Актриса из английской колонии сыграла роль самой великой британской королевы и удостоилась премии Британской академии искусства кино и телевидения за лучшую женскую роль. С этого головокружительного взлета началась настоящая звездная карьера австралийской актрисы Кейт Бланшетт.

keit blanshet В этом году Бланшетт считалась самой верной кандидаткой на “Оскар“. Ее роль в исторической драме “Елизавета“ критики назвали сенсационной, ей вручили и “Золотой глобус“, и премию BAFTA, однако золотая статуэтка Американской киноакадемии ускользнула от нее и досталась американке Гвинет Пэлтроу. Почему? Некоторые считают, что в текущем сезоне был перебор иностранцев. Бланшетт же – австралийка и не собирается перебираться в Голливуд.

Есть и другая версия. В этом году две актрисы выдвигались на “Оскар“ за роль королевы Елизаветы. Одна – Джуди Денч, сыгравшая английскую королеву в фильме “Влюбленный Шекспир“, – получила заветную премию. Другую – Кейт Бланшетт, исполнительницу заглавной роли в фильме “Елизавета“, – “прокатили“. Причина? Страх академиков перед потенциальными насмешками – если в прошлые годы они раздавали по два-три “Оскара“ Спилбергу и Кэмерону, то теперь, мол, создают “дважды оскароносных“ персонажей. А почему прокатили именно Бланшетт? Очень просто: Денч – актриса немолодая, заслуженная, в прошлом году ее выдвигали на “Оскар“ за роль еще одной английской коронованной особы – королевы Виктории, – но статуэтку не дали. А Бланшетт – молодая, следовательно, у нее все впереди.

Кстати сказать, в ближайшее время на экранах появится сразу несколько фильмов, которые вполне могут принести Бланшетт новую номинацию. В их числе и новая киноверсия знаменитой пьесы Оскара Уайльда “Идеальный муж“. Чем не повод для выдвижения на “Оскар-99“? А новый фильм “Управляя полетами“ (Pushing Tin) знаменитого британца Майка Ньюэлла? А работа в новом фильме оскароносного Энтони Мингеллы “Талантливый мистер Рипли“? Пикантная деталь: поначалу Бланшетт взяли на крохотную роль (кастинг проходил до премьеры “Елизаветы“), но когда Мингелла оценил способности актрисы, он срочно расширил ее роль. Верный признак того, что работа Бланшетт будет неординарной. Впрочем, иных у нее не бывает. “Когда я впервые увидел Кейт, то сразу же понял, что ее ждет судьба великой актрисы“, – говорит режиссер “Елизаветы“ Шекхар Капур.

Он почти полгода искал исполнительницу главной роли в своем жестоком и виртуозно сконструированном историческом полотне о восхождении к вершине славы самой знаменитой из английских королев. Когда Капур окончательно отчаялся, ему совершенно случайно попался на глаза рекламный ролик фильма “Оскар и Люсинда“, в котором главную роль играла Бланшетт. По словам Капура, его заворожило лицо актрисы – особенно в сцене, когда она выныривает из воды, окруженная воздушными пузырьками.
“Когда ты готовишься снимать фильм, то прежде всего ищешь лица для этого фильма, – говорит Капур. – Очень трудно описать, что именно ты ищешь, пока перед тобой не предстанет нужное лицо. Увидев этот кадр, я ощутил некое воздушное сияние, мне показалось, что Кейт – существо не от мира сего. Именно такой я представлял себе Елизавету в финале фильма – возвышенной и отчужденной от людских страстей. И в то же время в глазах Кейт горел огонек, который заставил меня почувствовать, что она сможет сыграть и в начальных сценах фильма, когда молодая Елизавета только взошла на престол“. “В Кейт действительно есть удивительная двойственность, – соглашается с Капуром Джеффри Раш, играющий в “Елизавете“ советника королевы, сэра Уолсингема. – У нее хулиганское чувство юмора, она очень простой и веселый человек. Однако вдруг наступает момент, когда ты смотришь на нее и мысленно говоришь: “Господи, как же ты красива!“ Она словно все время преображается, превращаясь из простушки в красавицу и наоборот“.

