телезвездой Калистой Флокхарт (сериал «Элли Макбил»), папарацци установили за ними постоянную слежку.

При упоминании о таблоидных бурях Форд заметно краснеет. После неловкого молчания он сердито говорит: «Насколько я понимаю, им нужно продать как можно больше экземпляров своих изданий, поэтому на обложках должны быть известные лица. я понимаю, почему такие истории пользуются спросом – читатели хотят убедиться, что знаменитости – такие же люди, как и они. Но любители подобной прессы сильно заблуждаются, полагая, что узнают из этих изданий правду о звездах. Как правило, там пишут ложь». Форд отмахивается от вопроса насчет достоверности еще одного слуха, который все лето кочевал по киноманским серверам в Интернете, – что Калиста Флокхарт будет играть подружку Индианы Джонса в следующей серии, съемки которой намечены на 2003 год.

«Дело в том, что сценария пока нет, – говорит он. – По крайней мере я его не видел. Прочитаю сценарий – тогда будет о чем говорить». В прошлом Форд иногда снимался в малобюджетных независимых фильмах, однако сегодня он играет только в крупнобюджетных проектах и берет за работу стандартный гонорар – 20 миллионов долларов (за «К-19» он получил $25 млн). Не собирается ли он пойти по стопам многих коллег, которые «разбавляют» стандартные блокбастеры более оригинальными и необычными независимыми лентами? «Думаю, у меня ничего не получится, – спокойно отвечает Форд. – Но я решаю проблему разнообразия немного иначе. В последнее время я часто выбираю такие роли и фильмы, каких от меня не ждут. Среди них, например, «Паутина лжи» (1999) – интимная, камерная история любви и триллер «что скрывает ложь» (2000) – в этой ленте мой персонаж оказывается убийцей. я пытаюсь приучить людей к мысли, что я не Индиана Джонс! Надеюсь, рано или поздно мне это удастся».

Статьи про актеров

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: