Graham Heather kinoНа протяжении всей своей 12-летней карьеры Хитер Грэхем мужественно сражалась со своим имиджем благопристойной барышни. Она играла несовершеннолетнюю наркоманку в “Аптечном ковбое”. Она крутила любовный роман с Джеймсом Вудсом. Она засветилась в фильме “Ночи в стиле буги” в роли порнозвездочки. Она позировала для журнала Details обнаженной (причем согласилась выкрасить тело золотой краской).

Но ее ангелоподобная внешность сводила на нет все отчаянные попытки продемонстрировать крутость, дерзость и нахальство. Долгое время агенты по кастингу видели ее только в ролях беспомощных красавиц или добродетельных подружек. Впрочем, в последнее время героические усилия Хитер Грэхэм начинают приносить плоды.

В фильме Джеймса Тобака “Любовный треугольник” она эффектно сыграла девицу, у которой возникает “роман на скорую руку” с бисексуалом, который в ожидании подходящего мужчины одновременно спит с двумя женщинами. И она гениально сыграла в этой сцене! В ее героине чувствовались ярость, лукавство, бунтарство. Она может быть очень разной. Но конечно же “Любовный треугольник” остался артхаусным фильмом для немногих эстетов. Широкую публику Хитер Грэхэм покорила ролью Фелисити Шэгуэлл в фильме “Остин Пауэрс: шпион, который меня соблазнил” (в переводе на русский Шэгуэлл означает “хорошо трахается”). Легко ли было играть героиню с таким именем? “По-моему, это самое замечательное имя для подруги супершпиона! – с энтузиазмом говорит Грэхэм. – Я бывала в Англии и хорошо знаю этот термин. Интересно, кто его придумал? Shag – очень вкусное слово”. Роль Фелисити стала, по мнению многих кинообозревателей, убедительным доказательством того, что Грэхэм может играть только добродетельных девушек.

“В этом фильме так же, как и в жизни, есть ситуации, в которых у женщин больше власти, чем у мужчин, – говорит Грэхэм. – Поэтому им вовсе не нужно вырубать плохого парня ударом сковородки по голове. Им даже не надо говорить: “Давай займемся сексом”. Достаточно улыбнуться, подойти… И это женское оружие очень опасно”. При признанию Грэхэм, прочитав сценарий, она сразу завелась. “На все сто процентов, – уточняет актриса. – Во-первых, он был очень оригинальным. Во-вторых, очень личным. В нем было что-то по-настоящему заразительное – такая неуемная любовь к жизни, такая радость от возможности посмеяться. Да, о большинстве приколов можно сказать, что это полный идиотизм; но никто и не делает вид, будто говорит о высоких материях. Главное – позитивное отношение к жизни”. Отправляясь на собеседование, Хитер была уверена, что ей придется проходить пробы, читать отрывки, доказывать свою профпригодность. Но ничего подобного не было – режиссер Джей Роуч и исполнитель роли Остина Пауэрса Майк Майерс просто побеседовали с Грэхэм и сказали, что берут ее без всяких проб.

В первой серии у Остина Пауэрса были другие партнерши. Поначалу предполагалось, что все они примут участие и во второй серии, но потом было решено, что Остин, на манер Джеймса Бонда, будет в каждой серии получать новых девиц. Грэхем пришла в сплоченную мужскую компанию, но, по ее словам, не почувствовала себя там аутсайдером. “Майк и Джей были очень милы со мной, – говорит она о Роуче и Майерсе, а друг друга они понимали даже не с полуслова, а с полувзгляда”. Если в “Любовном треугольнике” Хитер пришлось немного импровизировать перед камерой, то в “Остине Пауэрсе” чуть ли не половина приколов – это импровизации. Майк Майерс начинал карьеру на телевидении в прямом эфире, и привычка придумывать что-то прямо в процессе съемок осталась у него навсегда. Трудно ли было подстраиваться под него? “Поначалу я немного опасалась, – признается Грэхэм. – Но оказалось, что это восхитительно – подыгрывать комическому актеру, который может на ходу изобрести массу смешного. Я считаю себя актрисой, а не юмористкой и вряд ли смогла бы когда-нибудь выступать в комедийном клубе. Но поработав рядом с Майком, я впервые поняла, какой же это упоительный наркотик – творить на ходу, когда камера уже включена”.