Кейт Бланшетт уверяет, что в детстве вовсе не собиралась становиться актрисой. “Конечно, любой ребенок обожает выпендриваться перед взрослыми, – говорит она, посмеиваясь. – И, разумеется, если ребенок становится лицедеем, все дружно уверяют, что его способности к этому проявлялись чуть ли не с младенчества. Но я с детства была очень нахальной девчонкой и потому, мечтая о театре и кино, видела себя только в качестве режиссера“. Кейт родилась в Мельбурне 1 января 1969 года. Ее мать работала учительницей (предки Бланшетт по материнской линии приехали в Австралию из Франции, отсюда и ее французская фамилия). Отец Кейт был американским военным моряком родом из Техаса. Однажды Бланшетт обронила странную фразу: “Я знаю об отце только то, что у него был красивый почерк“. В другой раз она сказала, что отец с матерью пытались начать семейный бизнес, связанный с рекламой и маркетингом. Говорить на эту тему подробнее она категорически отказывается, однако можно предположить, что ее отца практически никогда не было дома. Когде Кейт было 10 лет, он умер от сердечного приступа.

“Я тогда больше всего волновалась за маму, – говорит сегодня Бланшетт. – Дети удивительно быстро адаптируются“. Зачастую люди потому становятся актерами, что стремятся убежать от себя и забыть душевные травмы детства. Когда Кейт Бланшетт начала обретать известность, журналисты приложили массу усилий, чтобы раскопать что-нибудь сенсационно-гадкое о новоявленной знаменитости. Но их ждало разочарование – ни друзья, ни родственники Бланшетт не рассказали ничего сверх того, что уже было известно. Сама же Бланшетт утверждает, что ее детство было совершенно обычным. Кейт была средним ребенком в семье и постоянно мирила старшего брата с младшей сестрой. Сегодня ее брат Боб занимается компьютерами, а сестра Женевьева – театральный художник. (“Я недеюсь, что когда-нибудь мы сможем поработать вместе“, – дипломатично говорит Кейт, когда ее спрашивают об отношениях с родственниками).

Еще она вспоминает, что у них была собака по имени Снупи (“очень низкорослая, быстрая и хваткая“). И что ей (Кейт, а не собаке) очень нравилось ходить в школу. “Вернее, мне нравился процесс учебы, – уточняет она. – Я всегда хорошо училась, так как была перфекционисткой. У нас была огромная школа, в которой занимались около 2000 человек, но я чувствовала себя обособленной. Наверное, я одиночка по натуре“. Бланшетт не углубляется в школьные воспоминания, очевидно, чувствуя, что из них никак не складывается картинка счастливого детства, однако охотно перечисляет мелкие “нейтральные“ детали, упоминания о том, что одноклассницы называли ее не иначе как Бланш, что она занималась в теннисной команде и даже эпизодически играла на школьной сцене. На все расспросы о ее семье Бланшетт отделывается вежливой фразой: “Я не могу говорить о других людях – к тому же они не любят, когда другие копаются в их жизни“.

Несмотря на известность Бланшетт, в ее биографии много пробелов. По неподтвержденным слухам, в юности она много путешествовала и вела довольно авантюрную жизнь. В прессе публиковались рассказы о том, как Кейт, после того как истек срок ее английской визы, улетела из Великобритании первым же рейсом и в результате оказалась в Египте – без знания языка, без денег и без знакомых. Согласно этой версии, она впервые дебютировала перед камерой, снимаясь в массовке какого-то египетского фильма. Сама же Бланшетт рассказывает только официальную версию своих похождений, согласно которой она сначала училась на факультете экономики Мельбурнского университета, а затем перешла в Национальный институт драматического мастерства (НИДА). “В университете все было очень солидно, – рассказывает она. – В те времена я не сомневалась, что когда-нибудь займу место в отделе международных отношений какой-нибудь солидной фирмы. Историю искусств я решила изучать, что называется, для души, однако постепенно осознала, что это нравится мне гораздо больше, чем экономика. А к концу четвертого курса мне вдруг стало невыносимо скучно разбирать материалы о сезонных перегонах скота в 1860 году!“

