uainona raider kino«Я снималась в этом фильме для себя, – говорит 26-летняя актриса. – До сих пор мне ни разу не приходилось играть в чем-то подобном. Я бы не простила себе, если бы отказалась поучаствовать в одной из самых интересных и эффектных историй современного кино. А еще я снималась ради моих братьев, которые очень любят фантастику и благодаря мне получили кучу сувениров со съемочной площадки».
«В Уиноне есть удивительные, магические качества. Мизинец Господа Бога подталкивает ее к новым и новым взлетам» – так поэтично отзывается французский постановщик Жан-Пьер Жене о своей юной звезде Уиноне Райдер, сыгравшей в его новом фильме «Воскрешение Чужого».

Когда стало известно, что Райдер, прославившаяся своими ролями в интеллектуальном кино и «специализировавшаяся» на костюмных фильмах из жизни минувших эпох, отправится в будущее и сыграет в четвертой серии знаменитой космической саги, многие были удивлены и даже шокированы. Особенно когда стало известно, что ее героиней будет… женщина-андроид. Как? Актриса, которая играла в компании Мерил Стрип, Гленн Клоуз, Джереми Айронза и Дэниэла Дэй-Льюиса, получит в качестве партнера аниматронного монстра с огромными клыками и ядовитой кислотной слюной? Снимавшаяся у Скорсези и Копполы интеллектуалка будет визжа удирать от инопланетной нечисти по коридорам космической станции? Каким образом студии удалось уговорить актрису пойти на такой рискованный шаг?

Маленькая справка: младшего брата Уиноны зовут Юрий – в честь Юрия Гагарина. Старшего сводного брата зовут Джубал – как героя одноименного вестерна.
Райдер говорит, что и сама – большая поклонница фантастики. В детстве ей очень нравился фильм «Агрессоры с Марса» и «451 по Фаренгейту». И конечно же «Чужой».
«Почему-то мне до сих пор помнится: после выхода первой серии проводился опрос, и оказалось, что мужчины считают этот фильм гораздо более страшным, нежели женщины. Женщины спокойнее воспринимают идею о наличии инородного тела в своем организме, потому что они вынашивают детей, и к тому же во время полового акта мужчина проникает в тело женщины, а не наоборот. В общем, мне было страшновато, когда я смотрела фильм, но главным для меня было противостояние героини и чудовища. Впервые я видела на экране женщину-воина. Рипли была настоящей героиней, мне хотелось быть такой, как она, и сражаться с монстрами. А вот братья мои были перепуганы до дрожи. Они много дней не могли прийти в себя».

Райдер было 10 лет, когда она посмотрела «Чужого», и запомнила его на всю жизнь. Актриса говорит, что с удовольствием смотрела и остальные серии, но та, в которую ее пригласили сниматься, совершенно не похожа на то, что было раньше.
«Как ни странно, для меня это прежде всего фильм о семье, – говорит она. – Рипли почти вошла в семью инопланетного монстра, когда в ней оказался ребенок чужого существа. Конечно, мы говорим не о традиционных семейных ценностях, но отношения, которые возникают между персонажами этого фильма, необычны и даже трогательны».
«Уиноне понравился сценарий! – уверяет сценарист фильма Джосс Уидон. – Мне было очень приятно, потому что участие Уиноны в нашем фильме – это действительно круто! Потом у нас случилось ЧП – режиссер Дэнни Бойл выбыл из проекта, работа затормозилась, неясно было, когда начнутся съемки. Уинона согласилась ждать и не стала заключать другие контракты. Я был ужасно тронут – звезда такой величины ждала полгода, не работала, лишь бы не подвести нас! Наверное, ей захотелось сменить обстановку – утомительно несколько лет подряд играть только в костюмных драмах. Здесь у нее необычная роль идеалистки будущего, которой судьба готовит неприятные сюрпризы. Она вынуждена работать рядом с опасными типами, а потом встречается с Рипли…»