Не подумайте только, что “Остин Пауэрс” снимался в легкомысленной обстановке. По словам Грэхэм, создатели милых комедий Роуч и Майерс – самые серьезные работяги в Голливуде. “Я рассматривала этот фильм как историю любви, – замечает Грэхэм. – Кстати, и в первом фильме ключевым элементом тоже была любовь. Среди всего этого хаоса и безумия два человека вдруг влюбляются друг в друга – что может быть прекраснее этого?” К началу съемок “Остина Пауэрса” Грэхэм уже могла считать себя большой специалисткой киносекса – она играла порноактрису в “Ночах в стиле буги”, снималась в откровенных сценах в фильме “Любовный треугольник”. Но вряд ли опыт “обычного” киносекса мог помочь в сцене с Жирным Негодяем в “Остине Пауэрсе. Поначалу все сомневались, стоит ли вообще делать эту сцену, – заявляет она. – Но я сказала, что справлюсь со всеми трудностями. Этот монстр был такой замечательный, такой сексапильный! Я подумала, что больше мне никогда в жизни не представится шанс без опасных последствий поразвлечься с подобным существом. Меня поразило, с какой тщательностью на его кожу был наложен грим – волоски, веснушки, родинки. Все было абсолютно реально”. А как она считает, есть что-то общее между Майком Майерсом и Остином Пауэрсом?

“В Майке тоже есть это неудержимое стремление развлекать и смешить, – улыбается Грэхэм. – Он может выдать миллион шуток в минуту. Но вместе с тем он, в отличие от Остина, очень серьезен. Майк никогда не смог бы вести ту безумную жизнь, которую ведет Остин Пауэрс. Больше всего на свете Майк любит сидеть дома с женой, смотреть по телевизору хоккей, возиться со своими собаками и просто лодырничать”. Помимо “Остина Пауэрса”, на счету Грэхэм еще одна недавняя комедия – “Клевый парень” со Стивом Мартином в главной роли. В этой сатире на голливудские нравы она играет юную пробивную старлетку, которая ради ролей в кино спит с режиссерами, а в финале, став знаменитой, заводит себе любовницу. Многие увидели в ее героине намек на Энн Хэйч, которая в начале кинокарьеры крутила роман с Мартином, а потом поведала миру о своей лесбийской ориентации. Грэхэм отказывается говорить о реальных прототипах, вдохновлявших ее в этой роли, а свою героиню характеризует следующим образом: “Эта девушка кажется настолько глупенькой и невинной, что все ее поступки выглядят совершенно естественно. И это вдвойне смешно”.

В прошлом году она снялась в двух комедиях подряд. Что это, случайность или стратегический расчет? “Меня привлекает не жанр, а хороший сценарий, – улыбается Грэхэм. – Я люблю фильмы, в которых соединены комедия и драма. Иногда я ловила себя на мысли, что мне трудно быть смешной. Я привыкла к драматическим ролям, и порой мне было страшно смеяться над собой. Надеюсь, это постепенно пройдет”. 30-летняя Хитер Грэхэм шла к славе длинным кружным путем. Она родилась в 1970 году в провинции, в штате Виргиния, в строгой католической семье. Отец работал в ФБР, мать была учительницей. Их дочери Хитер и Эми (которая тоже стала актрисой, хотя и гораздо менее известной, чем сестра) с детства были приучены ходить в церковь и отгонять от себя нечестивые мысли о развлечениях, мальчиках, косметике и т. д. “Я старалась изо всех сил, – вспоминает Грэхэм. – Притворялась, что меня не интересует ничего, кроме Бога. Я ужасно страдала. Каждый раз, когда мне начинал нравиться мальчик, я была уверена, что отправлюсь за это в ад. Я росла в убеждении, что секс – это плохо, и все время испытывала чувство вины. Я была в ужасе от своих чувств”. Она училась в старшем классе, когда семья переехала из Виргинии в Калифорнию. Хитер пошла в школу, где был любительский театр.

“Думаю, это меня спасло, – говорит она. – Лицедейство стало для меня отдушиной, возможностью стать другой. Только на сцене я чувствовала себя свободной”. Уже в своей первой роли – соблазнительницы Лолы в мюзикле “Чертовы янки!” – Грэхэм настолько поразила всех своим талантом, что была тут же единодушно избрана президентом Клуба драмы. До поры до времени родители не противились новому увлечению дочери и даже оказывали помощь студенческому театру. Но когда Хитер заявила, что хочет стать профессиональной актрисой, они попытались наложить вето на ее решение. “Католическая религия требует от детей, чтобы они подчинялись отцу и матери, – говорит Грэхэм, вспоминая те дни. – Но что делать, если мать с отцом не правы?” В 17 лет, впервые нарушив католические заповеди, она лишилась девственности. “Это было ужасно, – грустно говорит она. – Я чувствовала себя дерьмом. Мне казалось, что подо мной сейчас разверзнется геенна огненная”.