Друзья Бланшетт говорят, что переломным моментом в ее жизни стало участие в студенческой постановке. Ее взяли на одну из эпизодических ролей, которую она сыграла так, что исполнительница главной роли искренне удивилась, почему Бланшетт до сих пор не переквалифицировалась в актрисы.
“Это было не совсем так, – уточняет Бланшетт, когда ей напоминают об этом. – Во-первых, эта девушка сразу же сказала мне, что я ей не нравлюсь. Прямо в лицо. Я была поражена ее прямотой. Неужели человек может безо взяких комплексов говорить все, что он думает? А через несколько дней она же сказала мне: “Почему бы тебе не пойти в школу драмы?“ И я подумала: “А действительно – почему бы и нет?“

Бланшетт смогла пройти строгий конкурс и поступила в НИДА, хотя даже в то время не была уверена, что станет актрисой. “Мне очень не нравилось то, что актрисы зависимы от других, – говорит она. – И я вовсе не собиралась окончательно утверждаться в этой профессии. Мне казалось, что я немного позанимаюсь этим для собственного удовольствия, а потом найду себе что-нибудь другое – поступлю в архитектурный институт, например“. Но на третьем курсе Кейт сыграла заглавную роль в студенческой постановке “Электры“, и театральный мир Австралии признал в ней звезду. Бланшетт не очень охотно вспоминает о своем первом успехе. Причина отчасти кроется в том, что главную роль должна была играть другая студентка, Кейт же начала репетировать всего за 10 дней до премьеры. Как и почему произошла эта замена – не совсем ясно: Бланшетт говорит об этом довольно уклончиво.

“Это произошло страшно неожиданно, – говорит она. – И к тому же довольно неприятно – Электру должна была играть другая девушка, но потом ее пришлось заменить, и ее роль дали мне. Больше никого не было под рукой, понимаете? Мне, конечно, повезло, но у моих сокурсниц это не вызвало восторга. Я даже не подозревала, сколько неприязни ко мне скопилось у них. Об этом я узнала много позже“. А вот настоящие профессионалы приняли Бланшетт восторженно. Джеффри Раш, нынешний партнер актрисы по “Елизавете“, в те годы работал в театре и был спутником жизни австралийской постановщицы и преподавательницы Линди Дэвис, которая ставила “Электру“ в студенческом театре.

“Однажды Линди пришла домой очень взволнованная, – вспоминает Раш. – Она сказала мне, что завтра я должен обязательно прийти на репетицию, потому что они вводят в спектакль новую девушку, и что такого мне еще не доводилось видеть. Я был заинтригован. На следующий день я сидел в зале, и у меня мурашки бегали по коже. Я не верил, что Кейт Бланшетт студентка. Она была совершенно уверена в себе. Она не просто знала, как играть сложнейшую роль классического репертуара, она действительно проживала на репетиции все то, что чувствовала Электра. Передо мной была актриса с великолепным воображением, удивительно эмоциональная и вместе с тем очень здравомыслящая“. Сама Бланшетт вспоминает о своей работе совершенно иначе: “У меня не было времени на репетиции, я успела только выучить текст и развод мизансцен. Времени на страх тоже не было – и слава Богу! Мне пришлось полностью сосредоточиться на роли и не думать, провалюсь ли я или добьюсь успеха. Все было в моих руках“.