«Когда мне впервые позвонили со студии и предложили побеседовать о четвертой серии «Чужого», я решила, что они хотят, чтобы я заменила Сигурни! – смеясь, вспоминает Райдер. – Я подумала, что у них вообще мозги отсохли! Почему бы им не пригласить Денни ДеВито в какой-нибудь боевик на роль, написанную для Шварценеггера? Меня – вместо Сигурни Уивер? Я ниже нее на 20 сантиметров! Потом я увидела, что в сценарии есть еще одна женская роль, и успокоилась».
Райдер решила готовиться к роли не только интеллектуально, но и физически. Для того чтобы обрести форму, достойную героини крутого боевика, Райдер по несколько часов в день занималась на тренажерах. «После тренировок во мне разыгрывался зверский аппетит, – вспоминает она. – К счастью, у меня хороший обмен веществ, поэтому мне не пришлось сидеть на специальных диетах. Но все свободное время я бегала трусцой, плавала в бассейне, даже лазала по горам. Я решила, что не уступлю в крутости ни одному из моих партнеров. Представьте себе мое разочарование, когда я пришла на примерку костюмов! Оказалось, что моих мускулов никто не увидит – даже в викторианских драмах шея и руки у меня были более открыты! А тут меня затянули в кожу и ткань с головы до ног».

В новой серии «Чужого» действие происходит на космической станции, где ведутся эксперименты по созданию биологического оружия. Зловещий доктор Рен восстанавливает погибшую в третьей серии Эллен Рипли из сохранившихся остатков ее генетического материала и вычленяет из нее зародыш инопланетного монстра. Воскрешенная Рипли пытается убедить работников станции, что их эксперименты закончатся крахом, но ее не слушают. Единственный выход – обратиться к группе наемников, прилетевших на станцию с очередным грузом.
Среди этого полууголовного сброда оказывается девушка по имени Анна-Ли Колл. Она не похожа на других, но Рипли не знает, до какой степени Колл отличается от крутых парней, занимающихся космической контрабандой…
«Я с самого начала понял, что нам придется адаптировать характер героини к характеру Уиноны, – говорит режиссер Жан-Пьер Жене. – В сценарии Колл очень крута, и мне показалось, что для Уиноны это будет не очень интересно. Гораздо интереснее сыграть персонаж космического ужастика как девочку из сказки – этакую Красную Шапочку, заблудившуюся в страшном лесу. И ей удается выкручиваться с помощью мозгов и присутствия духа».

Мозги и присутствие духа требовались этой актрисе с раннего детства. Уинона Горовиц родилась в семье интеллектуалов-леворадикалов. Отец и мать Уиноны известны как авторы феминистского труда «Женщина-шаманка, новая женская линия». В предисловии к этой книге они обозначили себя как «директоров единственной в мире библиотеки, посвященной исключительно литературе о влияющих на сознание наркотиках». Их дочь родилась в городе Уинона, штат Миннесота, и получила имя в честь места рождения.
Родители Уиноны категорически отказывались от благ «общества потребления». Они до сих пор занимаются весьма нестандартными делами: отец Уиноны пишет исследования о литературе 60-х годов, мать основала фирму, которая снимает роды по заказу рожениц и их мужей. А в 70-е годы мистер и миссис Горовиц вращались в тусовке хиппи, жили в сельскохозяйственной коммуне, дружили с Тимоти Лири, который стал крестным отцом их дочери, и не считали, что дети обязывают родителей вести традиционный образ жизни.