Оставляя в стороне подробности отношений в семье, Грэхем сразу переходит к тем временам, когда она ушла из дома (ей тогда было 18 лет) и, начав работать, стала жить собственной жизнью. Долго ходила в группу психотерапии и постепенно осознала, что любовь – это не грех. Она очень рано начала сниматься. В 1988 году 17-летняя Грэхэм прошла пробы и была отобрана на роль подружки Кори Хэйма в фильме “Водительские права”. Увидев ее в этой картине, Гас Ван Сент решил взять Грэхэм на роль наркоманки в фильме “Аптечный ковбой”. Она так точно и безоглядно сыграла обреченность, что ее номинировали на премию “Независимый дух” и назвали открытием года. Ван Сент, взявший ее, несмотря на сомнения продюсеров, не мог нахвалиться юной актрисой. “В фильме есть сцена, в которой она плачет и не хочет отпускать своего дружка на очередное “дело”, – вспоминает Ван Сент. – Продюсеры посмотрели отснятый материал, где героиня бьется в истерике, и сказали мне: “Ты жаждал найти молодую неопытную актрису – вот ты и получил ее со всеми последствиями”. Я сначала не понял, о чем они говорят. Потом до меня дошло, что они решили, будто у Хитер и впрямь случился нервный срыв на площадке. Я объяснил им, что это не срыв, а актерская игра. Они долго не могли мне поверить. Удивительно – Хитер кажется воплощением невинности, но она гениально играет запредельные состояния. Она прекрасно изображает смерть, состояние опьянения или же наркотической отключки”.

film Graham Heather Долгое время Ван Сент был единственным человеком, видевшим в Грэхэм истинную актрису. Последующие роли (фильмы “Люблю тебя до смерти”, “Диггстаун” и другие) ничего не добавили к ее нарождающейся славе. Решение Грэхэм пойти учиться в Калифорнийский университет на отделение английского языка и литературы тоже не способствовало ее кинокарьере. “Когда в 18 лет я вдруг стала “событием”, мне показалось, что все уже достигнуто, – вспоминает Грэхэм. – Теперь я буду бо-о-ольшой кинозвездой. А когда косяком пошли средние фильмы, я снова почувствовала неуверенность в себе”. Через два года Грэхэм бросила учебу и попыталась начать все сначала. В 1992 году она снялась в злополучном фильме Линча “Твин Пикс: огонь, иди со мной” и в посредственном “Диггстауне” с Джеймсом Вудсом. Во время съемок последнего фильма она стала встречаться со своим партнером, который был старше нее на 23 года. По словам режиссера “Диггстауна” Майкла Ритчи, Вудс мгновенно влюбился в свою партнершу. “На пробах она читала не лучше остальных кандидаток, – вспоминает Ритчи. – Но ее красота и невинность оказались именно теми элементами, которые были необходимы, чтобы между Хитер и Джимми возникла алхимия”. Шестимесячный роман Грэхэм с Вудсом, который незадолго до этого едва выкарабкался из скандального бракоразводного процесса, наделал много шума в желтой прессе. Грэхэм не любит вспоминать те времена. “Сегодня мне трудно поверить, что я с ним встречалась, – говорит она. – Мне кажется, я искала себе нового отца, а не спутника жизни. Рядом с ним я чувствовала себя глупой девчонкой. Мне казалось, что он может научить меня правильно жить”.

Сегодняшние высказывания Вудса о Грэхэм гораздо более витиеваты и комплиментарны. “Хитер – замечательная актриса и прекрасный человек, – сказал он недавно. – Вряд ли мне хватит слов, чтобы адекватно описать все ее достоинства”. И все же середина 90-х была для Грэхэм периодом депрессии, неуверенности в себе и поисков на ощупь. Маленькие характерные роли в фильмах “Шесть степеней отчуждения”, “Баллада о маленьком Джо”, “Миссис Паркер и порочный круг” и других мало что прибавили к ее славе. “Мне казалось, что я смогу стать кем-то только в том случае, если добьюсь успеха как актриса, – признается она. – Но в то же время я все время грызла себя сомнениями – удастся ли мне добиться этого самого успеха, если сама по себе я никто, ноль без палочки?” Актер и режиссер Джон Фавро оказался рядом с Грэхэм в нужном месте и в нужное время. Они вместе снимались на телевидении, и он показал ей свой сценарий “Тусовщики” – о безработных актерах, который он собирался снимать вместе с режиссером Дугом Лайменом. Фавро и Лаймен предложили Грэхэм роль девушки-мечты всех парней в городе.