Скромный студенческий спектакль стал сенсацией, его играли много раз, о Кейт Бланшетт писали восторженные рецензии. Когда в 1993 году она окончила институт, у нее было много заманчивых предложений от ведущих трупп. Поколебавшись, Бланшетт выбрала Sydney▓s Theatre Company. В первом же сезоне она получила премию театральных критиков Сиднея как лучшая актриса-дебютантка года за роль в пьесе “Танцы с Кафкой“. А в 1994 году Sydney▓s Theatre Company решил поставить пьесу Дэвида Мамета “Олеанна“, и главную роль дали недавней выпускнице НИДА. По забавному совпадению партнером Бланшетт в пьесе стал Джеффри Раш, свидетель ее первого успеха. “Поначалу я думала: “Ни за что не смогу сыграть в этой женоненавистнической чепухе“, – говорит Кейт о знаменитой пьесе-исследовании, посвященной борьбе полов. – Но когда перечитала “Олеанну“ еще раз, меня вдруг охватила такая злость, что я решила обязательно сыграть в этой пьесе так, чтобы мое отношение к поставленным в ней проблемам было видно всем, кто придет в зал!“
На протяжении всего периода репетиций Бланшетт откровенно сражалась с авторской и режиссерской установкой. Режиссер Майкл Гоу, стиснув зубы, наблюдал, как пьеса постепенно обретает смысл, противоположный авторскому. На генеральную репетицию собрались не только актеры, но и гримеры и уборщицы. Все предвкушали скандал, и он не замедлил грянуть. По сюжету герой, которого играл Джеффри Раш, должен был в конце пьесы ударить героиню Бланшетт. Гоу попросил Раша, чтобы он ударил свою партнершу по-настоящему. Когда же тот выполнил указание режиссера, Бланшетт, вместо того чтобы изобразить страх и ужас, расхохоталась ему в лицо.

“Гоу заявил, что, если я позволю себе такую выходку на премьере, он выгонит меня, – вспоминает Бланшетт. – Я разревелась и целый час не могла успокоиться. И тогда он дал мне в руки волшебный ключ. Он сказал: “Делай все, как подсказывает тебе интуиция, но не своди глаз с Джеффри. Не думай о том, что ты говоришь, просто смотри на него и слушай его слова“. И мы тут же организовали еще один прогон. В зале никого не осталось, кроме нас. Я постаралась сосредоточить всю оставшуюся во мне энергию на Джеффри. И в этот момент пьеса вдруг ожила. Мы словно поднялись на иной уровень взаимопонимания. И на следующий день на премьере сыграли точно так же, как в тот вечер“.

“Олеанна“ стала хитом театрального сезона. Бланшетт сравнивали с Элеонорой Дузе, Сарой Бернар, другими великими актрисами прошлого. За роль в “Олеанне“ она получила национальную премию Rosemont как лучшая театральная актриса года. С этого момента театральная карьера Бланшетт превратилась в череду удач и наград. В 1995 году она получила номинацию на лучшую женскую роль, исполнив роль Офелии в постановке “Гамлета“ в труппе Belvoir Street Theatre Company. В последующих сезонах Бланшетт сыграла Миранду в шекспировской “Буре“, Нину в “Чайке“ Чехова и несколько ролей в пьесах австралийских авторов.

Однако кинопродюсеры поначалу просто не знали, что делать с талантом подобного масштаба. Да и Бланшетт не особенно стремилась работать на съемочной площадке, а потому довольствовалась тем, что эпизодически появлялась на австралийском телевидении в сериалах Australian Broadcasting Company “В сердце страны“ (Heartland), “Город на границе“ (Bordertown) и “Полицейская служба спасения“ (Police Rescue). Дебют Бланшетт в большом кино состоялся только в 1996 году. Брюс Бирсфорд взял ее на одну из главных ролей в фильм “Дорога в рай“ (об американских женщинах-военнопленных в японских концлагерях), где партнершами Бланшетт стали Гленн Клоуз и Фрэнсис Макдорманд. Молодая актриса достойно показала себя в компании номинанток и лауреаток “Оскара“, и вскоре ее имени уже было достаточно, чтобы обеспечить финансирование малобюджетного австралийского фильма “Слава Богу, что он встретил Лиззи“ (режиссер Чери Ноулэн). За этот фильм Бланшетт получила премию Австралийского киноинститута как лучшая актриса второго плана. К слову сказать, Бланшетт стала продюсером следующего фильма Ноулэн “Время мечтать для Алисы“ (Dreamtime Alice), который можно считать условным продолжением “Лиззи“.