«Мои родители занимались только тем, что их увлекало, – говорит Райдер. – У них совершенно не было денег. Мы жили в коммуне, там было много детей; у нас не было ни электричества, ни водопровода, ни отопления – только печка. Раз в неделю папа покупал нам большую бутылку сладкой газировки, и это был праздник. Но родители компенсировали нашу бедность огромной любовью и нежностью, которую мы чувствовали каждый день и каждый час. Когда я стала получать большие деньги, мне первое время было стыдно. Мне казалось, что я занимаюсь какой-то пустой, ненастоящей работой. Я шла с друзьями из коммуны на рок-концерт, и мне казалось, что все на меня смотрят и говорят: «Смотри-ка, она купила ботинки за 400 долларов!» Наверное, я все это выдумывала, но мне казалось, что быть богатой плохо. Однажды мой приятель хотел меня подвезти, и вдруг говорит: «Слушай, извини, у меня в машине грязно!» Я ему в ответ: «Слушай, в машине, на которой я ездила в детстве, на заднем сиденье росли грибы! Пока она не сломалась».

После долгих переездов с места на место семья Горовиц обосновалась в городке Петалума в штате Калифорния. Уинону отдали в местную школу, о которой она до сих пор вспоминает с содроганием.
«На третий день меня избили одноклассники, потому что решили, что я – мальчишка-гей, – рассказывает она. – Наверное, потому что у меня были короткие волосы. Шестеро парней избили меня так, что у меня треснуло ребро, а на голову пришлось накладывать шесть швов. Я шла по коридору, а они подбежали ко мне, начали дразнить и называть меня девчонкой. Я ответила им: «Но я действительно девочка». Они совсем рассвирепели и начали меня колотить. Это было ужасно. Обиднее всего, что директор школы отказался их наказать, заявив, что я сама во всем виновата. Я, видите ли, подрываю дисциплину в школе!»
Родители Уиноны были в ярости, но они ничего не смогли сделать. А Уинона категорически отказалась идти в школу – она была слишком обижена и напугана. Поскольку другой школы рядом не было, двенадцатилетней девочке пришлось учиться дома – с ней по очереди занимались родители. «Мне очень быстро стало скучно, – вспоминает актриса. – Телевизора у нас не было, и вскоре я увлеклась книгами. Уроки я учила за час, а все остальное время могла читать. Вскоре книги стали моими лучшими друзьями. Том Сойер, Холден Колфилд, Джо Марч помогали мне справиться со скукой. Братья и сестра были в школе, родители заняты своими делами. Я могла целый день просидеть в библиотеке».

В 1996 году, на гребне успеха, Уинона Райдер встретила одного из парней, колотивших ее в школе. Он пришел попросить у нее автограф, и она напомнила ему о давнем инциденте. «Он был в ужасе, – смеется актриса. – Мне казалось, он вот-вот наложит в штаны».
Разумеется, бывший мучитель не получил никакого автографа. Но парадоксальным образом давний инцидент в школе стал важным звеном в цепи событий, приведших Уинону Горовиц к звездной славе. Через несколько месяцев домашнего обучения, родители, обеспокоенные замкнутостью и нелюдимостью дочери, решили записать ее на актерские курсы в Американский театр-консерваторию в Сан-Франциско – просто для того, чтобы девочка могла немного раскрепоститься и научилась без страха общаться со сверстниками.
Нони (так называли однокурсники Уинону) быстро освоилась на курсах. В 13 лет она впервые пошла на кинопробы в фильм «Пустыня в цвету». Роли она не получила (взяли Аннабет Гиш), но режиссер Дэвид Сельтцер увидел ее фотографии и пригласил в фильм «Лукас».

«Я впервые оказалась на съемках, – вспоминает Райдер. – Первый день на съемочной площадке был ужасный, я ничего не знала, ничего не понимала и стеснялась спрашивать. Никогда раньше я не видела, чтобы столько взрослых людей собирались на таком малом пространстве. Не хочу сказать, что они были злые или противные, но они явно не умели работать с детьми. Мы были предоставлены самим себе, и это мне помогло. Я быстро освоилась. В театральной школе мне все время говорили, что я очень тихо говорю. А здесь остальных ребят просили говорить потише, а меня не трогали, и вскоре я почувствовала себя опытной актрисой».
Когда закончились съемки, режиссер спросил, как писать в титрах фамилию Горовиц, и юная актриса, решив, что взрослые все равно ее переврут, попросила написать более простую фамилию Райдер.