“Тусовщики” стали маленькой сенсацией 1996 года. Посмотрев этот фильм, режиссер Пол Томас Андерсон решил попробовать Грэхэм на роль порнозвездочки по прозвищу Роллерша, которая никогда – даже в постели – не снимает роликов. “Я совершенно не волновалась, проходя пробы, – признается Грэхэм. – Я знала, что никогда не получу такую роль. Она слишком хороша для меня, и все хорошие роли уходят к другим”. Андерсон был заинтригован ее игрой. “Красота Хитер была реальной, плотской, – говорит он. – К тому же я вдруг понял, что она потрясающая актриса. До сих пор это мало кто замечал”. В роли Роллерши Грэхэм представилась возможность снова блеснуть своим умением изображать “запредельные состояния”, которое десятью годами раньше разглядел в ней Ван Сент. Ее хрупкая героиня – это дитя-цветок, разминувшееся с эпохой хиппи, которое бессознательно бунтует против общества, сбрасывая с себя одежду. “Я немного боялась сниматься в сценах с обнаженкой, – признается Грэхэм. – Но съемки в этом фильме окончательно освободили меня от католических установок. Я наконец поверила, что не попаду в ад за то, что снимаюсь обнаженной. Потому что лучше сняться в сцене с поцелуями, чем в сцене убийства. Лучше я изображу оргазм, чем ненависть. Хотя, по правде говоря, я не знаю, как посмотрит на это мой друг”.

Последние два года другом и спутником жизни Грэхэм был актер и режиссер Эдвард Бэрнс, известный по фильму “Спасение рядового Райана”. Расставшись с Вудсом, Грэхэм некоторое время встречалась с актером Илайесом Котеасом (“Тонкая красная линия”) и с режиссером Стивеном Хопкинсом, который снял ее в фильме “Затерянные в космосе”. С Бэрнсом она познакомилась летом 1998 года в баре, и после нескольких месяцев романтических встреч они решили жить вместе. В ноябре 1998 года Грэхэм купила себе дом на Голливудских холмах, а к 2000 году привела в порядок и свое жилище и огромный сад. Но сегодня она осталась одна на своей роскошной вилле: в мае 2000 года Бэрнс и Грэхэм расстались, хотя осенью им предстоит встретиться на премьере романтической комедии “Тротуары Нью-Йорка”, в которой они снялись в разгар их романа. Грэхэм говорит, что они расстались друзьями и питают друг к другу только добрые чувства. “Мои отношения с Эдди складывались совершенно иначе, чем с другими мужчинами, – осторожно говорит она о Бэрнсе. – Может быть, раньше я не была полностью честна с собой и с партнером. Но Эдди разговорил меня. Он и меня расспрашивал и сам много рассказывал. Я подумала: “Если он смело идет навстречу правде, почему бы и мне не рискнуть?” Я рассказала ему все. Поначалу мне было страшновато. Когда ты просто встречаешься с человеком, ты не боишься его потерять так сильно, как тогда, когда вы живете вместе”.

По словам Грэхэм, после успеха “Остина Пауэрса” она позволила себе немного расслабиться, и поэтому в нынешнем сезоне у нее не так уж много новых достижений. Она снялась в романтической комедии Miramax “Преданная” (Committed) режиссера Лизы Крюгер, но этот фильм, выпущенный весной 2000 года, не имел успеха и мгновенно исчез с экранов. “Мне было интересно сняться у женщины-режиссера, – говорит Грэхэм, защищая неудачный проект. – Моя героиня – женщина, которая любит мужа так сильно, что пытается помогать ему даже после того, как он ее бросает. Парадоксальная ситуация – женщина преследует мужа, который с ней не разговаривает, она чувствует себя ужасно, но при этом невольно вдохновляет своей самоотверженностью всех людей, которые ее окружают. Я прочитала сценарий и была от него в восторге”. которые ее окружают. Я прочитала сценарий и была от него в восторге”.

Скоро Грэхэм порадует нас и в яркой гротескной роли в фильме “Любовный треугольник с инопланетянином”. “Вообще-то я не знаю, когда выйдет этот фильм, – говорит она. – В нем три истории – Дэнни Бойла, Гэри Фледера и Кевина Смита. Я снялась у Дэнни Бойла. Кевин Смит, кажется, еще не начинал снимать свою часть. Может быть, фильм будет готов к концу года”. В “Любовном треугольнике с инопланетянином” Грэхэм играет… инопланетянку – лысое существо с зеленой головой. Кортни Кокс выступила в роли ее мужа – инопланетянина-мужчины в женском теле. “Мы устраиваем семейный скандал с упоминанием всех деталей инопланетянской анатомии! – смеясь, сообщает Грэхэм. – Это комедия, но очень мрачная и злая”. В более отдаленной перспективе нас ждут два фильма с участием Грэхэм: “Когда пропала кошка” (When Cat’s Away) – римейк французской ленты Седрика Кляпиша “Каждый ищет свою кошку” (Chaqun cherche son chat) и комедия “Скажи, что это не так” (Say It Aint So) знаменитых комедиографов братьев Фаррелли. Похоже, что комедии в последнее время притягивают Грэхэм сильнее, чем драмы.

Последний вопрос. В “Клевом парне” кино показано большим дурдомом. Она согласна с такой точкой зрения? “Абсолютно. Но все равно, лучше кино нет ничего на свете”.

Статьи про актеров

Комментарии закрыты