Но к тому времени переход Бланшетт в голливудскую лигу “А“ уже назрел. Первую заявку на роль настоящей звезды (пусть и артхаусного профиля) она сделала в фильме “Оскар и Люсинда“ (режиссер Гиллиан Армстронг), в котором сыграла богатую наследницу, мечтающую перевезти из Англии в Австралию стеклянную церковь. “Стекло как актер. Стекло – замаскированная материя, не твердое вещество, а жидкость, притворяющаяся твердым веществом. Оно может быть хрупким как льдинка, тающая на щеке, однако, если его сжать, оно становится крепче любого камня“. Эти строки из романа Питера Кэри “Оскар и Люсинда“ часто применяли впоследствии к самой актрисе. Роль Люсинды Лепластрие продюсеры примеряли на многих актрис – в том числе и на таких знаменитых, как Уинона Райдер, Николь Кидман, Кейт Уинслет, Ума Турман – но, когда посмотрели пробу Бланшетт, единодушно решили, что героиню сыграет она.

“На свете много талантливых актрис и много красивых актрис, – говорит Армстронг. – Но я всегда чувствовала, что Люсинда должна быть не просто красивой. В ней должно быть что-то не от мира сего. Когда я посмотрела пробы Кейт, то сразу поняла, что в ней есть это качество, которое я поначалу даже не могла толком сформулировать – способность удаляться в иные миры. В ней есть что-то волшебное. Она не такая, как все“.
Точно так же говорит о Бланшетт и Джеффри Раш: “Кейт совершенно не похожа на остальных женщин, но эту разницу невозможно описать словами. Я знаю только одно – она одна из самых ярких актрис в мире. Ее способность к перевоплощению безгранична, она никогда не играет на нюансах собственной личности при создании новой роли. Но при всем своем хамелеонстве Кейт очень харизматична и мила, хотя иногда специально притворяется неуклюжей и неинтересной, чтобы к ней поменьше приставали. Впрочем, даже я, поработав с ней на сцене и теперь – в кино, не могу сказать, где кончается Кейт и где начинаются ее героини“.

Как личность Бланшетт не кончается нигде. Ее начитанность и широта кругозора позволяют беседовать с ней обо всем. Говоря о своей работе, она никогда не ограничивается общими словами и охотно делится тем, как готовится к роли. “Был момент, когда я спрашивала себя: не из честолюбия ли я решилась сыграть роль английской королевы? – признается Бланшетт. – Но разве можно было упустить шанс сыграть такой колоритный персонаж! К тому же режиссер фильма Шекхар Капур – индус, и я была уверена, что он сможет показать елизаветинскую эпоху со всем ее насилием, хаосом и религиозным разбродом лучше любого англичанина или американца – ведь житель Индии очень остро чувствует атмосферу исторического разлома! Мне кажется, что человек со стороны способен на более трезвое, почти антропологическое исследование, в то время как англичане многое воспринимают как само собой разумеющееся. В этом-то и заключается основная проблема: до нас дошли не факты, а чьи-то комментарии к этим фактам. Докопаться же до фактов практически невозможно“.

Чрезвычайно интересно, однако, докопаться до того, каким же образом состоялось приглашение Бланшетт на роль Елизаветы. Оказывается, директор по кастингу Ванесса Перейра полгода умоляла режиссера съездить в Австралию и посмотреть на сцене одну потрясающую австралийскую актрису. Шекхар Капур в то время только что приехал в Англию из Индии и вовсе не горел желанием отправляться в еще одно заморское путешествие. Долгое время он откладывал поездку “на потом“, а затем и вовсе забыл о “потрясающей австралийке“. Но когда Капур с гордостью показал своему директору по кастингу рекламный клип “Оскара и Люсинды“, та сердито сказала: “А кого, по-вашему, я проталкиваю в проект уже полгода?!!“ Через несколько дней контракт с Бланшетт был подписан, и подданная бывшей английской колонии начала готовиться к роли королевы.