«Кадриль» пробудила в Райдер вкус к лицедейству; следующий фильм, «Битлджус», сделал ее знаменитой и положил начало этапу ее сотрудничества с Тимом Бертоном – этим бульварным магом, творящим новую киномифологию на шлаках популярных жанров.После «Лукаса» Уинона согласилась снова пойти в школу – разумеется, не в ту, где ее избили, а в другую. Раз уж она может сниматься в кино, значит, как-нибудь сможет ездить в школу! Поэтому в новом фильме она снялась только через год, в следующие летние каникулы. Назывался он «Кадриль», и на сей раз начинающая актриса играла не в компании актеров-сверстников, а вместе с прославленными лицедеями – Джейсоном Робардсом и Джейн Александер. «Я обожала наблюдать, как они готовятся к роли, – говорит Райдер. – Сначала я пыталась им подражать. Потом начала понемногу понимать, как проникать в душу героев…»

«Я очень хорошо помню свою первую встречу с Бертоном, – говорит Райдер. – Войдя в его кабинет и увидев Тима, я решила, что этот парень не может быть режиссером-постановщиком. Молодой, всклокоченный, весь в черном. Забавнее всего, что у меня в то время тоже был «черный» период. Мы выглядели как сиамские близнецы! Трудно сказать, кто из нас был более всклокочен. Некоторое время мы смотрели друг на друга, потом я спросила, могу ли я видеть мистера Бертона. Он поклонился, пригласил меня сесть, мы поговорили, и я получила роль без всяких проб».
Съемки снова совпали по времени с летними каникулами. Райдер, которой тогда было 15 лет, вспоминает съемочную площадку Бертона с воодушевлением: «Тим работает удивительно, он совершенно не похож на остальных режиссеров. Актерами он в основном управляет с помощью жестов. Между нами мгновенно установилось полное взаимопонимание, похожее на телепатию. Стоило Бертону открыть рот, как я уже знала, что он мне скажет».

После съемок Райдер пришлось снова вернуться в школу, но на сей раз она была уже не анонимной девчонкой, а знаменитой актрисой, снявшейся в одном из самых популярных фильмов сезона. Тем не менее она снова почувствовала себя затравленной и решила как можно быстрее начать сниматься в следующем фильме – чтобы не ходить в школу. На пробах в ленту «1969» она, по ее признанию, старалась играть плохо, потому что ей совершенно не нравился сценарий, но, к удивлению Уиноны, ее взяли, и даже похвалили. «Режиссер этого фильма был грязный тип, – нехотя вспоминает она. – Но не могу сказать, что мне там было из рук вон плохо. Моим партнером стал Роберт Дауни-младший, мы с ним много дурачились на съемках. У нас был фирменный прикол: после того, как мы играли какую-то дурацкую сцену всерьез, после команды «стоп» сразу же разыгрывали ее в комическом духе».
«1969» и «Большие огненные шары» ничего не добавили к зарождающейся славе актрисы. Во время съемок в «Шарах» Райдер начала страдать бессонницей, которая преследовала ее на протяжении пяти лет. Уехав на съемки – на сей раз в Мемфис, – Райдер купила себе гитару и попыталась научиться брать самые простые аккорды. По вечерам молодежь тусовалась с музыкантами, и веселье обычно продолжалось до утра. Побывала Уинона и в студии Sun, где можно было увидеть микрофон, который держал в руках Элвис Пресли…

Райдер было 16 лет, она чувствовала себя одинокой, ей не с кем было посоветоваться; сегодня она с некоторым смущением вспоминает, что пыталась справиться с бессонницей, обкладывая себя в постели апельсинами, потому что они приятно холодили кожу. «Я думала, что заболела чем-то смертельно опасным и скоро умру, – вздыхает актриса. – Я лежала и паниковала. А часы показывали сначала 3, потом 4, потом 5. Мне было очень страшно. И с того дня я не могла спать. Нигде – ни дома, ни в отеле, ни в самолете».
Но несмотря на подступающий нервный кризис, карьера Райдер была на взлете. Следующий фильм – «Четыре девушки по имени Хизер» – прославил ее как актрису и сделал символом поколения. Эта страшноватая и поучительная история о том, как нелегко выжить в старших классах американской школы, почти мгновенно стала культовым фильмом у подростков.
«Это был решающий поворот в моей карьере, – вспоминает Райдер. – Честно говоря, сценарий попал мне в руки совершенно случайно, его дал мне почитать мой приятель, который тоже одолжил его у кого-то на пару дней. Как только я начала читать, поняла, почему сценарий ходит у подростков по рукам – это было гениально! Впервые в жизни о проблемах подростков говорилось без традиционной снисходительности взрослых. Все было совершенно искренне и вместе с тем так смешно, что я не могла удержаться от хохота, хотя ассоциации у меня были не такие уж приятные. Я дочитала и бросилась звонить Майклу Леманну. Я сказала, что это лучший сценарий из всех, которые я когда-либо читала, и что я согласна сниматься в любой роли, даже в эпизоде, и что готова работать бесплатно! Такое со мной было только раз в жизни!»

Впервые Райдер стала стержнем проекта – благодаря ее имени режиссеру удалось запустить в производство довольно рискованный фильм, который с юмором говорил о «школьных джунглях». Райдер сыграла старшеклассницу Веронику, которая пытается равняться на компанию девиц, терроризирующих школу. «Мы показывали фильм в университетских кампусах по всем штатам, – рассказывает Райдер. – Молодежь была в восторге, взрослые часто обвиняли нас в безответственности и издевательствах над проблемами подростков, страдающих манией самоубийства. До сих пор я получаю много писем от ребят, которые посмотрели «Четырех девушек…» и благодарят меня за то, что мы его сделали. И до сих пор я упрашиваю сценариста Дэниэла Уотерса написать продолжение…»
После съемок в «Четырех девушках…» Райдер была совершенно вымотана. Бессонница не отступала. Врачи советовали сменить обстановку. Но друг Райдер Джим Абрахамс попросил ее помочь: если она согласится сниматься в фильме «Добро пожаловать домой, Рокси Кармайкл», проект удастся запустить. «Я не могла отказать другу, – говорит актриса. – К тому же мне казалось, что мода на меня вот-вот пройдет, и я старалась не упустить время».

«…Рокси Кармайкл» не имел особого успеха, но к тому времени Райдер поджидал новый проект – третий за год. Она согласилась сниматься в фильме «Русалки» с Шер и Кристиной Риччи, хотя силы ее были на исходе. Эта лента подтвердила статус Райдер как молодежной звезды, но лишила возможности сняться в третьей серии «Крестного отца» – актриса была так измучена, что в январе 1990 года, прилетев в Рим на съемки, сразу же слегла с высокой температурой и несколько недель пролежала в госпитале в критическом состоянии. Коппола был вынужден в последний момент заменить ее на свою дочь Софию.
Скептически настроенные голливудцы немедленно провозгласили, что карьере Райдер пришел конец – она едва не сорвала съемки крупнобюджетного фильма, у нее сильнейший нервный срыв, ее отношения с дружком Джонни Деппом зашли в тупик…
С Деппом Райдер познакомилась примерно за год до этого. Депп, которого пресса величала серийным покорителем женских сердец, давно приучил всех к своим экстравагантным выходкам – он увлекался рок-музыкой, обожал громить номера в отелях, постоянно появлялся на вечеринках в компании модных красавиц – от Шерилин Фенн до Дженнифер Грей. Став приятелем Уиноны Райдер, он начал вести себя скромнее, но не смог удержаться от показного жеста – вытатуировал на бицепсе «Уинона – навсегда». «Татуировку, в отличие от кольца, нельзя по ошибке спустить в унитаз», – небрежно объяснил он свой жест. А в 1990 году Райдер и Депп вместе снялись в пользовавшейся феноменальной популярностью сказке «Эдвард – руки-ножницы», которую поставил их общий приятель Тим Бертон.