Первым делом Бланшетт прочитала письма Елизаветы. “Сегодня уже доказано, что письма подлинные, – говорит она. – Знакомясь с ними, можно проследить ход мыслей Елизаветы. Эти документы позволили мне почувствовать стиль этой королевы, ее дыхание. И еще я вдохновлялась портретом 13-летней Елизаветы: у нее на этом портрете удивительно умный и в то же время испуганный взгляд… Елизаветинский мир был чрезвычайно опасным для женщины ее возраста и способностей. Каким же образом эта 25-летняя женщина сумела справиться со всем и превратила свою страну в сверхдержаву? Вот что интересовало нас больше всего“. Порой Бланшетт кажется синим чулком. Однако вскоре убеждаешься в том, что она действительно испытывает живой и неподдельный интерес к истории, искусству и общественной жизни. Она любит поэзию, особенно произведения польского поэта Збигнева Герберта, ее любимая пьеса – “Гамлет“. “Я люблю динамику внутренней борьбы, которой там пропитана каждая строчка, – говорит она. – В большинстве постановок это теряется, режиссерам нравится решительный Гамлет, а не Гамлет-невротик“. Бланшетт обожает современный балет, особенно Tanztheater Wuppertal Пины Бауш. “Хорошая хореография может “остановить, мгновенье“, – замечает она, – так же, впрочем, как и хорошее кино“.

Однако, как мне показалось, охотнее всего Бланшетт говорит о своем муже Эндрю Аптоне (они поженились в июне 1997 года). “Эндрю один из самых рациональных людей, витающих в облаках, – улыбаясь, говорит она. – Он такая гигантская личность, что с трудом умещается между землей и звездами. Такие люди чрезвычайно редки“. Они познакомились в начале 1997 года, когда Бланшетт играла на сцене в “Чайке“, и поначалу очень не понравились друг другу. “Ему показалось, что я холодная и неприступная, я же была уверена, что он заносчивый и дерзкий. Но как только он меня поцеловал, все проблемы исчезли“. Аптон работал на проекте “Слава Богу, что он встретил Лиззи“ монтажером и режиссером вспомогательной группы. Позже он монтировал фильм “Бэйб: поросенок в городе“. Сегодня Аптон подумывает о самостоятельной режиссуре и пишет сценарий, но при этом очень заботливо относится к своей супруге и всячески помогает ей. Поначалу, признается Бланшетт, она даже боялась своего огромного счастья. “Каждый вечер я приходила в театр такой счастливой, что не могла представить себя в третьем акте “Чайки“ – как я могу играть сцены, когда жизнь героини катится под откос? Я говорила себе, что если плохо сыграю или не смогу расплакаться в финале, то просто извинюсь перед коллегами. Но пьеса так хороша, что с первых же минут все становилось на свои места. Наверное, дело в том, что радость и горе питает один и тот же источник“.

Бланшетт и Аптон живут в Сиднее (их квартира находится неподалеку от океана) и мечтают, что когда-нибудь у них будет собственный дом и много детей. “Это те чудеса, которые мы еще не испытали“, – говорит Бланшетт. Чувство юмора помогает ей справиться с негативными сторонами славы. “Австралийцы вообще склонны к самоиронии, – улыбается актриса. – Наверное, это объясняется нашим ландшафтом. В Австралии живет 19 миллионов человек, а территория страны почти такая же, как США. Таким образом, ландшафт доминирует над людьми, которые постоянно должны прилагать немало усилий, чтобы оставить свой след на земле. Отсюда некоторый стоицизм, свойственный австралийцам, и как его следствие – самоирония. Мы любим и умеем смеяться над собой. У нас нет святынь. Мы анархисты“. Каким она видит свое артистическое будущее? “Если бы что-то зависело от меня, я предпочла бы всю жизнь находиться “на грани“ звездной славы. Ожидание чего-то замечательного – это, наверное, самое замечательное чувство. Идеальное состояние для моей души“.

Сьюзен Хоуард

Статьи про актеров

Комментарии закрыты