Райдер заявила, что согласна делать для Тима Бертона все, что он потребует. Ради него она, поклонница мрачных тонов и стилей, впервые перекрасилась в блондинку и надела бело-розовые наряды. Соединяя мыльный жанр и классический фильм ужасов, Бертон сделал героиню Райдер представительницей опрятной, чистенькой, «мыльной» Америки, которой противостоит мрачный, мятущийся герой Деппа – современный Франкенштейн, искусственный человек, которому создатель не успел доделать руки. Отношения героев обречены, ибо мыльная Америка согласна взирать на искусственного человека только как на диковинку из кунсткамеры и никогда не признает в нем равного. Отношения двух молодежных кумиров – Райдер и Деппа – тоже были обречены, потому что они стали диковинкой в квадрате. С самого начала их жизнь была довольно бурной, и по прошествии четырех лет они расстались – тоже довольно бурно, хотя сегодня Райдер говорит, что причиной разрыва стали не ссоры, а навязчивое внимание масс-медиа. «Мы чувствовали себя загнанными в угол. Каждый день какой-нибудь бульварный еженедельник писал, что мы либо изменяем друг другу, либо расстались, либо тайно поженились. Минимум раз в месяц писали, что я беременна. Мне казалось, что под ухом у меня постоянно зудит комар, которого невозможно отогнать. Мне все время объясняли, кто я такая. Я – Уинона! Я сексуальна! Я очаровательна! В конце концов я вообще перестала понимать, кто я такая. Пыталась уехать и жить дома в Петалуме, но меня доставали и там. И тогда мы с Джонни расстались. Наверное, мы были слишком молоды, слишком категоричны, слишком впечатлительны».

Райдер отказывается продолжать эту тему. Они действительно расстались раз и навсегда и никогда больше не давали прессе пищи для сплетен. Райдер не говорит о Деппе, Депп – о Райдер. Более того, с тех пор Райдер с маниакальной тщательностью оберегает свою личную жизнь от посторонних. Известно, что после Деппа она стала встречаться с музыкантом Дэйвом Пирнером, с которым познакомилась на концерте в 1993 году. Они очень несхожи – Райдер никогда не баловалась наркотиками, Пирнер не скрывает, что употребляет их; он прост в одежде, она считается одной из самых элегантно одетых женщин Америки; он не смог сделать головокружительной карьеры, хотя имеет круг верных поклонников, она стала суперзвездой. Но оба любят читать и не спать по ночам.
Сегодня Райдер может позволить себе такую роскошь – пора бессонниц миновала, ей удалось справиться с нервами и снова обрести себя. В 1990 году, выйдя из больницы, она решила кардинально изменить свою жизнь. Райдер уехала в Нью-Йорк и попыталась на время уйти с голливудской арены. Она сменила агентство и стала клиенткой могущественного Creative Artists Agency, где ей смогли предложить интересные и разнообразные проекты.

В 90-е годы Райдер начала сотрудничать с независимыми кинематографистами. В 1991 году в прокат вышел фильм Джармуша «Ночь на земле», где Райдер в паре с легендарной Джиной Роулендс сыграла в новелле о таксистке и голливудской агентше по подбору актеров. Райдер говорит, что сама набилась на работу с Джармушем, потому что является ярой фанаткой этого культового постановщика. «Когда я говорила, что люблю фильмы Джармуша, мои нью-йоркские друзья советовали мне связаться с ним, но я боялась и стыдилась того, что я голливудская актриса. В конце концов нас познакомили общие друзья, мы вместе поужинали, и Джим сказал, что все время мечтал снимать меня. Сначала я подумала, что он надо мной издевается. Но Джим дал мне сценарий и сказал, что там есть мужская роль, которую он для меня переделает в женскую. Джим снимает очень быстро, весь эпизод занял всего пару недель. В первый день я была почти в шоке из-за того, что общаюсь с самой Джиной Роулендс. Она сидела сзади меня в такси, и во время диалога мы смотрели друг на друга через зеркало дальнего вида. Мне все время казалось, что, когда я снова подниму глаза, Джина исчезнет – уж слишком все это было похоже на сказку! Она была очень красива, вежлива, предупредительна, но я робела в ее присутствии и так и не смогла сказать, что с детства являюсь ее поклонницей…»
Работа у Джармуша вернула Райдер уверенность в себе, но следующий проект – «Дракула Брэма Стокера» – заставил ее снова вернуться в Голливуд, хотя поначалу фильм о трансильванском вампире задумывался как скромная телепостановка, которую хотел делать утонченный британец Майкл Эптид.

Райдер говорит, что в начале 90-х годов была готова сниматься на телевидении, потому что в большом кино ей предлагали совершенно отвратительные сценарии. Однако научившись говорить «нет», она повторяла это слово до тех пор, пока в руки ей не попал сценарий «Дракулы…», написанный Джимом Хартом.
Когда стало известно, что Райдер проявила к нему интерес, «Дракулу…» немедленно повысили до статуса кинофильма и потребовали пригласить более коммерческого режиссера. Проглотив гордость, актриса отправилась к Копполе, с которым не разговаривала с того злополучного дня, когда она заболела в Риме накануне съемок.
«Сегодня все почему-то говорят, что это я раскрутила проект «Дракулы…», – пожимает плечами актриса. – На самом деле я всего лишь дала почитать сценарий Копполе, и ему стало интересно. В конце концов фильм получился совершенно не таким, как сценарий, в котором не было никаких спецэффектов, и все выглядело очень интеллектуально».
Райдер мечтала об «интеллектуальном триллере»; Коппола сделал довольно помпезный костюмный ужастик, в котором актеры были всего лишь виньетками в интерьерах. «Я не люблю этот фильм, – признается Райдер. – Я не нравлюсь себе в этой роли. Сценарий написан как интимный дневник, и мне казалось, что фильм будет в стиле Мерчанта-Айвори, а получилась голливудская страшилка. Работа в «Дракуле…» была мне в тягость, я по-прежнему страдала от бессонницы, я чувствовала себя куском мяса в огромном салате».

Гораздо более приятные воспоминания остались у Райдер о работе над другой костюмной лентой – экранизацией романа Луизы Мэй Олкотт «Маленькие женщины». Она сыграла Джо Марч – ту самую героиню, которая была ей «другом» в детстве. Фильм сняла австралийская постановщица Гиллиан Армстронг, которая постаралась создать на съемочной площадке почти семейную обстановку. «Режиссеры-женщины отличаются от постановщиков-мужчин, – говорит Райдер. – В критических ситуациях мужчины либо хамят, либо стесняются. Они боятся говорить о сексуальности, о чувственности. В женской компании даже мужчины-актеры стали вести себя по-домашнему. Не думаю, что они обидятся, если я скажу, что они стали нам как братья».Коппола снимал на видеопленку все репетиции и подробно разбирал с актерами, что, по его мнению, они делают неправильно. Райдер говорит, что ненавидит такой метод работы: «Для меня репетиция – это тренировка за минуту перед съемкой». Когда начался съемочный период, Райдер страдала из-за нелепых нарядов, уродующих ее причесок, чрезмерной косметики, но больше всего – из-за «фирменных» методов Копполы при работе с актерами. Для Копполы было очень важно, чтобы актер был абсолютно естественным перед камерой; поэтому если по ходу сцены героиня Райдер должна была быть подавленной и расстроенной, Коппола кричал на актрису: «Шлюха!»
«Я никогда не говорила плохо о «Дракуле…», – пожимает плечами Райдер. – Но сегодня мне не нужно быть «любимой актрисой Копполы» для продолжения карьеры. Я не хочу говорить о Фрэнсисе с неуважением, но мне было очень гадко. К тому же его методы на меня не действовали. Когда на меня кричат, я не плачу и не расстраиваюсь, а наоборот, впадаю в ярость. Он ждал от меня слез, а я злилась. Это было очень глупо».

Фильм «Маленькие женщины» был посвящен Полли Клаас – 12-летней школьнице из Петалумы, которая была похищена и убита маньяком. Когда Уинона Райдер узнала, что живущая по соседству с ее семьей девочка попала в беду, она пыталась помочь в поисках, обращалась к похитителю по телевидению и пообещала награду в 200 тысяч долларов тому, кто поможет в поисках. Участие Райдер не спасло Полли, но после ее смерти актриса основала Фонд Клаас, который занимается помощью детям, попавшим в беду.

Райдер признается, что ее тоже в свое время преследовали маньяки, но говорит, что обсуждать эту тему ей не хочется.
«Самый страшный маньяк – это масс-медиа, – говорит она. – Разве можно сравнивать пьяницу, который увидел меня в универмаге и заорал на всю улицу «Уинона!», и прессу, которая следит за тобой 24 часа в сутки? Омерзительнее всего было во время поисков Полли. Нужно было привлечь к этому похищению внимание общественности, чтобы полиция продолжала искать девочку, но журналы и газеты отказывались писать о похищении на первых полосах, если я не дам им интервью. Ведь это патология, не правда ли?»
Похоже, Райдер очень не любит сегодняшнюю жизнь в Америке. Иначе как объяснить, что практически все ее последние фильмы на современные темы оказываются малоудачными – будь то «Мальчики» или «Как сделать американское одеяло»; а фильмы, действие которых разворачивается в прошлом или будущем – «Воскрешение Чужого», «Маленькие женщины» и даже «Дракула…», – имеют большой успех.

«Не забывайте про фильм «Реальность кусается», – защищается Райдер. – Нас очень хвалили, а действие происходит в 90-е годы!»
Ну, по большому счету, эту ленту о проблемах «поколения «икс» уже сегодня можно рассматривать как исторический фильм – ведь он жестко привязан даже не к 90-м годам, а к конкретному 1994 году!
«Считайте это совпадением», – улыбается Райдер. Ей явно не хочется спорить с представителем презренного племени прессы.
Хочется надеяться, что когда-нибудь этой женщине-эльфу станет уютнее в современной жизни, и это будет запечатлено на экране. Возможно, это произойдет уже в следующем сезоне: ведь сейчас Райдер снимается у Вуди Аллена.

Сьюзен Хоуард

Статьи про актеров

3 комментария »

  1.  

    Анастасия пишет

    8 июня 2017 @ 9:52 дп

    Статья называется “Кортни Кокс”, а пишут про Уинону Райдер. Что за бред вообще??

  2.  

    adminstudio пишет

    8 июня 2017 @ 6:19 пп

    Да точно -исправил.

  3.  

    СТУДИЯ 6 » УИНОНА РАЙДЕР: ДИТЯ КОНТРКУЛЬТУРЫ В КОММЕРЧЕСКОМ МЕЙНСТРИМЕ пишет

    8 июня 2017 @ 6:38 пп

    […] роли играют женщины. Статная Сигурни Уивер и хрупкая Уинона Райдер стали идеальными […]

Комментарии RSS · Адрес для трекбека

Оставьте свой комментарий

Имя: (обязательно)

Почта: (обязательно)

Сайт:

Комментарий: